Серов
1 °C
$74,98
84,48
Присоединяйтесь к нам:

Живущие на горе. Что происходит в буддийском монастыре на горе Качканар, которому угрожает снос?

Живущие на горе. Что происходит в буддийском монастыре на горе Качканар, которому угрожает снос?
"Шедруб Линг" придерживается в практике традиции тибето-монгольского буддизма, а в частности — школы гелуг, основанной в XIV веке Ламой Цонкапой. Фото: Вадим Аминов, "ВК - Медиа"

Продолжение. Первую часть репортажа - “Идущие в гору. Здесь живут люди: буддийский монастырь на горе Качканар” - можно прочитать здесь.

В монастыре “Шедруб Линг” ведут “бортовой журнал”. Это ежесуточная летопись общинной жизни на горе. Запись за 27 ноября. 
“Лама Докшит поковырялся в гараже, колол камень на верхнем склоне. Маричи разбиралась с вещами, убиралась, готовила части мандал. Саня Чэ прикручивал железо, топил баню. Серега дрова, хозбыт, животные, закрутил четыре самореза.  Даша готовила на кухне, пекла пирог, поднимала дрова. Леха носил дрова, колол дрова, перед ужином ушел. Алена вышла из затвора. Саня Пэ точил цепь, делал стропилину, хозбыт. Около 18.00 поднялся Чокьи с 2-мя журналистами”...
- Заходите, - поднявший на гору журналистов председатель религиозной организации “Путь Будды” Семен Загородний (члены общины называют его Чокьи) распахивает красную дверь, пропуская нас в помещение. На темном дереве с внутренней стороны двери написано “Не пинай меня”. А с внешней висит табличка “Столовая”.
Молодой человек в “горке” (“костюм горный ветрозащитный») и синей вязаной шапке кормит дровами большую печь. Рядом с ней - металлические миски. Возле них сидит кот. “Громадный, как боров, черный, как сажа или грач, и с отчаянными кавалерийскими усами”. Сейчас, похоже, спросит паспорт. 
Из-за печи виднеется часть кухни. Девушка в фиолетовой футболке колдует над кастрюлей. От нее поднимается пар. Пар пахнет рисом. 
Парень в темной толстовке наливает чай из закопченного термоса. 
Помимо них и Семена, в столовой еще четверо мужчин и женщина. Они сидят вокруг трех сдвинутых посредине столовой низких столиков. Кто-то на подушечках для медитации и йоги, кто-то - на серых паласах, которыми выстлан пол; привалившись к стене. 
Лама Тендзин Докшит и Чокьи. Фото: Вадим Аминов, "ВК - Медиа"
В дальнем конце столовой пьет чай коренастый коротко стриженный мужчина лет 60-ти. Борода его седа. Похоже, недавно мужчина брился налысо, сейчас волосы отросли. Это Михаил Васильевич Санников, создатель и настоятель монастыря “Шедруб Линг”.
Некоторые в Качканаре и Нижней Туре - то ли в шутку, то ли всерьез - называют его Царем Горы. 
Чувствуется, что его авторитет в монастыре непоколебим. Ему подносят чай и оказывают знаки почтения. Первый крючок на вешалке для верхней одежды у входа в столовую предназначен для куртки ламы. Считается, что дома здесь только он. 

Царь горы

Михаил Санников родился 30 ноября 1961 года в Воткинске Удмуртской АССР.  Воевал в Афганистане, где командовал спецподразделением. В Афгане познакомился с буддизмом. После отставки из армии, недолго работал санитаром морга и помощником патологоанатома. Когда решил отринуть мирское, отправился на учебу в Иволгинский дацан. Попал в группу, которую отбирал бурятский лама старшего поколения Дарма-Доди Жалсараев, и принял монашеские обеты под именем Тендзин Докшит. Потом обучался в Монголии. Собирался переехать в эту страну на постоянное место жительства. Но зимой 1995 года Дарма-Доди дал ламе Докшиту распоряжение о возведении дацана на горе Качканар. Говорят, старый лама подробно описал ученику место, на котором должен был быть построен храм и передал реликвии для будущих ступ.
В феврале того же года лама Докшит поднялся на гору и отыскал описанное учителем место. А 16 мая уже начал строительство монастыря. Практически два года он провел в каменных работах на горе, подготавливая материал для кладки. Параллельно работал в Качканаре.
- Послали - приехал. Учителю было виднее. Для меня важно, что сделано, а не что написано. Вот и строю потихоньку. Человек на многое способен. Главное, остановить вовремя, - шутит лама. А, может быть, и не шутит. Иногда сложно разобраться, всерьез ли говорит Санников, постоянно пересыпающий речь лихими прибаутками и язвительными афоризмами.
Докшита, кстати, “вовремя” “не остановили”. 
Ступы — это именно образ или памятник святого ума Будды. Фото: Вадим Аминов, "ВК - Медиа"
Согласно данным сайта “Шедруб Линга”, сейчас монастырь включает в себя следующие постройки и помещения:
- 2 ступы Пробуждения - одну во внутреннем дворике и другую - наверху молитвенного павильона, а также одну ступу нирваны. Еще 6 ступ - в процессе создания;
- храмовый (алтарный) зал для проведения обрядов и медитаций;
- статуи Будды Шакьямуни и Миларепы;
- дом йоги; 2 помещения для затворничества;
- чайный домик;
- учебный класс; библиотеку;
- жилые помещения;
- склады и кладовки;
- хозяйственные помещения: 3 мастерские, гараж, баня, котельная, уборные.
- псарню. 
- Они хотят, чтобы ничего этого не было. Их позиция: “Давайте, двигайте отсюда!” - под местоимением “они” лама, похоже, подразумевает представителей ЕВРАЗа и  чиновников. 

