“ГУЛАГ пришел на нашу землю”. Историк рассказал об ИвдельЛаге, СевУралЛаге и БогословЛаге, где сидели уголовники и “политические”

“ГУЛАГ пришел на нашу землю”. Историк рассказал об ИвдельЛаге, СевУралЛаге и БогословЛаге, где сидели уголовники и “политические”
“ГУЛАГ - это же огромная машина, которая работала на выполнение заданий пятилетки. Плановые показатели и так-то притягивали за уши. Если бы не труд содержащихся в ГУЛАГе, не было бы и результатов пятилетки”, — считает историк Игорь Фомичев. Фото: Констант

Перед публикацией серии специальных репортажей из поселков и деревень севера Свердловской области, где закрылись колонии, поведаем о “тюремном прошлом” региона. 

Рассказ историка-краеведа Игоря Фомичева, заведующего историческим отделом Верхотурского государственного историко-архитектурного музея-заповедника, о спецпереселенцах читайте в материале “Кто-то должен был валить лес”... Историк рассказал, почему на севере области появились лагеря ГУЛАГа”.
Сегодня Игорь Алексеевич рассказывает непосредственно об СевУралЛаге, ИвдельЛаге, БогословЛаге - крупных местах заключения.
В 20-м веке на севере Свердловской области действовали 3 крупных лагеря системы Главного управления лагерей — подразделение НКВД СССР, МВД СССР, Министерства юстиции СССР, осуществлявшего руководство местами заключения в 1930 - 1959 годах. Это - ИвдельЛаг, СевУралЛаг и БогословЛаг. 
Игорь Алексеевич отмечает, что ГУЛАГ был частью системы карательных органов СССР. В связи с этим его история связана со сталинскими репрессиями. Использование принудительного труда заключенных занимало важное место в экономике СССР в 1930 - 1950-х годах.
В частности, на долю заключенных приходилось 15% работ на лесоповале.
Основным видом работ для заключенных ИвдельЛага и СевУралЛага была лесозаготовка, включая погрузку-разгрузку и сплав леса.
- Лагеря на севере Свердловской области - это не местное изобретение. Это изобретение эпохи 30-х годов, эпохи индустриализации и коллективизации. По мере развития деревообрабатывающей, целлюлозно-бумажной промышленности государство увеличивало планы. Чтобы выполнять задания пятилетки, нужно было добывать сырье. А где его добывать? Там, где оно произрастает. Где у нас леса? На севере Свердловской области. Тогда тут были наиболее сохранившиеся леса, где можно было взять, в том числе, и деловую древесину. В большей степени, например, чем в Челябинской области, Пермском крае. Хотя там тоже были лесные массивы. И лагеря появились. Красновишерский, например, — приводит пример Фомичев. 
Историк рассказывает, что до образования ИвдельЛага и СевУралЛага лесозаготовками на севере региона занимались леспромхозы. Но спецпоселки, куда согнали раскулаченное крестьянство, с задачей взять сырье не справились
Историк: ”Лагеря на севере возникли, чтобы удовлетворить потребность государства в освоении лесов”. Фото: Константин Бобылев, “Глобус”
- Когда в разгар индустриализации перед государством возникли вопросы по развитию деревообрабатывающей промышленности, то оно создало структуру фактически бесплатного труда заключенных. По факту наверху было решено, что только этот дармовой труд может решить вопросы, связанные с развитием отрасли,Игорь Фомичев отмечает, что такой подход государство проявило не только к освоению лесных богатств севера Свердловской области. - Что, БАМ добровольцы строили, что ли? Далеко не добровольцы. С середины 30-х годов Главное управление лагерей широко зашагало по стране. Непосредственно ГУЛАГ появился в 1934 году. Но Беломорканал был построен еще раньше - в 1931 - 1933 годах. Стройка велась заключенными Белбалтлага. Это была одна из крупных строек первой пятилетки и первое в СССР полностью лагерное строительство. Лагеря ГУЛАГа появились на Урале, в Сибири, на севере Архангельской области, в Вологде. Каждая территория выполняла свои задачи, труд заключенных был направлен на решение экономических задач. По сути, мы говорим об интеграции труда заключенных в экономику страны.
Поэтому в зоне лесного хозяйства стали создавать колонии. Впервые такая колония появилась на наших землях в 1937 году - это был ИвдельЛаг.  
- ГУЛАГ пришел на нашу землю, — свидетельствует историк. 
