Серов
14 °C
$73,02
86,77
Присоединяйтесь к нам:

Идущие в гору. Здесь живут люди: буддийский монастырь на горе Качканар

Идущие в гору. Здесь живут люди: буддийский монастырь на горе Качканар
За 25 лет "Шедруб Линг" превратился в достопримечательность, притягивающую множество туристов. Фото: Вадим Аминов, "ВК - Медиа"

Предыстория

Обострилось противостояние между Качканарским горно-обогатительным комбинатом, структурой ЕВРАЗа, и буддийской общиной. На вершине горы Качканар с 1995 года строится единственный на Урале буддийский монастырь Шедруб Линг, что с монгольского можно перевести как место практики и реализации. 
Члены буддийской общины много раз пытались легализовать постройки, но права на землю предъявлял Качканарский горно-обогатительный комбинат, чьи карьеры находятся поблизости, а также Департамент лесного хозяйства.
Суд постановил, что монастырь должен быть снесен для разработки месторождения железной руды на его месте. В феврале 2016 года губернатор Свердловской области Евгений Куйвашев поручил рабочей группе рассмотреть возможности для сохранения буддийского храма в Качканаре.
Снос был отложен. 
«Шедруб Линг» — буддийский храм, который находится на вершине горы Качканар, единственный в Свердловской области и во всём Уральском регионе. "Назначение нашего храма — служить местом изучения и осуществления Учения Будды", сказано на сайте монастыря. Фото: Вадим Аминов,"ВК - Медиа"
В ноябре 2019 года было подписано трехстороннее соглашение между ЕВРАЗом, Свердловской областью (в лице вице-губернатора региона Сергея Бидонько) и общиной. До 1 ноября 2020 года община должна была переехать в поселок Косья.
Промышленники обязались предоставлять членам общины и паломникам доступ к ступам по согласованному с предприятием графику. На организацию переезда через благотворительный фонд было выделено 26 млн рублей, которые община приняла.
Но в ноябре этого года представители общины опубликовали в соцсетях пост, в котором сообщили о разрыве соглашения. 
Буддисты отметили, что в лице работников ЕВРАЗа и нанятого ими ЧОПа община получила не наблюдателей за состоянием культовых объектов, но вредителей: "они именуют организацию "сектой" и не осуществляют "прием-передачу" объектов". 
Кроме того, отмечает автор поста, представители ЕВРАЗа проигнорировали "прием-передачу" религиозных сооружений, а также задержали предоставление участка для уставной религиозной деятельности организации - больше чем на три месяца. К этому времени на Урале закончился строительный сезон.
Лама Докшит, настоятель монастыря, не спустился с горы. 
Ступы. Их буддистам предложено передать под охрану ЧОПа. Фото: Вадим Аминов, "ВК - Медиа"
Что заставляет людей строить монастырь на горе? Что за взрыв прозвучал в нескольких километрах от монастырских построек и ступ на прошлой неделе? Кому не нравятся буддисты и туристы на Качканаре? Устоит ли монастырь под натиском промышленников из ЕВРАЗа? И правда ли, что у каждого свой путь в гору? Как обустроена общинная жизнь в нижнетуринском поселке Косья, стоящем под горой? 
В конце ноября журналисты издательской группы “ВК-медиа” двое суток провели в единственном буддийском монастыре на Урале. Сегодня мы начинаем публиковать их спецрепортаж о Шедруб Линге. 

