Серов
14 °C
$93,44
99,58
Присоединяйтесь к нам:

Проверка должна была прийти, но не пришла? Жильцы разваливающегося объекта культурного наследия до сих пор не добились ремонта дома

Проверка должна была прийти, но не пришла? Жильцы разваливающегося объекта культурного наследия до сих пор не добились ремонта дома
Дом ветшает с каждым годом, а ремонт никто не делает. Фото: Константин Бобылев, "Глобус"

Жители дома №13 по улице Агломератчиков, который признан объектом культурного наследия регионального значения, до сих пор не могут добиться ремонта. В мае 2021 года к ним должна была прийти проверка, но люди не дождались специалистов.

Напомним, в рамках реализации проекта «Наследие рядом. Культурное достояние уральской глубинки», «Глобус» рассказывал про дом №13 по улице Агломератчиков. Одноэтажный деревянный барак на три квартиры был признан памятником из-за того, что в 1917-1918 годах здесь жила революционерка Клавдия Кирсанова
За 126 лет, прошедших с момента постройки, дом не изменил своего предназначения. Здесь живут люди. Две квартиры находятся в частной собственности, одна – в муниципальной. Из-за особого статуса здания, люди не могут добиться ремонта. А дом изрядно обветшал – в кровле протечки, полы пошли волнами, нижние венцы дома сгнили, окна перекошены, крыша поросла мхом. 
Жители дома больше десяти лет переписывались с различными ведомствами – просили отремонтировать дом. Но результата это не принесло.
– Недели две назад мне позвонила девушка из администрации. Сказала, чтобы на следующий день, в первой половине дня, мы были дома. Я спросила, в какое примерно время придут? Сказали, около 10 часов. Хорошо, мы все будем дома. Я всех соседей предупредила, — рассказывает Юлия Киселева, жительница дома. Разговор происходил в первых числах июня 2021 года. – Сказали, что из Верхотурья должна была приехать контора, которая занимается охраной архитектурных памятников. Девушка из администрации рассказала, что эта контора не дает Серовскому городскому округу делать ремонт. Мы были дома и ждали. Потом, часа в два дня, я перезвонила этой девушке, спрашиваю: «Нам сколько быть дома? Уже вторая половина дня пошла». Она сказала, что телефона этой конторы у нее нет, ей писали на электронную почту. Я попросила написать им, спросить – были они или нет? Ждать их или не ждать? Через час поступил ответ, что они уже были, никто им не открыл, хотя к нам никто не стучался. Как они сказали – постучали в ворота, а мы же не можем из квартиры услышать. 
на крыше становится все больше мха и растительности. Фото: Константин Бобылев, "Глобус"
Ворота же, ведущие к квартирам с обеих сторон дома, не запираются, они всегда открыты. Во дворе нет собак, которые могли бы помешать проходу. 
– Даже если кто-то постучался, никто не залает – собак нет. Можно спокойно открыть дверь и зайти, – отмечает жительница дома Ольга Савельева.
В кровле образуются новые дыры. Фото: Константин Бобылев, "Глобус"

– Они, видимо, чисто визуально посмотрели снаружи и уехали, – говорит Юлия Киселева
После этого жителям дома №13 никто не звонил – не из администрации, не из "верхотурской конторы". Результаты проверки, если она и была, людям никто не сообщал. Жильцы дома-наследия тоже не пытались связаться с организацией из Верхотурья.
– В администрации мне сказали, что сами мне позвонят, когда будет принято какое-то решение, – говорит Юлия. – Но больше мне никто не набирал.
дыры в нижних венцах дома. Фото: Константин Бобылев, "Глобус"
А дом ветшает. Даже одного взгляда со стороны достаточно, чтобы понять, что центральная часть здания сильно просела. В крыше зияют дыры, а шифер покрыт толстым слоем мха.
– Раз мы дома поддерживаем порядок, внутри этого особо не видно, только по полам – их водит. Окна нам менять нельзя – так как это памятник, поэтому трещины в стеклах уже скотчем заклеиваем, – говорит Ольга Савельева.
Никуда не делись и протечки в кровле.
– У меня как была дыра, так таз под ней и стоит – до сих пор протекает. С большой стремянки шифер туда подкладывала, но толку нет, – рассказывает Юлия Киселева.
Оконные проемы перекошены. Фото: Константин Бобылев, "Глобус"
Люди вспоминают, что когда в Серов приезжал начальник Управления государственной охраны объектов культурного наследия Свердловской области Евгений Рябинин, он сказал жителям дома, что те могут расприватизировать свои квартиры, вернув их в собственность государства. 
– Но мне расприватизировать нельзя, так как я приобрела уже приватизированную квартиру. По этому поводу я консультировалась с юристами. Но я купила не памятник, не часть памятника, а квартиру, – говорит Юлия. 
– А зачем вы приватизировали, если видели, в каком состоянии дом? – люди вспоминают слова Рябинина. – А если ты сам видишь, в каком состоянии дом, то какие вопросы по ремонту тогда могут быть?
Сейчас люди задумываются над тем, как лишить дом статуса объекта культурного наследия и впоследствии добиться его капремонта.
К теме вернемся.
Дом продолжает разваливаться. Фото: Константин Бобылев, "Глобус"


Условия размещения рекламы
Наш медиакит
Комментарии
Популярные новости
Вход

Через соцсети (рекомендуем для новых покупателей):

Спасибо за обращение   

Если у вас возникнут какие-либо вопросы, пожалуйста, свяжитесь с редакцией по email

Спасибо за подписку   

Если у вас возникнут какие-либо вопросы, пожалуйста, свяжитесь с редакцией по email

subscription
Подпишитесь на дайджест «Выбор редакции»
Главные события — утром и вечером
Предложить новость
Нажимая на кнопку «Отправить», я соглашаюсь
с политикой обработки персональных данных