Путешествия и впечатления. Et cetera

Путешествия и впечатления
Путешествия и впечатления. Часть 2. Екатеринбург
Путешествия и впечатления. Часть 3. Первая неделя в Москве
Путешествия и впечатления. Часть 4. На выходные дни – в Ярославль
Путешествия и впечатления. Часть 5. Вторая неделя в Москве
Путешествия и впечатления. Часть 6. Великий Новгород
Путешествия и впечатления. Часть 7. Третья неделя в Москве
Путешествия и впечатления. Часть 8. День рождения в Питере
Путешествия и впечатления. Часть 9. Продолжение путешествия – 1 и 2 августа в Питере
Путешествия и приключения. Часть 10. 3 августа, СБ, Питер
Путешествия и впечатления. Часть 11. День железнодорожника в Питере
Путешествия и впечатления. Часть 12. Питер. Прощание
Путешествия и впечатления. Часть 13. Четвертая неделя в Москве
Путешествия и впечатления. Часть 14. Планетарий и Дарвиновский музей
Путешествия и впечатления. Часть 15. Нижний Новгород
Путешествия и впечатления. Часть 16. Театр Практика

27 августа в мой последний вечер в Москве мы с невесткой Натальей отправились в театр «Et cetera»на спектакль «Ревизор. Версия» с участием Александра Калягина в главной роли. Это событие стало жирной точкой в моих впечатлениях от двухмесячного путешествия!