Дорога в Косью. Василь

Из Краснотурьинска и Серова в Нижнюю Туру, где нас заберет автомобиль, легко добраться общественным транспортом. Около 9 часов утра из Краснотурьинска в Качканар идет маршрутка. 
Билет до Туры обойдется в сумму около 500 рублей. 
От здания автостанции в Туре журналистов забирает Василь Абузаров, член буддийской общины “Путь Будды” из нижнетуринского поселка Косья. Оттуда мы будем подниматься в гору, чтобы попасть в монастырь. Раньше Василь был чиновником, потом стал буддистом. Жена и сын Василя также живут в Косье. 
Сначала в общину пришла супруга мужчины. После он сам заинтересовался изучением буддизма.
Автостанция Нижней Туры. Говорят, что дважды в неделю до Косьи ходит автобус. Фото: Вадим Аминов, "ВК - Медиа"
- Раньше думал, что вера - это когда есть бог и есть поклоняющиеся. А потом осознал, что это такая же наука как математика. Как говорит известный буддолог Андрей Терентьев, если человек начинает изучать буддизм, он автоматически становится буддистом, - шутит Василь. - Это все-таки не религия, а учение. Достаточно конкретно объясняется, что учим, как учим и зачем учим. За внешними атрибутами - монахами в разноцветных одеждах, которые стригутся налысо - усматривается причинно-следственная связь. 
- Зачем монахи стригутся налысо? 
- Они состригают и брови, и ресницы, и всю растительность, когда принимают определенные монашеские обеты. Это знак того, что они отрекаются от мирских ценностей. У нас какие ценности? Деньги, например. Для некоторых счастье заключается в том, что много денег. Считается, что семья - это ценность. Монахи отрекаются от этих ценностей. Когда ты работаешь со своим умом, а вокруг тебя бегают дети и жена зудит над ухом, то невозможно сконцентрироваться, сосредоточиться и дойти до понимания. Почему мы пользуемся калькулятором? Потому что удобно. Монахи сбривают растительность, потому что это напоминает им о решении. При этом, если не пошло, никто не запрещает снимать обеты. Никто тебя за это не покарает. А потом можно еще попробовать, - Василь отмечает, что стричься налысо у нас не очень принято. Обычно думают, что раз лысый, значит, недавно вышедший из колонии. И шутит:  - Ну, или буддист.
Он называет буддизм “срединным путем”. 
- Живем не богато, но и не бедно. Любая крайность вредна для человека. Когда ты беден, то не можешь думать о своем уме. Все, что тебя интересует, это деньги. Они дают еду, новую одежду и тепло дома. Когда ты неприлично богат, тебя ничего не интересует, потому все уже есть, - рассуждает мужчина. - А над собой работать надо. Помощь в строительстве монастыря - это не столько монастырю помощь, сколько тебе самому помощь. Перевел малую денежку - заработал, как говорит молодежь, плюсик карме. Но будет лучше, если ты пришел и принес 10 кирпичей. А если ты неделю готовил еду и кормил строителей, то это еще лучше. Монастырь можно построить за 300 лет. Можно и за 200. Цифра красивая. Но не стоит задачи сдать объект к 1 января такого-то года. Мы не бьем в колокола и не призываем всех в Качканаре идти в гору и строить монастырь. Человек должен сам захотеть что-то созидать. Поэтому буддизм - это не про миссионерство. 
Василь знает, о чем говорит. Он отвечает за ведение соцсетей монастыря “Шедруб Линг”. И это он публиковал тот пост о расторжении буддистами соглашения с ЕВРАЗом и властями. 
- Они сами написали в дополнительном соглашении, что берут на себя обязанность принять сооружения по акту приема-передачи и обеспечить меры по их сохранности - до 1 ноября. Я говорю о ступах на горе. До этого числа мы должны были сделать систему заявок, чтобы принимать заявки от паломников, туристических групп, туристов, которые собираются подняться на гору. Этой темой занимался я. К 1 ноября мы ее сделали - с некоторыми недочетами, но она работала. Сперва было требование, чтобы каждый, кто поднимается, давал свои Ф.И.О. Но мы же не операторы персональных данных. К тому же, это тонна бумаг. Договорились, что указываем только организатора поездки. Это логично и удобно для туроператоров. Каждый из туристов или туроператор, направляющий группу на гору, оставляет заявку на нашем сайте. Мы отправляем в ее ЕВРАЗ. Оттуда пишут, что согласовано. Сейчас система работает. То есть, контакты есть, телефоны есть и электронная почта. И 10 ноября они поднимаются и составляют акт, что мы, буддисты, не хотим передавать ступы на охрану по акту. Говорят: “Вы нарушаете соглашение!” Слушайте, для передачи материальных ценностей должен быть порядок. Никакой бумаги нам не написали. А просто пришли и сказали, что подписывайте акт, передавайте и идите отсюда. Без объявления войны, - Василь говорит, что лама с горы не ушел.
Качканар - город будущего. Монобудущего? Фото: Вадим Аминов, "ВК - Медиа"
- А куда переезжать-то? Нет еще ничего. Они прописывали в соглашении сроки. Землю выделили уже в конце строительного сезона. На три месяца затянули выдачу земельного участка. Я был на паре совещаний с Бидонько. На словах одно… Поэтому мы и решили, что вся переписка отныне должна быть открытой. Мы понимаем, что сейчас коронавирус, все такое. Чтобы оформить все бумажки, требуется больше времени, чем раньше. Но зачем они стреляют себе в ногу? - недоумевает Василь. 
Он говорит, что в отношении буддистов идет тихая информационная война. Недавно появилась петиция, например, призывающая губернатора Евгения Куйвашева спасти Качканар от буддистов, самовольно занявших вершину горы и мешающих разработке месторождения, которое - залог успешного будущего моногорода.
- Когда были общественные слушания по разработкам, на них пришли мы и еще 2-3 человека. Людям общественные слушания были не особо интересны. Основная масса жителей не хочет ничего менять. Люди внутри Качканара сами делают свой город моногородом. В 2019 году на гору поднялось больше 10 тысяч человек! В 2017-м - 6 018 человек. До мая 2018-го - 2 016 человек. “Шедруб Линг” - давно уже достопримечательность, но не для Качканара, - говорит Василь и смотрит на отъезжающий автобус, на борту которого красуется аббревиатура ЕВРАЗ.
Мы говорим у автостанции Качканара. Ждем пермский автобус. На нем едет всамделишный буддийский монах.