Под угрозой ковша

У буддистов давняя история противостояния с государевыми людьми и промышленниками. 
Напомним, в 2006 году Качканарский ГОК получил лицензию на разработку Собственно-Качканарского месторождения титаномагнетитовых руд, непосредственно представленного горой Качканар. Ранее заявлялось, что залежи составляют почти семь миллиардов тонн руды, которой предприятию, по его собственным подсчетам, хватит на сто лет работы. Но для реализации этого проекта придется срыть гору.
В 2013 году было получено положительное заключение государственной экспертизы проекта разработки. 
Возник конфликт между представителями ГОКа, который сейчас входит в группу ЕВРАЗ, и буддистской общиной. Строящийся на вершине Качканара монастырь, как заявляли промышленники, оказался в зоне ведения горных работ. 
"Шедруб Линг" — буддийский храм, который находится на вершине горы Качканар, единственный в Свердловской области и во всем Уральском регионе. Фото: Вадим Аминов, "ВК - Медиа"
Суд признал постройки на горе самовольными, незаконными и подлежащими сносу. 
В феврале 2016 года губернатор Свердловской области Евгений Куйвашев поручил рабочей группе рассмотреть возможности для сохранения буддийского храма в Качканаре. 
Снос был отложен. Но с тех пор монахи и миряне в “Шедруб Линге” живут под занесенной дамокловым мечом угрозой бульдозерного ковша. 

“Присмотрите достойное место, ЕВРАЗ поможет переехать!”

Лама Докшит вспоминает, что община неоднократно пыталась узаконить постройки на горе, но напоролась, как минимум, на бюрократию. 
- Было несколько попыток. До 2017 года для религиозной организации, которая бы хотела землю на территории муниципалитета, хватило бы всего-навсего письма-согласования от местной администрации. В 2017 году в закон о свободе совести и религиозных объединениях внесли изменения. Письмо больше не нужно. Но было поздно. До этого, как правило, отвечали, что выделение земли нецелесообразно, - разводит руками лама. - Вместо того, чтобы изначально узаконить постройку, который год мотают нервы.
Он рассказывает, как промышленники и власть пытались договориться с общинниками. 
- Предложили сесть за стол переговоров. Что ж не поговорить, давайте. Повоевать-то всегда можно успеть. В мае 2014 года было организовано совещание у заместителя председателя правительства области Якова Силина. Оно должно было найти, как они говорят, “мирный вариант разрешения ситуации”. Яков Петрович был словно с предвыборного плаката - в пиджачке и при галстуке. Не будь я валенком, то, может быть, проголосовал бы за него. А, может, и нет. Чего голосить-то? Горлом много не возьмешь. На совещании Силин заладил: “Присмотрите достойное место, ЕВРАЗ поможет переехать!” Раз сказал, два сказал, три сказал. Раз 6 точно повторил слово в слово. Отвечаю: “Яков Петрович, на свете много говорящих попугаев, начиная с какаду и заканчивая каким-нибудь австралийским. Но в первый раз я вижу такого при пиджаке и галстуке”, - вспоминает Докшит. - В начале июля снова сели совещаться. Они все талдычили: “Подберите хорошее место, ЕВРАЗ поможет с переездом”. В слове “переезд” ключевое понятие “переезд”. Ни перенос, ни перелет. Дороги нет, как я буду переезжать? Никак. Спрашиваю, а если подходящее место окажется на Канарах, ЕВРАЗ поможет с переездом? Все сидят и от смеха давятся: морды красные, но молчат. Мне аж неудобно стало, совещание все-таки. 
Статуя Будды с реликварием. Статуя - сборная. Фото: Вадим Аминов, "ВК - Медиа"
По итогу совещаний у вице-премьера департамент лесного хозяйства обязали выделить общине землю на горе Мохнатка, в 3 километрах от монастыря, а ЕВРАЗу - помочь буддистам с переездом. 
Лама Докшит считает, что оформленный участок - это лучше, чем неоформленный. А два места - лучше, чем одно. 
После совещания юрист департамента лесного хозяйства вручила Михаилу Санникову пакет документов: “Это документы к суду”. 
- К какому суду? Ну, говорит, против вас суду. Зашибись! Называется, полюбовно закончили диалог, - разводит руками лама. Он считает, что - выделять участок и одновременно предъявлять иск - это абсурдно. 
Тогда он сказал, что община никуда переезжать не будет, пока чиновники не отзовут дело. Иск о сносе самовольных построек на горе Качканар не отозвали. 
Лама вспоминает, как читал исковое заявление: 
- Там не было никаких документов, касающихся меня. Но судья по каким-то косвенным аргументам решила, что я мог бы являться владельцем строений на горе. И должен снести монастырь, поскольку он незаконно построен. Попросил у суда выдать документ, что я действительно являюсь владельцем этого земельного участка: “Если дадите, то я буду готов снести монастырь. Может быть”. Судья: “Я не могу выписать такой документ, потому что это будет юридическим казусом”. Ну я и высказался, что весь ваш суд - юридический казус. Судья: “Подайте апелляцию!” Я: “Не буду. Какой смысл участвовать в абсурде? Пусть это будет на вашей совести”.
Где-то через месяц после суда Санникову позвонили представители Верхотурского лесничества и департамента лесного хозяйства.
Дарья несет дежурство по кухне. Фото: Андрей Клеймёнов, "ВК - Медиа"
- Попросили подписать бумаги о выделении участка. Я подписал, хотя потом выяснилось, что участок был сдвинут на километр ниже места, о котором шла речь на совещаниях у Силина. Кадастровая палата отказала в регистрации права аренды участка. Департамент подал в суд - проиграл. Потом пошел в апелляцию и выиграл в Перми. К этому времени выяснилось, что не было предусмотрено права на рубку леса на участках. Как можно что-то строить, не рубя? Никак. И чего мы там будем собираться? Говорят: “Проводите там свои обряды!” Я что, шаман какой-то, чтобы с бубнами вокруг сосен прыгать? - возмущается лама. - Мы подали на отказ. Год нас мурыжили. Потом вмешался Бидонько (вице-губернатор Свердловской области, курирующий вопросы внутренней политики, - прим. “Глобус”). Решил, видимо,  урегулировать. В месяц - ни по одному совещанию. Вынудили подписать соглашение о намерениях.