Само здание театра (кстати, совсем близко от метро) оказалось необычным и красивым, с большим экраном на фасаде:
1.jpg
И внутри здания – все очень красиво: костюмы в витринах, куклы. 
2.jpg
3.png
4.jpg
5.jpg
6.jpg
Сам зал на втором этаже. Наши места были в партере - 2-й ряд!
7.jpg
Зрительный зал не очень большой.
8.jpg
9.jpg
Во время спектакля фотографировать, конечно же, нельзя, я добавляю сюда фото из программки, которую мы купили за 450 рублей до начала спектакля. Но она того стоила - толстая книжка большого формата, в ней много текста и фото. Вот обложка программки:
10.jpg
И действительно, когда раскрылся занавес, на пустой сцене лежала эта люстра. Потом ее со скрипом подняли высоко вверх, но она (люстра) принимала самое активное участие во всем спектакле. Декораций почти никаких, только на заднем плане как бы дом с пустыми окнами и арками внизу. По второму этажу иногда ходили люди, что-то говорили из окон…
11.jpg
Понравился мне Городничий - молодой актер, очень эмоциональный, энергичный. Костюмы оригинальные - вроде бы сюртуки 19-го века, но с узорами… Городничий (фото на стене в фойе):
12.png
Его «секретарша» почти без слов, но вездесущая – Авдотья
13.jpg
Немного своих впечатлений. После поднятия люстры (про что я уже рассказала), на сцену вышел Городничий (остальные стояли в проемах «дома» в тени), и начал все по тексту Гоголя. Удивленные чиновники один за другим выходили на свет… Интересный момент прочтения письма от друга: один из чиновников в темных круглых очках, как у кота Базилио (не то секретарь, не то - охранник), вынес стул и помог Городничему встать на него. Сверху спустилась деревянная шкатулка, Городничий с трудом дотянулся до нее, раскрыл, достал лист бумаги и стал читать, стоя на стуле. Шкатулка «уплыла» обратно наверх…Когда он закончил чтение, лист бумаги у него в руках вспыхнул огнем! Городничий отбросил его и спрыгнул со стула. Лист догорел на полу… «Охранник» потом затоптал его и унес стул за кулисы… Авдотья вынесла папку с бумагами, и Городничий начал давать указания чиновникам, что им нужно делать, сверяясь с делами из папки (все по тексту Гоголя)…
Вдруг в полу сцены распахнулась крышка люка, из него высунулись Добчинский и Бобчинский и сразу стали наперебой говорить свой текст. Потом откинули крышку совсем, вылезли на сцену и действие продолжалось. «Охранник» подошел и аккуратно закрыл крышку… Вскоре решили ехать в трактир, чтобы посмотреть на странного приезжего и сцена опустела… Полумрак…
Из одного из проемов задника выходит человек, который катит перед собой инвалидное кресло. Въезжает в луч света, и мы видим, что в нем сидит… Калягин. Не знаю, как другие зрители, но мы с Наташей были в шоке! Я подумала, что неужели он настолько стар и немощен, что вынужден играть на сцене, сидя в инвалидном кресле? Какой кошмар. Но! Оказалось, что это – задумка режиссера. Это Осип везет Хлестакова:
14.jpg
По замыслу режиссера, его Хлестаков – стар, немощен и глуп… А Осип вообще - немой! Он очень невнятно что-то говорит, активно жестикулируя, а Хлестаков его понимает и «переводит» - смотрится забавно.
Прежде, чем появиться Городничему, заходит его «охранник», все внимательно осматривает молча и, уже уходя, объявляет о приходе Городничего. Пока Городничий знакомится с Хлестаковым, огромная люстра спускается ниже, но висит как-то боком, а потом начинает мигать, и в ней лампочки по одной перегорают. На сцену выходит хозяин трактира и длинной палкой подпирает эту люстру - выглядит смешно и убого.
Привезли Хлестакова в дом Городничего, знакомят с его женой (актриса лет 40 с прекрасной фигурой!) - она Хлестакову так понравилась! Он буквально слюни пускает и не обращает внимания на ее дочь, которая морщится и кривит губки - «Противный старикашка!». Отец силой выталкивает ее ближе к Хлестакову, тогда он замечает молоденькую девушку и говорит ей комплименты… 
Марья Антоновна - дочь Городничего:
15.jpg
Хлестаков начинает хвастать, но на середине слова засыпает и начинает подхрапывать… Городничий с чиновниками решают, что нужно ревизору дать взятку, «Охранник» выносит очень большой (как чемодан) саквояж, и в него чиновники складывают пачки денег, вынимая их из разных карманов. Кто-то даже мелочь высыпает… Саквояж ставят на пол рядом со спящим Хлестаковым, кресло разворачивают спиной к залу, и все тихонько расходятся. 