Монах Лугмопа

Как становятся монахами? Уроженец Перми Аджан Лугмопа - русский монах и учитель, который 15 лет идет по пути буддийской практики. Первые шаги делал в качестве мирянина, помогая в развитии монастыря "Шедруб Линг". 
Лугмопа вспоминает, что еще в школе проявлял живой интерес к тому, как работают его ум, сознание, психика. Несмотря на то, что учился, а потом и закончил строительный факультет, попробовал себя в разных сферах: пел в духовном ансамбле, работал в этнографическом музее, посещал разного рода около эзотерические кружки и собрания. 
- Когда заканчивал университет, серьезно задумался о реализации себя в профессии. Строительство - интересная сфера, имеющая причастность к созданию. Еще моя специальность позволяет деньги зарабатывать. Тогда все были сильно зациклены на зарабатывании денег. Делай бабло - это радость. Некоторые гребли деньги лопатой и им все равно было мало. Понял, что мне это совсем неинтересно, - вспоминает Аджан.
Он говорит, что решил вплотную заняться саморазвитием.
- Нужно было найти учителей. Вернулся из путешествия до Байкала. На несколько дней, перед возвращением в Пермь, остановился у сестры в Екатеринбурге. Ее подруга и рассказала мне про "Шедруб Линг". Решил съездить. Изначально  не планировал выбирать себе религию. В Качканаре была буддийская община. Я сначала за компанию, а потом - втянулся, - дату первого визита в монастырь на горе Качканар монах Лугмопа помнит до сих пор - 14 сентября 2005 года. - Хорошо встретили. Напоили чаем. Дали лопату. И сказали: “Пойдем копать дорогу!” Пока не побывал, не думал, что здесь прямо монастырь, как в кино, и я буду жить без связи. В первый вечер, когда общались за ужином, лама Докшит дал телефон и сказал: “Иди звони домой. Скажи, что нормально добрался!” После первого знакомства появилась интуитивная потребность приехать на большее время, не просто пожить, а уже попрактиковаться.
Качканар получил статус города в 1968 году, став самым молодым городом Свердловской области. Фото: Вадим Аминов, "ВК - Медиа"
Лугмопа вспоминает, что в 2015 году община дошла до состояния, когда у ее членов появилась потребность учиться дальше и взаимодействовать с другими общинами.
- В России буддизму можно поучиться немного разве что в Бурятии. Калмыкия еще традиционно буддийский регион. Но даже сами буряты и калмыки ездят учиться за границу - в Индию, в Непал. Организовалось 2 группы. Одна поехала в Калмыкию. Члены второй, в составе которой оказался я, отправились в столицы - Москву и Санкт-Петербург. В Питере познакомился с тайским монахом Аджаном Чатри, который открыл в северном столице центр тайской традиции Буддавихара. Мы остановились в его доме. Как и все тайцы, он гостеприимно нас принял. А потом, когда познакомились поближе, монах сделал предложение, от которого трудно отказаться. Говорит: “Вам надо получить нормальное буддийское образование. Могу вам в этом помочь”. И помог. Я поехал поступать в тайский университет, - Аджан говорит, что так как университет был буддийский и учатся там в подавляющем большинстве монахи, то и ему быстро организовали монашеское посвящение. Было это в 2014 году.
Имя “Лугмопа” можно перевести как “приверженец традиции” или “структура веры”. Имя дал лама Докшит, настоятель "Шедруб Линга". 