Разорванное буддистами соглашение

18 октября прошлого года было подписано трехстороннее соглашение между областной исполнительной властью, руководством ГОКа и общиной “Путь Будды”. 
Скриншот его опубликован на сайте “Шедруб Линга”.
Из документа следует, что Сергей Бидонько должен будет содействовать привлечению 26 внебюджетных миллионов на обустройство общинников в нижнетуринском поселке Косья, способствовать оформлению в собственность общины земли. Также власти брали на себя обязательство помочь со строительством дороги от Косьи до культовых буддистских сооружений. 
В монастырской библиотеке. Фото: Вадим Аминов, "ВК - Медиа"
Предприятие обязалось не сносить культовые сооружения, в число которых входят возведенные буддистами ступы и реликварий со статуей Будды. Остальные постройки, которые буддисты успели возвести на горе, комбинат уничтожит. Непосредственно здания монастыря в списке культовых сооружений нет. Также “ЕВРАЗ КГОК” пообещал организовать для паломников график посещений. 
Эти обязанности “ЕВРАЗ КГОК” взял на себя на период действия соглашения. Оно действует три года - с момента подписания сторонами. 
На организацию переезда через благотворительный фонд было выделено 26 млн рублей, которые община приняла. Но в ноябре этого года ее представители опубликовали в соцсетях пост, в котором сообщили о разрыве соглашения.  
Лама Докшит считает, что соглашение выполняется однобоко.
- Что такое соглашение о намерениях? Это - рамочный документ, которым сторон оглашают намерения. Что такое намерения? - спрашивает лама. И сам же отвечает: - Намерения - это замысел, желание, предположение сделать, совершить что-либо.  
Он говорит, что не подписался бы под документом, в котором требования властей и комбината были бы заявлены как конечные. 
- Получается, через три года они могут снести ступы. Это - недопустимо. Разрушение ступ в буддизме приравнивается к пролитию крови самого Будды, - признается Санников. 
Он говорит, что рассматривал соглашение как возможность перезапустить переговорный процесс. 
- Они кричат, настаивают. До чего-то договариваемся. Но документ на подписание - совершенно не о том, о чем договорились. Они говорят, что “ладно-ладно”, “потом все выяснится” и все устаканится. Но не происходит этого, - лама Докшит говорит, что власти “сами продинамили” сроки выделения земли в Косье.  
В алтарной комнате. Здесь монахи и послушники проводят практики. Фото: Вадим Аминов, "ВК - Медиа"
- Промурыжили нас полгода, потом случился коронавирус и все встало. Выделение участка они просрочили до 10 сентября, - подтверждает Семен Загородний.
- К 1 мая землю не выделили. Бидонько и иже с ним, в том числе, мэр Нижней Туры, отмечали: “Вам же землю - теоретически - выделили. Делайте на ней что-то”. Я им в ответ: “Во! (показывает)”. У меня уже есть один случай - здесь. И я не буду делать то же самое, чтобы снова не напороться на грабли, - лама отмечает, что будет хорошо, если грабли окажутся не детскими. - В итоге мы отказались делать что-то до получения документов. Их мы получили, когда на дворе уже был сентябрь. Чтобы начать проектирование фундаментов, нужно исследовать геологию участков. Зимой грунт промерзает и невозможно точно установить уровень залегания грунтовых вод. Это можно сделать только, когда грунт оттает и установится верхняя точка залегания. Зимой она всегда ниже. А они говорят: “Ну вам же выделили участок!” Не, нет геологии - нет проекта, - рубит лама.
Он отмечает, что в одном из пунктов соглашения говорится о том, что если буддисты не успевают переехать до 1 сентября, то срок переносится - по согласованию со сторонами. 
Но, по мнению Санникова, буддисты так и не стали “полноправной стороной”. 
- Не была прописана процедура передачи ступ под охрану ЧОПа на четыре дня: понедельник, вторник, среду и четверг. Подразумевалось, что в пятницу они будут передавать нам объекты обратно - на вечер пятницы и выходные. А вечером в воскресенье - новая передача. Мы предлагаем: давайте просто сделаем дежурство. Пусть члены нашей общины - монахи и миряне - дежурят на горе, смотрят за порядком, сохранностью ступ и монастырских помещений. Отвечают, что их этот вариант не устраивает: “Вы должны уйти с горы”. Мы настаиваем. Обещают, что рассмотрят. А 10 ноября они поднимаются: “Вы нарушаете соглашение! Сейчас составим акт”. А где вы были с 12 октября по 10 ноября? Прошу копию акта. Юрист предприятия отказывает. Тогда я отказываюсь его подписывать. Она и записала, что Санников отказался подписывать акт. Но не указала, по каким причинам отказался, - рассказывает Докшит. - Меня можно дискриминировать, а их нет? Переговорный процесс подразумевает, что должны быть услышаны все стороны.
Слоников коллекционирует лама Докшит. Он говорит. что привозит их из путешествий. Некоторые - подарены гостями. "Уважаю слонов. Сильное животное. Может большой вес поднять. И умное. Не хочет поднимать - не будет", - говорит лама. Фото: Вадим Аминов, "ВК - Медиа"
Он признает, что община получила обещанные властями деньги. 
- По факту все понимают, что деньги вроде как ЕВРАЗовские. Но ЕВРАЗ напрямую деньги организации не передавал, правительство напрямую деньги организации не передавало. Деньги передал негосударственный благотворительный фонд в ответ на письмо организации с просьбой о финансовой помощи - на ведение уставной деятельности, - говорит лама. - Они говорили, мы выделим деньги через фонд, но нужно заключить договор, который бы позволял регулировать расходование средств. Юристы сказали, что взаимоотношения между фондом и организацией начинаются с письма-заявки, а заканчиваются стопроцентным перечислением указанной суммы. 