Первая колония ИвдельЛага появилась в деревне Бурмантово. Поначалу лагерный контингент состоял преимущественно из “врагов народа”. Одним из первых возникло лагерное подразделение в поселке Сама. Сюда первоначально поступали и отсюда распределялись осужденные, попавшие в систему ИвдельЛага. Заключенные вели строительство железной дороги Сама-Ивдель. Крупнейшее лагерное подразделение располагалось в поселке Вижай. Пункты существовали в населенных пунктах Понил, Шипичный, Талица, Бор, Юртище, Пристань, Лача, Митяево. Появились колонии в поселках Лангур, Лосиный, Глухарный… Колонии возникли и в самом Ивделе. Большинство заключенных занимались лесозаготовками, строительством лесовывозных автомобильных и железнодорожных дорог. Кроме того, было открыто несколько рудников по добыче полезных ископаемых.
В 1951 году в состав ИвдельЛага входило 15 отделений, включавших 47 лагпунктов, в которых содержалось более 22 тысяч осужденных.
- Численность заключенных в нем доходила до 20 тысяч. Но самым крупным по численности контингента был другой лагерь севера Свердловской области - Северо-Уральский исправительно-трудовой лагерь, он же - СевУралЛаг. Он был основан 5 февраля 1938 года указом НКВД СССР на месте расформированного треста “Севураллес”, который не выполнил план. На 1 января 1942 года численность заключенных СевУралЛага составляла 33 757 человек, — рассказывает Игорь Алексеевич. - Причем, там были все. Статьи были разные. Там была 58-я статья, то есть, осужденные по политическим мотивам. Зачастую эта статья версталась из вчерашних спецпереселенцев, бывших крестьян, которых отправляли к нам. Там был и уголовный элемент. Нельзя сказать, что преобладала 58-я, устанавливающая ответственность за контрреволюционную деятельность. По 58-й статье отбывала наказание где-то четвертая часть контингента. Но этим людям в лагерях было сложнее. Охрана к ним не очень хорошо относилась, поскольку “политические” для охранников были классово чуждыми. Хотя по-разному, пишут, было… Администрация, как правило, опиралась на определенный контингент уголовников. Лагерная иерархия - куда от нее деться…
Когда изучал вопрос политических репрессий, то заметил, что если человек получал наказание в Свердловске, то, как правило, его отправляли не к нам, а подальше. Действовала перекрестная система: если кто-то осуждался на юге, его везли сюда. Это было сделано, чтобы затруднить общение с родственниками. В ИвдельЛаге и СевУралЛаге были практически все национальности, которые проживали в СССР. Было много белорусов, жителей южных республик. Были “лесные братья”. Говорили, что если ты литовец, то - “лесной брат”. Ничего подобного. 
Игорь Алексеевич отмечает, что некоторые из молодых горожан понимают под лагерем только обнесенную колючей проволокой территорию и вооруженных автоматами охранников на вышках. 
- Нужно отметить, что, например, и СевУралЛаг, и ИвдельЛаг - это не одна большая колония, а несколько объектов. Центр СевУралЛага был в Сосьве. Но сам лагерь подразделялся на так называемые отдельные лагерные пункты, которые находились в ближайших населенных пунктах. Лагеря были сфокусированы на выполнение конкретных задач, а уже вокруг колоний стала разрастаться территория, прирастая лагпунктами, где люди были на поселении. Каждый из населенных пунктов - звено в технологической цепи деревообрабатывающего производства,Игорь Фомичев говорит, что по сути, всю эту систему можно сравнить с крупным деревообрабатывающим предприятием, у которого несколько филиалов. В структуре СевУралЛага, например, было 18 лагерных отделений: Шарыгинское, Таборинское, Санкинское, Сарагульский ОЛП, Тавдинское, Азанковское, Карелинское, Верхнетурское, Сосьвинское, Гаринское, Шабуровское, Ирбитский ОЛП, Богословский ОЛП, Туринское, Тавдинское сплавное отделение, Ирбитский совхоз, Строительство Гидролизного завода, Свердловская контора. - Делянки были раскиданы по территории. К точкам были подведены узкоколейки. Под Сосьвой валили лес. А в Лобву, например, привозили сырье и здесь его обрабатывали. Так в Новой Ляле появился целлюлозно-бумажный комбинат. Он же неслучайно здесь возник. Другой пример - Надеждинский ДОК. Стране нужны была бумага, деловая древесина. Чтобы далеко не возить и снизить затраты, сырье перерабатывали на месте. Во главу ставилось выполнение и перевыполнение планов. Труд заключенных - и по качеству, и по количеству - был очень важен для государства. 