- Обучение в Таиланде организовано по болонской системе с градацией на бакалавриат, магистратуру и так далее. Мое российское образование там приняли и зачли. Зачислили сразу в докторантуру. Сейчас у меня докторская степень международного образца, - Аджан рассказывает, что организация учебного процесса в тайских монастырях весьма разнится. - Некоторые учебные заведения огромное внимание уделяют изучению доктринальных текстов. Кто-то опирается на философию. Политика университета, в котором учился я, заключалась в соприкосновении буддизма и современных наук. Изучал, например, буддийскую психологию. Предметы касались и канонических буддийских текстов. Поскольку это была докторантура, предметов там было немного. Основная цель - научно-исследовательская деятельность. Отличие буддийского образования в том, что соискатель, чтобы получить доступ к защите диссертации, должен пройти определенные медитативные практики. 
Аджан Лугмопа говорит, что медитировал 45 дней. 
На родину буддийский монах вернулся два с половиной года назад. В России, способствуя распространению учения Будды, он читает лекции и проводит ретриты, 
Это - английское слово, вошедшее в русский язык как международное обозначение времяпрепровождения, посвященного духовной практике. Ретриты бывают уединенные и коллективные; на коллективных чаще всего проводится обучение практике медитации.
Автостанция Качканара. Сюда приедет автобус с монахом. Фото: Вадим Аминов, "ВК - Медиа"
- Половину времени провожу в центре монаха, который помог с получением образования. Половину - в общине Косьи. Провожу ретриты, преподаю практику медитации. Из-за коронавируса народ активно пошел в онлайн. Поэтому раз в неделю - пока что раз в неделю - веду лекции в онлайне. Это еще не преподавательская деятельность, скорее, просветительская, - Лугмопа признается, что не считает себя “совсем уж религиозным человеком, несмотря на то, что монах”.
Он говорит, что многие участники проводимых им ретритов признаются, что особой ценностью обладает возможность перенимать теоретические знания и опыт практики от русскоговорящего монаха.
Аджан Лугмопа отмечает, что затворничество на горе - “это не самоцель”.
- Затворничество используется как метод, чтобы люди менялись. Мы уходим в затвор и ни с кем не общаемся. Когда выходим, то занимаемся общественной деятельностью даже более полно, чем большинство светских людей в городах, - рассказывает монах.
По его словам, последние лет 15 буддизм в России находится в состоянии стагнации. 
- Жена участника нашей общины проводила исследования, которые показывают, что количество людей, пришедших в общины в Москве, Петербурге, Екатеринбурге и еще где-то, примерно равно количеству ушедших. В Питере буддизма побольше. Есть большой буддистский храм. Но уже лет 10, наверное, буддистам северной столицы не удавалось зарегистрировать никакой новой организации. Думаю, что в ближайшие годы ситуация такой и останется. Традиционные очаги буддизма в России тоже развиваются медленно. Там буддистов в чем-то поддерживает республиканская власть, общественное мнение лучше… Но качественного скачка они не сделали, - Аджан Лугмопа отмечает, что в стране есть “этнические буддисты”. - Бурят и калмык - значит, буддист. Русский и татарин - значит, не буддист. Но сейчас многое смешалось. У нас тут - община неэтнических буддистов. 
Гостиная в Косье. Здесь можно купить сувениры. Фото: Вадим Аминов, "ВК - Медиа"
Монах отмечает, что община “Путь Будды” и монастырь "Шедруб Линг" пребывают “несколько в другом положении”. 
- Мы - не городская община. У нас нет материальной базы большого города. К нам не зайти с улицы, выпрыгнув из троллейбуса. На гору и в Косью попадают люди для которых, как правило, буддизм - это не учение в формате хобби. Те, кто пришел и задержался, показывает практика, задерживаются надолго, - Аджан Лугмопа говорит,  что косьинская община “планомерно растет”: “приезжают новые семьи, покупаются новые дома. Большого количественного интереса нет. Но интересен, прежде всего, интерес качественный”. 