Лама не верит ЕВРАЗу

Докшит говорит, что не верит ЕВРАЗу. 
- Несколько раз пытались организовать встречи с руководством предприятия: созваниваемся, договариваемся, назначается число. Ребята спускаются. А им говорят: “Извините, по некоторым причинам мы не можем провести встречу. Давайте перенесем, давайте в следующий раз”. Ребята поднимаются. На следующий день в местной газете появляется заметка, что буддисты ни на какие контакты и на диалог не идут! Договариваемся о второй встрече и происходит та же самая история. Встреча отменяется, а в газете на следующий день появляется заметка о том, что на контакты и диалог мы не идем. И так раза четыре: “Встреча отменяется”. Договор о встрече - отмена - заметка, договор о встрече - отмена - заметка… Один раз - бывает, случайность. Два раза - уже закономерность. Три раза - откровенное вредительство. Но четыре раза! И после этого говорить, что мы не идем на диалог! - возмущается Санников. И признается, что в последнее время не читает новостей о конфликте между ЕВРАЗом и общиной.
Утренняя практика в алтарной комнате. Фото: Вадим Аминов, "ВК - Медиа"
Он говорит, что журналисты - тоже люди. Они не могут ходить босиком или в старой обуви. Поэтому - переобуваются. 
- Более того, у нас есть справка от Департамента природных ресурсов. Он так раньше назывался. В нашей справке написано, что под испрашиваемым участком нет полезных ископаемых. Только в ЕВРАЗе говорят, что срок у справки вышел. Границы карьера стали переползать с места на место или участок передвинулся? - спрашивает лама.
- Чем им помешал монастырь, если под ним нет полезных ископаемых?
- Не для печати (диктофон выключен). А вообще, пойдемте в баню. Я не люблю грязных людей!

“Баня - это не шутка!”

Летом баню в монастыре “Шедруб Линг” обычно топят каждый день. Зимой - несколько раз в неделю. 
Баня поделена на три отделения. В том числе, парное. В него с легкостью помещается пятеро мужчин. “Не у каждого внизу есть такая баня”, - даже с некоторой гордостью в голосе отмечает лама. 
В одном из отделений стирают белье - стоят стиральные машинки.
Лама вспоминает путь предков. Говорит, что отцы и деды были военными. А он стал монахом. 
- Хотя в кино, вон, и бойцовых монахов показывают. Чего только не придумают, - удивляется он. - Мы - мирные монахи, но нельзя забирать у людей последнее.
В монастырской бане. Зимой ее топят несколько раз в неделю. Фото: Вадим Аминов, "ВК - Медиа"
Он вспоминает, как в монастыре сгорела баня. 
- Сижу, пью чай. Прибегают. Глаза за очки вылезли: “Лама Докшит, лама Докшит, там баня горит!” Ну и зачем орать? Ты что, не видишь, что я чай пью. Я же - буддист: чай - это традиция, которую нельзя нарушать. Сейчас допью и пойдем. Пришли и вижу, что баня, правда, горит. Говорю: “Вот тот венец пошурудите, а то как-то плохо горит!” Все: “Лама Докшит, вы шутите?” “Баня - это не шутка!” Потом: “Все, погорела. Теперь место очищено огнем и можно строить новую”. Все: “А-а-а-а-а”, - шутит Докшит.
И начинает обсуждать с Семеном покупку сапог для двух мирян.
- У Сани, например, совсем прохудились. Сегодня он их скотчем замотал. Не дело, - рассуждает лама. - Парень мучается.