Выходят на сцену по одному купцы и вполголоса начинают жаловаться на Городничего. Постепенно их становится все больше, они обступают кресло, начинают говорить громче и вдруг резко замолкают и расступаются: луч света на кресле, оно повернуто к зрителям и в нем сидит Городничий. Купцы в ужасе разбегаются. Городничий довольный и усмехаясь, прохаживается по сцене, снова садится в кресло, а из кулис выходит Хлестаков и говорит свой монолог, как он в Петербурге был министром и очень строгим! Надвигается на Городничего, а тот просто вжимается в кресло от страха. Потом кое-как выбирается из него и убегает… А Хлестаков садится в кресло и снова засыпает… 
Потом он просыпается, на сцене светло, и можно подумать, что никого не было, а ему все приснилось… Хлестаков заметил рядом саквояж, с трудом поднимает его к себе на колени, раскрывает, видит деньги, радуется, и ставит обратно на пол… Жена Городничего выталкивает свою дочь к нему, он не обращает на девушку внимания, пока она не швыряет книгу на пол, делая вид, что уронила ее… Тогда Хлестаков окончательно просыпается, говорит какие-то комплименты, предлагает сесть рядом на стул, даже пытается поцеловать ей руку, но не может поднести ее к своим губам – живот мешает… Дочь, видя за кулисами маму, сама со шлепком сует свою руку к губам Хлестакова и вскрикивает, как бы от неожиданности… Выскакивает как бы рассерженная мать, выгоняет дочку и настойчиво спрашивает Хлестакова, что это значит? Не желает ли он сделать предложение? Тот растерянно кивает и говорит, что готов сделать предложение матери… Та, минуту поколебавшись, снимает с себя жакет и длинную юбку и оставшись в очень соблазнительном и коротком нижнем белье, начинает изображать сексуальную кошечку. Хлестаков в растерянности… Жена Городничего становится на четвереньки, изящно выгибается, но вдруг охает и хватается за спину. С трудом встает, Хлестаков откатывается от нее подальше… Тут вбегает дочь, видит полураздетую мать и останавливается в шоке. Пока жена Городничего быстро одевается и говорит дочери, что господин ревизор просит ее (дочери) руки, Хлестаков очень забавно мимически показывает дочери, что он к ее матери не имеет никакого отношения – это она сама. 
Вбегает Городничий, что-то объясняет Хлестакову про купцов, а жена ему пытается втолковать, что только что их дочери сделано предложение. С третьего или четвертого раза до Городничего доходит смысл сказанного, он с трудом верит в это, кидается благодарить Хлестакова за честь, подсовывает дочь ему для поцелуя, а, испуганный их натиском, Хлестаков зовет Осипа и говорит, что ему срочно надо уехать. Кстати, саквояж он забирает с собой.
И вот – последняя сцена: Городничий с нарядной женой и дочерью в свадебном платье и с фатой выходят из центрального проема, за ними с корзинами цветов в руках выходят все чиновники и медленно, торжественно движутся в центр сцены. Но временами музыка прерывается, опущенная люстра начинает мигать и качаться, все шатаются, как при землетрясении, некоторые падают, хватаются друг за друга… Потом все успокаивается и торжественное шествие продолжается. Так случается несколько раз, пока все доходят до авансцены. Начинается разговор, что сейчас Городничий с семьей переедет жить в Питер, где ему дадут большой чин… Все их поздравляют… И вдруг! Из первой кулисы само выкатывается пустое инвалидное кресло, на котором стоит саквояж с деньгами… Все в недоумении останавливаются и рассматривают кресло… С другой стороны кулис выбегает Авдотья с искаженным от ужаса лицом, показывает на что-то за кулисами и ничего не может сказать.
16.jpg
Это «испуганный» Хлестаков…
