Серов
21 °C
$87,74
95,76
Присоединяйтесь к нам:

“Коченеешь уже…” В Серове продолжается суд по делу об убийстве и обезглавливании Александра Мурзина

“Коченеешь уже…” В Серове продолжается суд по делу об убийстве и обезглавливании Александра Мурзина
В Серовском районном суде слушается дело об убийстве и обезглавливании человека. Один из фигурантов - Иван Воробьев. Фото: Анна Куприянова, "Глобус"

В Серове продолжается суд по делу об убийстве и обезглавливании Александра Мурзина. В пятницу, 5 июля, суд продолжил исследовать письменные материалы дела.

Напомним, в Серовском районном суде с 28 марта идут судебные заседания по делу об убийстве и обезглавливании Александра Мурзина. Уголовное дело рассматривает судья Евгения Богородская. В убийстве обвиняется Иван Воробьев (часть 1 статьи 105 УК РФ). Второй подсудимый - Александр Степаненков. Мужчина обвиняется в укрывательстве особо тяжкого преступления (часть 2 статьи 316 УК РФ).
Ранее суд продлил Воробьеву срок пребывания под стражей до 14 сентября, заслушал показания свидетелей и потерпевших, и начал исследовать письменные материалы дела. 
На четвертом заседании гособвинитель, помощник прокурора Владимир Зайцев зачитал материалы полутора томов из семи. В пятницу, 5 июля, судебное заседание продолжилось. Зайцев продолжил зачитывать второй том уголовного дела.
Материалы уголовного дела зачитывал помощник прокурора Владимир Зайцев. Фото: Анна Куприянова, "Глобус"
  

Осмотр телефона Воробьева

Гособвинитель зачитал, кому звонил Иван Воробьев с 20 апреля по 1 мая. Были озвучены входящие и исходящие звонки, названа их длительность. Среди вызовов в том числе есть звонки к третьему фигуранту дела - Костину, который умер, не дожив до суда. 1 мая 2023 года с телефона Воробьева было несколько исходящих звонков в полицию. 
Владимир Анатольевич уточнил, что в нижней части телефона есть доступ к отправке быстрых сообщений и диктофону. Имеется запись с названием “22 апреля 21.21”. Напомним, ранее сообщалось, что запись на диктофон была сделана совершенно случайно. 
Помощник прокурора подробно, посекундно зачитал, что попало на диктофонную запись. Судя по хронометражу, она длится почти четыре часа. Запись начинается со звуков иностранной песни: “Помимо музыки слышен шум, перемещение, возня, застегивание замка-молнии. Частое дыхание. В 06.59 музыка заканчивается. Следующая песня в 7.12 прерывается на 5 секунд и продолжается снова. На фоне музыки шум, песня становится громче. Слышны шорохи, звук похожий на волочение. В 18.43 - громкие звуки, схожие со звуком передвижения мебели. В 17.02 музыка прекращается слышен звенящий металлический шум”, - зачитал гособвинитель, указывая временные отметки записи.
Далее помощник прокурора перечислил звуки, записанные диктофоном: шаги, посторонние шорохи, сопение, звуки автотранспорта, тяжелое дыхание. Запись изобилует нецензурной бранью.
- В 25.57 - слышны звуки волочения, сопения. В 27.59 - слова :”Ой, …” и далее сопение, тяжелое дыхание, шорохи. В 31.38 - громкий звук иностранной песни. В 31.35 - звук песни прекращается, далее слышны шаги, слышен шум, скрип. В 35.32 - мужской голос, нецензурная брань, шаги и сопение. В 37.35 и в 38.31 - звук проезжающего автотранспорта. В 38.41 - шум падения, непонятные слова, шаги, тяжелое дыхание. С 43.38 по 53.29 - звуки волочения, тяжелого дыхания. Отдельные слова, нецензурная брань. В 54.16 - мужской голос, нецензурная брань, тяжелое дыхание: “Ой, ..." В 59.24 - слова, нецензурная брань, слова: “Прости”, кряхтение. В 1.00.15 - слова “Что за …”, нецензурная брань. В 1.00.59 - слова “Сил нету”, кряхтение, тяжелое дыхание, В 1.01.02 - слова на фоне тяжелого дыхания “Вот так. Не могу”, нецензурная брань, “И что делать?”. 1.04.07 - слова “Нет Сани” на фоне тяжелого дыхания и шума проезжающих машин. 1.04.17 - слова “Коченеешь уже”, кряхтение. 1.04.56 - слова “Не могу поднять”, сопение, “Что делать-то?” 1.06.32 - слова “Не могу поднять”, сопение. 1.07.22 - слова  “Что делать”, нецензурная брань, - зачитал Владимир Зайцев.

