Серов
16 °C
$87,04
93,30
Присоединяйтесь к нам:

"Превышение по меди в 60 тысяч". Рыбак сделал анализ воды из Ольховки и Шегультана

"Превышение по меди в 60 тысяч". Рыбак сделал анализ воды из Ольховки и Шегультана
Исследование проб воды проводили в лаборатории Серовского филиала Центра гигиены и эпидемиологии в Свердловской области. Фото: Мария Чекарова, архив "Глобуса"

29 августа на портале "Кедр.медиа" - это независимый журналистский проект об окружающей среде - вышел репортаж Ивана Жилина "Смерть в мутной воде". Публикация рассказывает, что по берегам восьми уральских рек - Ольховки, Черной, Банной, Тамшера, Шегультана, Тальтии, Ивделя и Сосьвы - гибнут леса и животные. Но об этом стараются молчать...

К источнику вероятного загрязнения - Ново-Шемурскому карьеру, где структура Уральской горно-металлургической компании ведет разработку месторождения медно-колчеданных руд - представителей "Кедра" провели серовские рыбаки Андрей Филимонов и Алексей Трубин, обеспокоенные загрязнением рек севера Свердловской области.
Из похода к карьеру рыбаки принесли воду - 31 июля пробу взяли в ручье Медвежий, в месте, где он питает реку Ольховку. Это на подходе к карьеру.
12 августа рыбаки набрали воды для исследования в реке Шегультан, в которую впадает Ольховка.
Пробы воды Алексей отвез на исследование. Его проводили в лаборатории филиала федерального бюджетного учреждения здравоохранения "Центр гигиены и эпидемиологии в Свердловской области в городе Серов, Серовском, Гаринском, Новолялинском и Верхотурском районах".
Алексей Трубин рассказал о результатах исследования.
- Сначала взяли воду из Ольховки. Мы шли к карьеру — я, мой товарищ Андрей Филимонов и журналисты. Решили взять воду для анализа, коли уж дошли. Воду для второго анализа брали из Шегультана. Андрей решил отвезти детей на Чертово городище, это природная достопримечательность под Североуральском. В пещере посмотрели летучих мышей. Потом доскочили практически до места слияния Шегультана и Сосьвы. Воду брали примерно за километр до места слияния. Там мост, до него можно доехать по асфальту. В районе моста спустились к реке. Она вообще синяя была. Как медный купорос. Опрыскивал им помидоры. Цвет 1 в 1. Вообще непрозрачный, — рассказывает Трубин. - Воду отдали на исследование местным санитарным врачам.
Воду исследовали, в частности, на содержание алюминия, марганца, меди, цинка и кадмия.
Результаты исследования воды из Ольховки. Фото: Алексей Трубин
- На источнике у карьера, например, получилось превышение по меди в 63 600 (!) раз для рыбохозяйственных объектов. А в Шегультане - в 3300 (!) раз. Превышение по марганцу в Ольховке - в 3290 раз, в Шегультане - в 240 раз. По цинку в Ольховке - в 11 200, в Шегультане - в 85, — Алексей признается, что называет цифр, которые его поразили. - Может быть погрешность, разные способы измерения могут давать немного разные итоговые результаты, но... Тут какие-то просто сверхъестественные показатели. Превышение по меди в 60 тысяч - это очень много, это - "больная река". Она становится непригодной для жизни. И рыба отступает, и рыба уходит. По рыбе очень хорошо видно, когда вода плохая. Если у рыбы есть возможность уйти из плохой воды, она уходит. Было бы это озеро, рыба бы никуда не делась, и мор был бы визуально виден. А тут она уходит - из-за высокой концентрации металлов - и в уловах ее нет.
Результаты исследования воды из Шегультана. Фото: Алексей Трубин
- Но в Сосьве же что-то ловят? Например, жители Андриановичей, Марсят...
- Мы, рыбаки, говорим, что нет рыбы. Как это понимать? Мы часто говорим так, когда нет хорошего улова. Когда настоящий рыбак идет на промысел, он приносит много рыбы: себе пожарить или впрок засолить. Теще пару щучек на пирог. Кошке пару рыбок. Начальнику отнести - за то, что пораньше отпустил с работы. Так мы раньше ловили на Сосьве - на удочку, без сетей. Сейчас таких уловов в Сосьве нет: где-то в низовьях рыба еще есть, а в верховьях - уже нет.
В тех же Андриановичах, конечно, что-то осталось и местные деды ходят и ловят. Но рыбы стало очень мало, нет изобилия. И нормальные рыбаки уже толком не рыбачат на Сосьве: нет смысла тратить время, улов будет очень скудным.
Результаты исследований воды из Ольховки и шегультана в переложении на предельно-допустимые концентрации для рыбохозяйственных объектов. Скриншот: общественная организация "Живой Шемур"
Я продаю живцов - маленьких рыбок. Ко мне за ними заглядывают многие рыбаки. В последние годы все больше встречается рыбаков из Андриановичей, например, которые заезжают за живцами и едут на рыбалку в Гаринский район. На Тавду и Сосьву. То есть, они сами живут на реке, но уже не могут в ней ничего толкового поймать... А в низовьях вода пока почище.