Первый взрыв

В столовой Семен Загородний выясняет, что было слышно взрыв. 26 ноября ЕВРАЗ КГОК произвел первый взрыв рудного блока на Собственно-Качканарском месторождении.
Вице-президент ЕВРАЗа Денис Новоженов назвал случившееся историческим событием для ГОКа, Качканара  и всей Свердловской области. “Ввод в работу нового месторождения позволит нам пополнить запасы выбывающего Гусевогорского месторождения титаномагнетитовых руд и обеспечить стабильную работу не только КГОКа, но и ЕВРАЗ НТМК», - сказал Новоженов.
В нескольких километрах от монастыря прозвучал взрыв. В "Шедруб Линге" слышали его. Фото: Вадим Аминов. "Глобус"
В монастыре взрыва ждали - на подоконнике у дежурного сотового телефона, обеспечивающего связь “Шедруб Линга” с миром, лежит записка: “15.30. ВЗРЫВ”.
Общинники рассказывают, что в назначенное время на горе затихли все. Слушали и ждали. 
- Взрыв - слышали. Стекла дребезжали немного, - рассказывает Дарья. Это девушка в фиолетовой футболке, которая несет дежурство по кухне. Даша, говорят, приехала из Екатеринбурга. 
- Никаких осколков не прилетало? - интересуется Семен.
Все отрицательно качают головами.
Докшит признается, что изначально соглашался, чтобы на время взрывных работ монахи и миряне, находящиеся в монастыре, отходили на безопасное расстояние. 
- Это есть во множестве протоколов встреч чиновников Департамента внутренней политики областного правительства и Набоких (Сергей Набоких, экс-мэр Качканара, - прим. редакция) со мной, - отмечает лама. - Говорят, что 20-я статья закона о недрах запрещает нахождение на месте горных работ каких-либо лиц, кроме специально обученных. Ссылаются, что может быть разлет осколков. Но получается, что их охрана, которая стоит у подножия вершины, это расходный материал? Плевать, потому что охранники за работу деньги получают? А если нашего убьет, то это греха не оберешься?
Михаил Санников рассказывает, что по прямой от монастыря до карьера - 4 километра: “Представляете, разлет осколков на четыре километра? За это же взрывников надо лишать работы и отдавать под суд. По закону, граница санитарной зоны - 500 метров от борта карьера. Не 1, не 2 и не 4 километра”, - разводит руками он.
- Еще они постоянно отмечают, что выбрать все полезные ископаемые с месторождения - их прямая обязанность по закону. Всячески давят на то, что организуют целых 135 рабочих мест. Но сколько работников до этого ушли с предприятия? До хозяйственной деятельности ЕВРАЗА на ГОКе работало 10 600 человек. Сейчас, говорят, 5 тысяч с хвостиком. Люди были либо уволены, либо переведены в дочерние предприятия. Если бы люди продолжали работать как горняки, то были бы более социально защищены. Зачастую перевод в дочернее предприятие - это потери в будущей пенсии, в заработке, льготах. Даже в отпусках. Только, похоже, количество охраны увеличились - на стратегических местах,- глядя на расхаживающих у подножия вершины охранников говорит лама. 
Мы курим у смотровой площадки. Рядом дровяник, уборная, баня и бочонок под мусор… Очень тихо. На вершину горы не долетают звуки города. Хотя видны огни карьера и поселка Валериановск. 
Контрольно - пропускной пункт ЕВРАЗа у подошвы вершины горы Качканар. Фото: Вадим Аминов, "ВК - Медиа"
Курение в монастыре не запрещено, оно не туманит разум. 
- Они клянутся, что доберутся сюда якобы к 2036 году. Это насколько надо быть прожектером! Да, ГОК - одно из самых больших и серьезных добывающих предприятий в мире. Четыре карьера - значимые по объемам, но их копали 50 лет! - отмечает Санников.  
Он считает, что Качканару нужно развивать предприятия, не связанные с добычей руды. 
- Альтернатива ГОКу существовала, но ее свернули. Был радиозавод. Была горнолыжная трасса, сейчас заброшенная. Хорошо, пусть руды здесь на 100 лет, но чтобы добыть ее, придется срыть гору. Через сто лет руда закончится и что? Хоть кому-то из тех, кто продает металл, выплавленный из этой руды, интересно, что она - метеоритного происхождения. Под рудным телом - остаточные породы. Гора состоит из тяжелых вулканических пород. Это - метеоритный вулкан. Миллионов этак 250 тому назад метеорит проломил земную кору. Вот выплеснулось. Здесь встречается флора и фауна доледникового периода. Ледники не прошли… Но им это не интересно. Вот если бы это можно было продать, тогда… Почему бабки так котируются, а дедки - ни хрена? Что за дискриминация по половому признаку? Сплошной секси…апчхи, - лама чихает на пронизывающем ветру. - Чтоб я умер... счастливым. 