А из-за кулис спокойной уверенной походкой, постукивая тросточкой, выходит Калягин в другом костюме и совсем в другом образе - уверенный и властный. Он проходит в центр (все расступаются пред ним) и говорит, что он – Хлестаков и есть чиновник из Петербурга, приехавший по особому распоряжению Государя. Мол, он остановился в гостинице и требует всех тот же час к себе. Потом он неторопливо подходит к инвалидному креслу, берет саквояж и уходит с ним в глубь сцены… С его уходом меркнет свет, а когда снова зажигается – все застыли в странных позах - знаменитая «немая сцена»! То есть, Хлестаков их всех обманул, притворяясь старым и глупым. Опять затемнение, а когда вспыхивает полный свет, актеры выходят на поклон по одному и парами…. Всё! Спектакль окончен. Мне показалось, что все прошло очень быстро. На одном дыхании. Полтора часа без антракта…
17.png
Выходя из зала, мы обратили внимание, что все стулья – разные! Оказалось, что так задумано – это коллекция кресел…
18.jpg
Сцена из спектакля - Жена Городничего с дочерью - фото на стене:
19.jpg
Еще мы более внимательно рассматривали различные кубки, дипломы и призы в витринах фойе, в том числе и «Золотую маску»
20.jpg
21.jpg
22.jpg
А на прощанье с театральной Москвой я не удержалась и сфотографировалась с «молодым человеком»…
23.jpg
В большой и толстой программке спектакля много текста. Дома я переписала почти все:
Художественный руководитель театра Александр Калягин:
«Это исконно русская пьеса. Сколько лет она идет на сцене и столько же лет продолжает быть современной. Как бы ее не трактовать, но главное в ней – это страх. Страх, который испытывает любой чиновник, независимо от должности. Каждый за что-то отвечает, но желание хорошо жить сильнее всех обязательств. А потому и страх, что когда-нибудь наступит разоблачение».
Главный режиссер театра Роберт Стуруа:
«Георгий Товстоногов называл «Ревизора» одной из самых сложных пьес мировой драматургии. А я могу сказать, что эта пьеса сложнее любой пьесы Шекспира.
Когда Роден завершал свою учебу, в качестве своего диплома он выбрал врата. Был такой жанр – такие двери в храм с барельефами. Потом оказалось, что все его будущие скульптуры уже были там, в его ученической работе. Может, не совсем точно такие. Но узнаваемые. Как будто эти врата были откровением свыше. У меня что-то похожее с «Ревизором».
Когда я учился в восьмом классе, учитель решила поставить с нами спектакль и выбрала «Ревизора». Я играл Городничего. У нас были серьезные репетиции, но когда мы дошли до третьего акта, стало понятно, что ничего не получится… Между прочим, я до сих пор помню пьесу наизусть, все тексты Городничего я могу повторить».
Пьесу Стуруа действительно помнит наизусть, может, поэтому так легко и мудро он обошелся с текстом, нещадно его сократив, он, тем не менее, сохранил суть, еще важнее, сам гоголевский дух, гоголевскую поэтику. Сюжет «Ревизора», поставленного Стуруа в театре «Et cetera», универсален. Это могло случиться где угодно и когда угодно. Даже в музыкальном оформлении спектакля, помимо церковных песнопений, звучит джаз. В спектакле звучит музыка Гия Канчели, Джузеппе Верди, Франца Шуберта, Дюка Эллингтона, Астора Пьяцолла, Кшиштофа Пендерецкого.
Отзывы зрителей и критиков:
«В 75 лет Александр Калягин сыграл Хлестакова в выдающемся спектакле Роберта Стуруа «Ревизор. Версия» на сцене московского театра «Et cetera». Спектакли бывают хорошие, плохие, очень хорошие и совсем плохие. А бывают - выдающиеся. Роберт Стуруа поставил именно такой… Когда смотришь на то, как играют чиновников актеры труппы театра, понимаешь: это очень сильная труппа. Все персонажи - разные. С лица необщим выражением. И при этом все – жители одного мира, для кого самое страшное - быть выкинутым из этой чиновничьей жизни. Александр Калягин играет Хлестакова так, как может играть только Александр Калягин – мастер трагикомического театра. Это одновременно и человек и символ. И живая душа и маска. Перебираю в голове эпитеты – не могу нового изобрести: выдающаяся работа большого актера».
Андрей Максимов. Российская газета, 18.06.2017