Есть поселок Танковичи. Он как бы дачный. Дороги туда нет, реально добраться на моторной лодке. Там - дачники, охотники, рыбаки... Большинство там как раз из-за рыбалки жило - отдыхало. Года два как поселок опустел практически окончательно. Звонил знакомому. Говорит: «Никого нет, все уехали. А чего там делать, если рыбы нет?" Наличие рыбы - показатель "живого" водоема.
Общаюсь с людьми, когда сам на рыбалку выезжаю. Бросишь машину, стоишь на берегу, а мимо лодка проплывает. Бывает, подплывают парой слов перекинуться. Или подъехал кто. Я - к приехавшим. Разговоришь человека, он тебе все и расскажет. Многие рыбаки признают, что за последние лет 5, как я стал за нашими речками наблюдать, ситуация год от года становится хуже.
Недавно сел в междугородний североуральский автобус. Зашел и громко спросил: «Ну чего, мужики, как у вас рыбалка?» Оказалось, за такую шутку реально можно схлопотать по морде. Пришлось объяснять людям, что вовсе не хотел их обидеть. А просто хотел увидеть реакцию. Ответили: «Ну ты в следующий раз поосторожнее. А то увидишь реакцию — напинаем!»
Ранее Алексей высказывал мнение, что угроза лишения лицензии на пользование недрами – чуть ли не единственное, что сейчас может заставить промышленников прекратить загрязнение окружающей среды. 
Алексей отмечает, что "настолько медную воду" не следует использовать в хозяйственных целях и тем более пить. Фото: Константин Бобылев, архив "Глобуса"
Ранее мы неоднократно писали о загрязнении рек севера Свердловской области, произошедшим в результате разработки карьеров в районе горного хребта Шемур, на границе Североуральского и Ивдельского городских округов. Производственную деятельность на Шемурском и Ново-Шемурском месторождениях осуществляет акционерное общество “Святогор”, предприятие металлургического комплекса УГМК.
Представители медного холдинга признавали проблему. 
В феврале 2021 года был утвержден комплексный план по вопросам развития туризма и предотвращения загрязнения окружающей среды на территории Северного управленческого округа. Для "сокращения воздействия на окружающую среду” медники начали реализацию ряда мероприятий. 
"Комплексный план мероприятий по вопросам развития туризма и предотвращения загрязнения окружающей среды на территории Северного управленческого округа предусматривает сложные, финансовоемкие мероприятия, которые носят долгосрочный характер. По данным министерства природных ресурсов и экологии Свердловской области, меры, направленные на улучшение качества воды в водных объектах, выполняются АО "Святогор" в сроки, установленные комплексным планом. Оценка их эффективности проводится в течение нескольких лет после завершения работ", — так в начале 2022 года на вопросы редакции, посвященные загрязнению рек севера, ответил Департамент информационной политики Свердловской области. 
В этом году журналисты нашего издания провели краудфандинговую кампанию - собрали "народное финансирование" на отбор проб воды из Каквы, Сосьвы, Сотринки, Ляли и нескольких других рек севера Свердловской области. И подготовку серии репортажей. Сбор проводился на крауд-платформе для журналистов "Сила слова". 
Исследование проб воды из Ольховки и Шегультана была оплачены за счет средств, собранных в ходе краудфандинговой кампании.  
Проект называется "Грязные воды": чем отравлены реки севера Урала?". Следить за его реализацией можно в группах проекта в социальных сетях "ВКонтакте" и "Одноклассники". 
Какая вода бежит в самой Сосьве? А в Сотринке, Какве и в Ивделе? Как сейчас живут жители этого города, первые столкнувшиеся с последствиями загрязнения рек? Как можно остановиться загрязнение? Что говорят общественники, а что - чиновники?
К теме вернемся. 

Иллюстрация в анонсе: Константин Возьмитель, архив "Вечернего Краснотурьинска"

hotel logo
Копировать ссылку
Поделиться в соцсетях:

Условия размещения рекламы
Наш медиакит
Комментарии
Популярные новости
Вход

Через соцсети (рекомендуем для новых покупателей):

Спасибо за обращение   

Если у вас возникнут какие-либо вопросы, пожалуйста, свяжитесь с редакцией по email

Спасибо за подписку   

Если у вас возникнут какие-либо вопросы, пожалуйста, свяжитесь с редакцией по email

subscription
Подпишитесь на дайджест «Выбор редакции»
Главные события — утром и вечером
Предложить новость
Нажимая на кнопку «Отправить», я соглашаюсь
с политикой обработки персональных данных