Кто не работает, тот не ест

Столовая - сейчас единственное постоянно отапливаемое помещение монастыря. Поэтому на деле оно является не только местом для приема пищи, но и залом для собраний и спальней.
Дарья, наведавшись в кладовую, выдает заезжим журналистам туристические пенные коврики, спальные мешки и одеяла.
Отбой - в одиннадцать вечера. Подъем, говорят, в семь утра. 
Ночью по мне гуляли коты. Судя по тяжести, размером с бегемота. Зато они теплые. 
Крендель с виду похож на Бегемота, а вот характером отличается - по-буддийски невозмутим. Фото: Вадим Аминов, “ВК-медиа”
Монастырский кот Феофан. Фото: Вадим Аминов, "ВК - Медиа"
Монастырская кошка Майя. Фото: Вадим Аминов, "ВК - Медиа"
 Просыпаемся последними. Дарья кашеварит на кухне. Сегодня на завтрак - рисовая каша. 
- Лама уже, наверное, не любит рисовую кашу, - с сомнением качает головой Александр. По столовой разносится резкий визг наматываемого на сапог скотча. 
Дарья разводит руками и говорит, что ближайший магазин в Косье, а на обед будет суп с чечевицей. 
Перед приемом пищи все читают мантру для очищения и освящения еды. 
Первая ложка идет в общую миску. Ее содержимое - подношение.  
Алексей Александрович - бритый налысо мужчина в очках и красной кофте - заполняет “бортовой журнал” - тетрадь, в которой ежедневно отражается все случившееся на горе. А еще температура воздуха, показания барометра, направление ветра.
"Бортовой журнал" - летопись жизни на горе. Фото: Вадим Аминов, "ВК - Медиа"
- Посмотрите кто-нибудь, сколько на градуснике? - просит Алексей Александрович. Большинство тех, кто сейчас находятся на горе, называют его Санычем. Он приезжает в монастырь на осень-зиму и весну уже года четыре, и проводит в “Шедруб Линге” месяцев по восемь. 
Сергей, тот самый парень в горке, снимает с печи ведро и идет кормить собак. Сейчас в “Шедруб Линге” живет 11 друзей человека. Кормление начинается со службы охраны. Несколько псов живут в будках, установленных на монастырской территории. 
- Основная масса собак сама сюда приходит. Рыжий вот с Косьи к нам прибежал. Даже хозяин его поднимался, возмущался: “Что вы у меня собаку забрали?” А мы не забирали, он сам сюда с туристами поднимался: “Забирайте назад”. Он его, наверное, раза два уводил. Внизу он его не кормит, поэтому Рыжий сам сюда приходит, - рассказывает Сергей, накладывая кашу рыже-белой дворняге, показавшей нос из заснеженной будки.
Рыжий охранник безмятежен. Фото: Вадим Аминов, "ВК - Медиа"
Собаки не только охраняют монастырь, но и доставляют на гору грузы. 
Например, в 2013 году в монастырь приезжал француз, прибывший в Россию со своей собакой – горной пиренейской овчаркой. Собака ощенилась в монастыре, интурист оставил пять щенков “Шедруб Лингу”. Животные выросли и до сих пор работают в упряжке.
Монастырские собаки, работающие в упряжке. Фото: Вадим Аминов, "ВК - Медиа"
- Дежурный по животным накладывает в казан то, что нужно сварить. Дежурный по кухне варит все на печи в столовой. Дежурства всем расписаны. Есть дежурный по бане, дежурный кочегар - тот, кто занимается колкой и переноской дров по тем помещениям, где есть печи. Также существуют дежурный по подношениям и дежурный по чистоте, есть дежурный по гостям. Но это, когда народу достаточно. Обычно народа не хватает и бывает, что одному человеку достается несколько дежурств: дежуришь и по гостям, и по чистоте, и по животным… Бывает, все успеваешь. Бывает, что кто-то заболел или по семейным обстоятельствам уехал, и в монастыре остаются двое, например. Тогда времени свободного нет, - Сергей приезжает в монастырь на зиму уже семь лет. Летом работает в рыбном магазине в родном Чайковском. Это городок в Пермском крае.
Вспоминает, что заинтересовался квантовой физикой, посмотрел в интернете фильм “Полет частицы”. Из него узнал многое про буддизм. И загорелся… 
По образованию Сергей - юрист. Говорит, что специализировался на арбитраже. Но в итоге разочаровался в судебной системе. 
Дарья и Сергей готовятся поднимать в гору дрова. Фото: Вадим Аминов, "ВК - Медиа"
- Знаете такой анекдот? Юристы бывают двух видов. Одни знают закон. Другие знают судью. Выяснилось, что это очень жизненный анекдот. Бывает, суд такое в решение напишет, что аж стыдно. Мне, - улыбается он. - Тут честнее. 
Сергей вообще часто улыбается. Даже когда поднимает дрова от подошвы. От нее до “Шедруб Линга” - метров 200. Кажется, что рукой подать, но дорога петляет между валунов курумника. Да еще и под уклоном. 
Говорят, были случаи, когда туристы и паломники, поднявшиеся до подошвы с Косьи, бросали затею и поворачивали назад. 
“Мы проводим обряды, защищающие от дурных людей, поэтому гора не всем поддается”, - шутят в монастыре. 
- Раньше тут, у поленницы, даже объявление висело: “Не допускай порожних подъемов”, - рассказывает Сергей. - Потом сняли.  А, вообще, конечно, если человек собирается подняться на гору, то община будет благодарна ему за подношения - от гвоздей до продуктов. Самый правильный вариант для тех туристов, кто хочет помочь: прежде чем подняться, позвоните дежурному. Он подскажет, что сейчас нужнее всего.
Телефон: +7-965-529-27-08.
Помимо собак, в “Шедруб Линге” живут кошки. В монастыре обитают коты Крендель, тот самый черный зверь с кавалерийскими усами, дымчатый Феофан, кошка Майя котенок Ракула. 
И ослики - Крош и Осло. 
Ослики Крош и Осло. Сейчас им строят хлев. Фото: Вадим Аминов, "ВК - Медиа"
- Осликов покупали, чтобы помогать поднимать на гору грузы. Но ослики пока не очень то помогают. Сейчас мы больше на них работаем, - Александр, разобравшийся со скотчем и сапогом, ладит перекрытие в строящемся хлеву. Он говорит, что у каждого живого существа на земле должен быть дом.
Живущие на горе надеются, что ослики дадут приплод. 
Александр и Сергей идут за водой. По утоптанной тропинке до проруби у одной из здешних скал. На вершине горы есть пара водоемов, дно которых буддисты укрепили, чтобы вода не уходила в камни.
В монастыре работают все, а кто не работает, тот не ест. В месте, где даже принести воды для чая - целая спецоперация, по-другому не получится. 
Сработала охрана - залаял белолапый пес, сидящий в будке у ворот в монастырь. Кто-то поднимается в гору. Время идет к обеду. Часто в это время здесь появляются туристические группы. 