«Ну, признавайтесь же - страшно идти в театр, когда почтенный худрук выбрал себе такую роль. Воображение сразу рисует мэтра. Оштукатурившего лицо и изображающего юнца, а многолетние его поклонники в зале не знают, куда девать глаза. Но руководитель Союза театральных деятелей, политик и дипломат Калягин – прежде всего первоклассный актер, в здравом уме и твердой памяти. И он вовсе не играет 23-летнего «фитюльку». В спектакле Стуруа Хлестаков старше, а не младше Калягина. Режиссер решительно выбросил из гоголевской пьесы все упоминания о возрасте героя, и Хлестаков появляется на сцене… в инвалидном кресле. Он не просто немолодой человек – он совсем стар. И эту старость Калягин играет в деталях, в подробностях, в мелочах, предъявляя то актерское мастерство, что вырастает из ремесла. Эту роль Калягина можно сразу вносить в учебники – вот так надо играть возраст».
Анна Гордеева, Lenta.ru, 06.06.2017
«Хлестаков - Александр Калягин выезжает на сцену в инвалидном кресле. Седой панковский хохолок, круглые глаза. Уютный бордовый пледик, и интонация какого-то неизбывного изумления перед раскрывающимися подробностями жизни преисподней». 
Ольга Егошина, Театрал, 31.05.2017
«Говорят, идея финала пришла к режиссеру не сразу. Но тайм-аут на ее воплощение стоил того. Финальный ход обезоруживает. Задавленный горячечным натиском Городничего и иже с ними, Хлестаков – Калягин улепетывает, и вот уже все празднуют скорую помолвку, грезят о Петербурге. Белое платье, фата, цветы, наглаженные сюртуки, нафабренные усы. Но устрашающий гром и ослепляющие вспышки света опережают счастливую процессию на полшага вперед. Тяжелой поступью командора вслед за пустой коляской, где теперь покоится саквояж, набитый взяточными деньгами, выходит настоящий Ревизор, тот самый Хлестаков, секунду назад бывший выдумкой. Калягин распрямляется, приосанивается, в голосе появляются стальные нотки, тросточка неумолимо впечатывается в пол: «Требую сей же час к себе всех!». Немая сцена завершает спектакль, в котором анекдот сливается с правдой».
Елизавета Авдошина, Независимая газета, 21.06.2017
«Новизна этой версии – идея двойника в одном лице: невольного самозванца и истинного ревизора. Того, кто выстроил легенду, проник в тыл событий, вблизи рассмотрел изнанку, добыл улики. Поймал на живца, то есть, на самого себя. Лихо затянутый узел финала укрупняет талант артиста и замысел постановщика. Два разных лица, два разных типа, два противоположных характера простака и неумолимого судьи, явившегося покарать, слившись в облике Ивана Александровича Хлестакова, делают «Версию» и очень гоголевской, и очень сегодняшней. И уже не различить – мы ли из века в век ставим эту пьесу – или она давным-давно режиссирует нас».
Марина Токарева, Новая газета. 05.06.2017
На следующий день я на поезде уехала из Москвы домой в Серов. Мое двухмесячное путешествие закончилось. Рефреном всего путешествия стала песня Геннадия Селезнева «Так хочется жить»: 
Ты знаешь, так хочется жить -
Наслаждаться восходом багряным,
Жить, чтобы просто любить
Всех, кто живёт с тобой рядом.
Ты знаешь, так хочется жить -
Просыпаться с тобою на рассвете,
Взять и кофе сварить,
Пока ещё спят все на свете.
Ты знаешь, так хочется жить -
Как не напишут в газете,
Взять и всё раздарить,
Жить, чтобы помнили дети.
Ты знаешь, так хочется жить:
В миг, когда тебя задавило
Встать и всем объявить:
"Я вернусь, даже если прибило."
Ты знаешь, так хочется жить
В ту минуту, что роковая.
Всё плохое забыть, всех простить!
Лишь в прощеньи - спасение, я знаю.
Ты знаешь, так хочется жить
В зимнем саду спящей вишне,
Чтоб по весне расцвести
Деревом для новой жизни…
Как правильно сказал Евгений Евтушенко:
«…Пою и пью, 
 не думая о смерти, 
раскинув руки, 
 падаю в траву, 
и если я умру 
 на белом свете, 
то я умру от счастья, 
 что живу.»
Et cetera… (продолжение следует…)
Все фото предоставлены Алевтиной Немеровой



Копировать ссылку
Поделиться в соцсетях:
Читайте также
Комментарии
Комментарии для сайта Cackle
Популярные новости
Вход

Через соцсети (рекомендуем для новых покупателей):

Спасибо за обращение   

Если у вас возникнут какие-либо вопросы, пожалуйста, свяжитесь с редакцией по email

Спасибо за подписку   

Если у вас возникнут какие-либо вопросы, пожалуйста, свяжитесь с редакцией по email

subscription
Подпишитесь на дайджест «Выбор редакции»
Главные события — утром и вечером
Предложить новость
Нажимая на кнопку «Отправить», я соглашаюсь
с политикой обработки персональных данных