Косья. Анна

Буддийская община в Косье образовалась около 3 лет назад. До этого поселок идентифицировался исключительно с добытчиками золота и платины. Косья возникла в 19 веке как поселение на месте золотых и платиновых приисков. Добыча драгоценных металлов велась открытым  способом - работали драги и гидравлика. 
Стела в виде дражных ковшей и сейчас встречает въезжающих в поселок. Но объемы золотодобычи в последние годы значительно снизились. 
- Поселок по сути умирающий. Народу тут живет около трех сотен человек. Это если взять в расчет еще и окружающие поселки-аппендиксы, территориально относящиеся к Косье: Лабазку, Верх-Ис, Кучум, Петропавловский. Почта одна, один фельдшерский пункт. Магазинов - два. Но один, говорят, может в новом году закрыться. Правда, школа еще новая строится. Хорошо, конечно. Хотя детей и молодежи тут немного осталось. Молодежь разъехалась. Что им тут делать? Работы нет, - разводит руками Анна, супруга Василя. - Это были старательские поселки. Лесопилки есть. Но платят там, говорят, не очень. Иногда - дровами. 
Анна считает, что если у Косьи и есть будущее, то оно связано с туризмом. 
Анна. Фото: Вадим Аминов,"ВК - Медиа"
- В прошлом году в монастырь поднялось больше 10 тысяч человек. Но местный народ не очень заинтересован именно в развитии. В основном тут живут пенсионеры. Они получают пенсию и им ничего особо больше не надо, - отмечает женщина.
Она уверена, что власти и ЕВРАЗ способны достичь компромисса с буддистами. 
- Давайте договоримся. Давайте будем сотрудничать и сделаем так, что волки будут сыты, а овцы будут целы. Тем более, что монастырь стоит на месте, которое неинтересно промышленникам. Сами представители компании говорят, что там копать не будут, наверное, никогда, потому что содержание руды слишком низко, чтобы ее добыча была экономически оправданной. "Шедруб Линг" ведь находится достаточно далеко от границы нового карьера. Правда, у них границы “плавают”. Сначала показывали карту, что мы в километре, потом - р-р-р-р-аз - и в пятистах метрах. Потом - практически в центре карьера. А через какое-то время границы снова сдвинулись, - Анна достает из шкафа кружку, чтобы напоить замерзших гостей непременным буддийским чаем. 
Мы разговариваем в столовой косьинской общины. Она расположена в обычном деревянном доме, которых хоть в Волчанске, хоть в Сосьве с Гарями, множество. Большая печь, мурчащий котенок… Единственное, что отличает комнату от привычного интерьера, это маты на полу, на которых мягко и тепло сидеть по-турецки или же подворачивая ноги под себя, или коленях; низкий стол. 
Тут могут поесть паломники, туристы. Для них в Косье работает сувенирная лавка, гостиная с бесплатным Wi-Fi и гостевой домик. В 2018 участники общины поставили в Косье монгольскую юрту, ее назначение - гостевой дом. Желающие могут остановиться в ней на отдых, чтобы согреться перед или после подъема на гору и даже остаться на ночь.
- Здесь постоянно достаточно холодно, - наливая чай, признается Анна. И смотрит в подернутое изморозью окно. - На горе еще холоднее. Там почти всегда - сильные ветра. Но они порывистые и нерегулярные, поэтому действующий ветряной генератор пока только в мечтах. 
В окрестностях Косьи, в 3,5 километрах к югу-юго-востоку, расположена гора Качканар высотой 878,8 метра. На ее вершине стоит “Шедруб Линг”. 
"Шедруб Линг" -буддийский монастырь на вершине Качканара. Фото: Вадим Аминов, "ВК - Медиа"