Туристы и мандалы

За 25 лет монастырь стал местом притяжения для туристов и паломников. Только за прошлый год на вершину горы Качканар поднялось больше 10 тысяч человек. 
- Как я отношусь к туристам? Я к ним никак не отношусь. Я ж не турист. До 10 с копейками тысяч прыгнули, благодаря ЕВРАЗу. Сейчас ждем снижения потоков. Ну ладно, чего уже тут, - спокойно констатирует Михаил Васильевич. 
Похоже, он считает, что “нормальные герои всегда идут в обход”...
Саныч принимает пакет, доставленный снизу. Все подаренное и пожертвованное монастырю считается подношением. Фото: Вадим Аминов, "ВК - Медиа"
Утром субботы лама спускается в Косью. У него сегодня - день рождения. В общине будет праздник. Соберутся в столовой. Из Перми приехал монах Лугмопа, ставший на путь буддиста как раз в “Шедруб Линге”. 
Кстати, считается, что монастырь только тогда станет монастырем, когда воспитает четырех полных монахов. Сейчас их двое - пройдена половина пути.
- Скажем спасибо за гостеприимство общине буддийского монастыря “Шедруб Линг” - за возможность согреться. Как здесь хорошо, тепло… Люди в монастыре постоянно меняются. Приезжают. Уезжают. В том числе, учиться, - привалившись к стене рассказывает гид туристической группы. Большинство ее членов - из Екатеринбурга и городов-спутников. 
Туристы пьют буддийский чай с печеньем, принесенным в рюкзаках. Некоторые греются кофе из термосов. В ход идут вафли, бутерброды с колбасой и сыром. 
- Сейчас пойдем смотреть на Верблюда. Это скала в паре сотен метров отсюда, - обещает гид. И грустно резюмирует: - Снова будет холодно.
Скала Верблюд - одна из достопримечательностей горы Качканар, приманка для туристов. Фото: Вадим Аминов, "ВК - Медиа"
Туристки выполняют “подношения” монастырским котикам. Промеж гостей уверенно лавируют Крендель и Феофан. Их по-буддийски невозмутимые морды периодически выглядывают из-под стола. Котам перепадает вкусняшек. Майя к туристам не пристает: она, как отмечает Дарья, “вся такая девочка-девочка” и “вообще воспитанная”. Ракулу забрала к себе лама Докшит - котенок не привык к большому скоплению людей. И пугается. 
- Пожалуйста, не кормите кошек. Поверьте, они не голодные. Если есть непреодолимое желание угостить животных, пожалуйста, положите колбасу в миски. Вон они, у печки. Животные - существа неразумные. Они едят, пока дают. А потом им плохо. Пожалуйста, пожалейте животных. И нас, - просит Саныч.
Окрестности и территория монастыря - облюбованное туристами место. Здесь огромное количество мест для фотографий. Фото: Вадим Аминов, "ВК - Медиа"
Сегодня по гостям дежурит Александр. Его задача разводить туристические потоки, отвечать на вопросы. Иногда дежурный проводит мини-экскурсии по монастырю.  
- Если хотите помочь монастырю, то можно сделать подношение. Ящик для подношений стоит в коридоре, напротив входной двери в столовую. Деньги будут потрачены на покупку расходных материалов для строительства, бензин и продукты. Можно приобрести сувениры, - предлагает Александр
Две девушки перебирают содержимое шкатулки с сувенирами. В ней хранятся мандалы, деревянные магнитики на холодильник с символикой “Шедруб Линга” и подвески из можжевельника. Все это изготавливают члены общины. Мандалы плетут вручную. 
Магнитик на холодильник - сувенир из монастыря "Шедруб Линг". Фото: Вадим Аминов, "ВК - Медиа"
Особой популярностью у туристов пользуются мандалы. Их плетут в монастыре. Фото: Андрей Клейменов, "ВК - Медиа"
- Внизу стоит станок, на котором лазером выжигают изображения и буквы на дереве. Сувениры можно купить здесь, на горе, или в Косье, в гостиной. Продажа сувениров - основной источник денег для общины, - отмечает дежурный по гостям.
Одна из девушек выбирает себе мандалу. И спрашивает, что она означает? 
Алексей Александрович отвечает, что каждый цвет, вплетенный в мандалу, имеет свою силу и предназначение. 
- Человек выбирает интуитивно. Здесь основной - бирюзовый. Я бы повесил такую на работе, - признается Алексей Александрович
Считается, что бирюза обладает целебными свойствами и защищает хозяина. А комбинация зеленого и голубого цветов рождает чувство ответственности и стремление самому решать собственные проблемы.
В субботу, 30 ноября, монастырь посетило 52 туриста. 
Александр говорит, что это - мало. 
- Бывало, что за день было человек 300, - вспоминает дежурный по гостям. 
В столовой висит планшетка с подписными листами. Люди подписываются за сохранение “Шедруб Линга”. Начат 1258 лист. Стоят имена, адреса и подписи жителей Новой Ляли, Екатеринбурга, Перми, Березников, Нижнего Новгорода, Москвы, Химок, Челябинска, Копейска, Первоуральска, Краснотурьинска…
- Это не все. Подписей больше. Часть спустили вниз, куда-то отправляли, - говорит Алексей Александрович
Некоторые из туристов, поднявшиеся на гору в субботу, подписались за сохранение монастыря.
- Зачем забирать у людей гору? - недоумевает мужчина, поднявшийся в “Шедруб Линг” в составе туристической группы из Челябинска. 
За 2019 год монастырь "Шедруб Линг" на вершине горы Качканар посетило более 10 тысяч человек. Фото: Вадим Аминов, "ВК - Медиа"
- Я думаю, что действия ЕВРАЗа и властей - величайшее благо, потому что в России никого не любят так как мучеников. Они просто поднимают нам популярность. Они этого не понимают. Вместо того чтобы избрать другую тактику, они пытаются перевести все в конфронтацию. Ну что ж… У нас в коридоре написано - улица Сталинградская. Не просто так здесь этот адрес появился, - отмечал Докшит. 
- Просто они, лама Докшит, не привыкли к тому, что им кто-то может давать отпор, - говорил Семен Загородний
 - А разве мы даем отпор? Это геройство нам рядом не валялось. Мы сидим мимо. Не мешаем добывать и разбазаривать полезные ископаемые, отправляя их в Китай. У нас совершенно другие цели и задачи. Мы копаемся в собственном сознании. Буддистов на свете гораздо больше, чем работающих в ЕВРАЗе. Примерно 2\3 живущих на Земле - буддисты. И среди них есть хорошие юристы. Но нам пока этого не надо.