Далее диктофон записал звуки льющейся воды, звук капель, полоскания, шагов.
- В 2.34.34 - шум закрытия двери, далее звук звонка домофона, звуки идущего человека, шуршание пакетов. В 3.02.22 - звуки нажатия кнопки домофона. 
3.18.30 - звук воды, мытья рук. 3.31.12 - звук мужского голоса “Что случилось-то”, нецензурная брань, “Черт его знает”. В 3.40.32 - шуршание пакетов, нецензурная брань, бормотание “Я не знаю, что у нас…, почему”, шуршание, звук шагов. В 3.42.54 - шаги по квартире, звук льющейся воды, шуршание одежды, бормотание, среди которых “Разве бывает столько крови?”. Далее - звуки затирания. “Это же (нецензурная брань) палево”, - зачитал гособвинитель. 
Гособвинитель зачитал диктофонную запись, которая была случайно сделана в телефоне Ивана Воробьева. Фото: Анна Куприянова, "Глобус"

Версии гибели

Перелистывая страницы уголовного дела, Владимир Зайцев озвучил версии гибели Александра Мурзина. Их три. На основании наличия в крови погибшего 6,68 промилле, смерть могла наступить от отравления алкоголем. Вторая версия - Мурзин мог умереть от удара по голове тяжелым предметом. По третьей версии, мужчина мог умереть из-за отделения головы от туловища. 
Далее в уголовном деле следовала проверка показаний Воробьева. 
- Воробьев сделал шаг вперед и кулаком левой руки ударил Мурзина, стоящего к нему спиной, в область лица. Попал в челюсть, от чего потерпевший упал на пол. На полу потерпевший шевелился. Воробьев пошел в комнату, взял за ручку гирю весом 32 килограмма. Взял гирю за ручку и на вытянутых руках уронил ее на тело Мурзина в области шеи. Потом поднял гирю и вновь бросил ее. Затем совершил третий бросок, - зачитал помощник прокурора.
Уголовное дело рассматривает судья Евгения Богородская. Фото: Анна Куприянова, "Глобус"

Моральный вред

К материалам уголовного дела приобщены иски потерпевших к Ивану Воробьеву. Потерпевшими в данном деле выступают Иван Мурзин, сын погибшего. И вдова - Людмила Мурзина.
Иван Мурзин просит взыскать с Воробьева в качестве компенсации морального вреда 5 миллионов рублей. Расходы на приобретения материалов для захоронения и оградки оценены истцом в 47 401 рубль. Помимо этого, Мурзин-младший просит взыскать с ответчика расходы по оплате юридических услуг в размере 5000 рублей. Людмила Мурзина в качестве компенсации морального вреда просит взыскать с Воробьева 5 миллионов рублей. Расходы на оплату услуг юриста в размере 5000 рублей и расходы на отпевание, захоронение мужа - в размере 87 547 рублей.  
В связи с окончанием процессуального времени заседание объявили завершенным. Рассмотрение дела продолжится 26 июля.


Копировать ссылку
Поделиться в соцсетях:

Условия размещения рекламы
Наш медиакит
Комментарии
Популярные новости
Вход

Через соцсети (рекомендуем для новых покупателей):

Спасибо за обращение   

Если у вас возникнут какие-либо вопросы, пожалуйста, свяжитесь с редакцией по email

Спасибо за подписку   

Если у вас возникнут какие-либо вопросы, пожалуйста, свяжитесь с редакцией по email

subscription
Подпишитесь на дайджест «Выбор редакции»
Главные события — утром и вечером
Предложить новость
Нажимая на кнопку «Отправить», я соглашаюсь
с политикой обработки персональных данных