Чокьи. “Путь Будды”
На гору нас поднимает Семен Загородний, председатель местной буддистской религиозной организации «Путь Будды». Это - правовое лицо буддистов “Шедруб Линга” и Косьи. 
Члены общины называют его Чокьи. В 2011 году Семен приехал из Челябинской области. Он говорит, что у каждого свой путь в гору. 
- Кто-то приехал, помог и уехал. Кто-то каждый год приезжает. Кто-то раз приехал и остался. Я начал задумываться о духовном развитии и наткнулся на буддийский текст с комментарием Далай-ламы XIV. Прочитав несколько страниц, понял, чем буду заниматься всю оставшуюся жизнь. Зашел в интернет, стал искать общины. Прочитал о “Шедруб Линге”. Сходил на сайт монастыря. Понял, куда поеду и чем буду заниматься, - вспоминает председатель “Пути Будды”. - Занимаюсь. Мало того, что интересно, в этом есть смысл. Человек - это же такое существо, которое во всем ищет смысл. Я вот в этом нашел смысл - помогать строить монастырь. Больше всего цепляет, что это реально полезно. Чувствуешь, что ты делаешь полезное дело, что ты не просто живешь. Ходить на работу, растить детей, строить семью - это, конечно, очень хорошо. Но для религиозного человека все это временно. Все плоды истощаются, а здесь я вижу, что плоды моих действий будут приносить пользу еще несколько поколений. Это цепляет.
Семен рассказывает, что с 1995 года, когда на горе началось строительство монастыря, руку к возведению “Шедруб Линга” приложили тысячи людей. 
Семен Загородний. Фото: Вадим Аминов, "ВК - Медиа"
- В этом и заключается парадокс судебного решения о сносе построек. Суд решил, что лама Докшит должен снести строение, которое строили тысячи людей со всей страны, - недоумевает Семен Загородний. - Это же поистине народная стройка. 
Он подчеркивает, что монастырь на горе - строящийся. И пока не будет окончательно решен земельный вопрос, таковым, видимо, и будет оставаться.
- Лама Докшит неоднократно пытался оформить землю. Обременений не было. Нужно было согласование с администрацией Качканара. Тогда еще ЕВРАЗа не было, был ГОК. Чиновники тянули. Много чего говорят на тему того, почему они так делали и откуда распоряжение пришло. А потом пришел ЕВРАЗ. Впрочем, учитель вам подробнее об этом расскажет, - обещает Семен. - Он сейчас дома, на горе. 
По словам председателя буддийской общины, в монастыре в эти дни находится 5-6 человек. Кто-то может спуститься, кто-то - подняться. Эти люди не являются участниками общины “Путь Будды”. 
- Они приехали и помогают по хозяйству, обеспечивают жизнедеятельность монастыря. Надо топить печь, убирать снег. Смотреть, чтобы не сожгли. Работы хватает. В монастыре - очень тяжело жить, поэтому не все готовы постоянно быть на горе. В Косье сейчас довольно много людей из числа тех, кто был в монастыре. А потом спустился. Это, в том числе, вызвано и конфликтом с ЕВРАЗом. Они додавили до того, что сейчас мы, участники организации “Путь Будды”, можем подниматься на гору только в пятницу, субботу и воскресенье, - возмущается Семен. - Если они переживают, что кого-то может зацепить взрывом, то мы были готовы пропускать эти дни, не подниматься на гору. Но они упирают на то, что у нас будет только три дня в неделю: пятница, суббота, воскресенье… 
Семен считает, что ЕВРАЗ специально “поддушивает” буддистов, постепенно выдавливая их с горы. 
- Я думаю, их задача - вообще все убрать, все снести, чтобы ни у кого не было претензии на это место. Они обвиняют нас в том, что мы, занимая участок земли на горе, мешаем разработкам. От карьера до нас - полтора километра. По проекту советских времен, под монастырем нет рудного тела. Но когда пришел ЕВРАЗ, промышленники якобы провели доразведку. У нас есть предположение, что представители компании выполняют инвестиционный проект. Может быть, таким образом они планируют привлечь больше инвестиций, показав, смотрите, какое гигантское месторождение? Кроме того, представители компании, отвечая читателям прессы, которых интересовала судьба скалы Верблюд, это туристическая достопримечательность в паре сотен метров от монастыря, сказали, что в лучшем случае, они доберутся туда через 50 лет. Зачем сейчас все рушить, ломать? - Семен подчеркивает, что не против ЕВРАЗа. Он даже сам некоторое время работал на Качканарский ГОК, когда переехал в Свердловскую область. - Но я против такой гегемонии, чтобы все себе захапать и ничего никому не давать. Я сейчас не только про нас говорю. Благодаря им, структурам компании, благополучно “кончился” горнолыжный комплекс, который хотели делать на этой горе. Здесь перепад высот, длина трассы, которые позволяли бы проводить даже международные соревнования. Сейчас все потеряно. Так и живем.