Письмо губернатору

P.S. Когда этот репортаж готовился к печати, Семен Загородний опубликовал открытое письмо к губернатору Свердловской области Евгению Куйвашеву
Вот оно: 
"У нас в коридоре написано – улица Сталинградская. Не просто так здесь этот адрес появился", – отмечал Докшит. Фото: Вадим Аминов, "ВК - Медиа"
“Уважаемый Евгений Владимирович, к Вам обращается председатель МБРО «Путь Будды» Семен Загородний. Наша организация представляет буддийскую общину и строящийся с 1995 г. храмовый комплекс Шедруб Линг (гора Качканар, СО).
Существование Шедруб Линга затрагивает интересы тысяч людей. Подтверждением этому служат подписи, собранные в защиту комплекса с его первыми на Урале буддийскими ступами и статуей Будды (Приложение 1). Он является одним из всероссийских центров для буддийских паломников и местом развития внутреннего туризма в области: за 2019 год Шедруб Линг посетило свыше 10 тысяч гостей из разных регионов страны, наблюдается ежегодный прирост. Это позволяет развивать интересы жителей примыкающего к горе Качканар Нижнетуринского ГО, которые, вероятно, нуждаются в стимуле для поддержания активности на муниципальном уровне.
Однако община Шедруб Линга столкнулась с противодействием со стороны представителей управления ЕВРАЗ КГОК, которые могли бы включить вопрос о сохранении и развитии комплекса в круг своих интересов, но делают обратное.
Просим оказать содействие в утверждении действительно компромиссного разрешения ситуации между ЕВРАЗ КГОК и религиозной общиной монахов и мирян Шедруб Линга.
До настоящего времени Соглашение о намерениях от 18.10.19 (Приложение 2) реализовывалось настолько однобоко, что представители общины не имеют возможности проводить службы в предписанные дни, т.е. напрямую ограничены в исполнении религиозных потребностей. Если же они пытаются это сделать, на основании их действий составляются акты о «невыполнении» условий соглашения. Фактически, мы можем утверждать, что Дополнительное соглашение от 12.10.20 (Приложение 3) было намеренно составлено таким образом, что из него были частично вычеркнуты/не включены дни проведения ритуалов и служб, на момент переговоров в согласовании дат нам было отказано.
В целях сохранения жизнеспособности подписанных соглашений организация предлагает:
1. Обеспечить возможность дежурства в Шедруб Линге и постоянный доступ ограниченному числу наших представителей.
2. Включить в разрешенные для посещения комплекса туристами и паломниками не только выходные, но и общепраздничные дни, поскольку основная возможность для паломнических поездок населения связана именно с праздниками.
3. Закрепить за комплексом Шедруб Линг официальный статус религиозного сооружения, на наш взгляд, это поспособствует мирному сосуществованию буддийской общины и представителей управления ЕВРАЗ КГОК на основании имеющегося Соглашения.
Для бесконфликтного соседства Шедруб Линга и ЕВРАЗ КГОК нет неразрешимых препятствий. Первая очередь СКМ находится на безопасном расстоянии, это подтверждает уже произведенный взрыв 26.11.2020, никаких разрушений/падения камней на участке религиозного комплекса не зафиксировано. В отдаленном будущем, когда карьер приблизится на опасные 500 метров, дежурные из участников общины будут в соответствии с графиком работ отходить на безопасное расстояние на время взрывов, как это всегда делают работники карьеров на КГОК.
Мы уверены, что вышеназванные предложения, призванные урегулировать конфликт, найдут понимание у всех сторон”.
К теме вернемся. 
Поделиться в соцсетях:
-
Комментарии
Комментарии для сайта Cackle
Популярные новости
Вход

Через соцсети (рекомендуем для новых покупателей):

Спасибо за обращение   

Если у вас возникнут какие-либо вопросы, пожалуйста, свяжитесь с редакцией по email

Спасибо за подписку   

Если у вас возникнут какие-либо вопросы, пожалуйста, свяжитесь с редакцией по email

subscription
Подпишитесь на дайджест «Выбор редакции»
Главные события — утром и вечером
Предложить новость
Нажимая на кнопку «Отправить», я соглашаюсь
с политикой обработки персональных данных