50663934728_9114c6773a_k.jpg
Община в Косье насчитывает несколько десятков человек. 
- Есть постоянные участники, есть друзья общины. Постоянных - 4-5 десятков. Друзей - тысячи, - говорит Семен
И признается, что буддистам иной раз непросто справляться с потоком туристов. 
- 10 тысяч человек за год - это большая цифра. Изначально прием туристов не был нашей целью. Но благодаря конфликту с ЕВРАЗом о нас стало узнавать все большее количество людей. Негативный, вроде, PR привел к всплеску посещаемости, - говорит Семен. - Людям не запретишь подниматься на гору. Я, вообще, считаю, что природа - это общее достояние. Брать с туристов каких-то денег за подъем мы не можем, поскольку “Путь Будды” - религиозная организация. Иногда туристы благодарят. Кто-то поднимает ребят на снегоходе, кто-то еду может приготовить. Какую-то небольшую денежку пожертвовать. Но по факту мы не можем просто взять и зарабатывать на них. По факту издержек столько, что о прибыли говорить не приходится. 
Загороднего возмущает, что недоброжелатели периодически обвиняют членов общины в том, что они занимаются бизнесом и разводят на деньги доверчивых туристов. 
- Какой бизнес? Хотели бы зарабатывать, выбрали бы другое дело, а не строительство монастыря на горе. Все же люди взрослые, - говорит мужчина. 
Проложенную по лесу дорогу, ведущую к монастырю, устроил комбинат. Говорят, в рамках трехстороннего соглашения с буддистами и областными властями. 
Туристы летом и осенью жаловались, что буквально утопали в грязи. Осенью путь отсыпали щебнем. Ее скрыл снег. 
Раньше к “Шедруб Лингу” вела дорога… через контрольно-пропускной пункт горно-обогатительного комбината, она проходила мимо Западного карьера предприятия. Возле КПП надо было свернуть влево в лес – там параллельно дороге шла лесная тропа, которая огибает КПП и выводила туристов на щебеночную дорогу.
Чтобы добраться до монастыря, по старой дороге приходилось пройти примерно 7 километров. Новый путь короче - примерно на километр.
Но и на нем уже появились контрольно-пропускные пункты. Два работали, третий пока нет. Один из КПП стоит прямо у подошвы вершины Качканара, в нескольких десятках метров от монастыря. 
Фото: Андрей Клейменов, "Глобус"
Поднимающий шлагбаум охранник говорит Семену про новые распоряжения, систему пропусков ...
- Недавно было совещание при вице-губернаторе Свердловской области Сергее Бидонько. Он говорил, что учитывает интересы всех сторон. Мы поднимали вопрос. Просили, чтобы в состав ЧОПа, нанятого предприятием, взяли наших людей. Они бы заодно смотрели за порядком на горе. Чтобы ничего случайно не сгорело. Не будет монастыря, не будет ничего и в Косье. Вице-губернатор пообещал рассмотреть этот вопрос. И при нем это же обещал и.о. директора. Вместо этого они начали нас топить. Я уже думал, что вопрос решится и мы наконец-то будем жить в мире и согласии. Но все равно получается, что некоторые равнее, - пожимает плечами председатель общины. - Вот он, - Семен показывает вверх. Монастырские строения выделяются на фоне сумеречного неба. Загородний берет в руки коробку с едой. - Идем…
В монастыре “Шедруб Линг” ведут “бортовой журнал”. Это ежесуточная летопись общинной жизни на горе. 
Запись за 27 ноября.
“Лама Докшит поковырялся в гараже, колол камень на верхнем склоне. 
Маричи разбиралась с вещами, убиралась, готовила части мандал.
Саня Чэ прикручивал железо, топил баню.
Серега дрова, хозбыт, животные, закрутил четыре самореза. 
Даша готовила на кухне, пекла пирог, поднимала дрова.
Леха носил дрова, колол дрова, перед ужином ушел.
Алена вышла из затвора. 
Саня Пэ точил цепь, делал стропилину, хозбыт. 
Около 18.00 поднялся Чокьи с 2-мя журналистами”.
Продолжение следует.
Фото: Андрей Клеймёнов, "Глобус"
Поделиться в соцсетях:
-
Комментарии
Комментарии для сайта Cackle
Популярные новости
Вход

Через соцсети (рекомендуем для новых покупателей):

Спасибо за обращение   

Если у вас возникнут какие-либо вопросы, пожалуйста, свяжитесь с редакцией по email

Спасибо за подписку   

Если у вас возникнут какие-либо вопросы, пожалуйста, свяжитесь с редакцией по email

subscription
Подпишитесь на дайджест «Выбор редакции»
Главные события — утром и вечером
Предложить новость
Нажимая на кнопку «Отправить», я соглашаюсь
с политикой обработки персональных данных