Почему для размещения крупного лагеря власти выбрали Сосьву? 
- В том числе, и потому что эта территория отдалена от крупных городов. Не каждый житель того же Серова мог туда доехать и увидеть, что там происходит. Места лишения свободы все-таки обычно старались убирать подальше от глаз населения - в глушь, — историк рассказывает, что далеко не все жители Серова, например, знали, что сравнительно недалеко от города есть лагерь ГУЛАГа. 
Некоторые серовчане, впрочем, знали, что в 30-50-е на территории нынешнего поселка Энергетиков существовала 17-я колония. Она стояла на земле, на которой впоследствии появился так называемый Энерголесокомбинат. Осужденные 17-й колонии были задействованы на строительстве тепловой электростанции - Серовской ГРЭС.
Игорь Фомичев: “Понадобилась ГРЭС - появилась отдельная колония, которая была замкнута на строительство станции. В годы войны от идеи строительства ГРЭС просто отказались. Не до того было. В 1956 году колонию закрыли, но тенденция налицо”. Станцию построили. На снимке - Серовская ГРЭС. Фото: Константин Бобылев, “Глобус”
- Занимались, как правило, земляными работами, объем которых был огромен. Там тоже были и 58-я статья, и уголовники. Осужденных на стройку гоняли пешком и многие их видели, — рассказывает краевед. - Территория самой 17-й зоны была разделена две части - мужскую и женскую. 
Нечто подобное было и на территории СевУралЛага. Хотя, в основном, заключенными были мужчины. Как и охранниками. 
По словам Фомичева, охрана лагерей не сразу версталась из личного состава, который призвали на службу. 
- Это потом пришло. Я бы даже сказал, что срочников стали задействовать в качестве охранников в послевоенный период. Государству стало выгоднее заплатить 3 рубля солдату, чем выплачивать полное содержание наемному специалисту. Офицеры, конечно, другое дело, но кто-то должен командовать солдатами охраны. А до этого народ в охрану набирали отдельно, — говорит историк-краевед. 

Игорь Алексеевич рассказывает, кого и как привлекали служить на север региона.
- Просто так человек “на севера” работать не поедет. У нас достаточно суровый климат, а в то время были еще и большие проблемы с инфраструктурой. Чтобы завлечь людей на службу в лагеря севера области, государство использовало, главным образом, экономический стимул. Для контингента, который охранял, установили достаточно высокую заработную плату. Сюда привлекали благодаря, так называемым, льготам. Срок выхода на пенсию - чуть ли не в 40 лет. И многое, видите, сегодня сохраняется: год - за полтора, а день - за два… Были оговорены премии, усиленный пакет - и деньгами, и продовольствием. Я говорю о бесплатных билетах, отпуске в 45 суток. 15 процентов уральских к окладу пришли к нам с той поры. Другое дело, что со временем их стали распространять и на другие предприятия. 
Но для того, чтобы люди поехали, мало было просто дать им денег и отсыпать других благ. Еще необходимо было создать инфраструктуру. Например, инфраструктура - это и жилье, и больницы. 
Нет специалистов в здравоохранении - найдем. Где? Например, возьмем из персонала врачебного корпуса, некоторые представители которого тоже не по доброй воле к нам приехали. Они, вроде, и не заключенные, но трудятся в шарашке. Спецу “прописали” поселение лет на 5-6. И куда он денется? Каких-то учителей не хватает - найдем. Нет ничего невозможного, — разводит руками Игорь Фомичев
Шарашка (также шарáжка, шара́га от “шарашкина контора”) — разговорное название НИИ и КБ тюремного типа, подчиненных НКВД/МВД, в которых работали осужденные ученые, инженеры и техники.
- Была создана система, в которой поселки превратились в анклавы. Их жители были обеспечены услугами здравоохранения. Появились столовые - не для заключенных, а для собственного персонала. В поселках формировалась развитая инфрастуктура, обслуживающей персонал лагеря и членов семей сотрудников - детские сады, школы, больницы, — Игорь Алексеевич отмечает, что на содержание таких поселков выделялись колоссальные средства. Труд заключенных оправдывал капиталовложения в населенные пункты, образующим для которых являлась зона. - Люди, не обладающие по сути какой-либо квалификацией, увидели возможность и начали ей пользоваться. Ну что там? Быть на охране периметра, меняться через определенное время и иметь такие блага… Причем не только для себя, но и для семьи - пансионаты, дома отдыха… 
По словам историка, шло формирование своего рода класса людей, в жизни которых профессия охранника зоны передавалась по наследству. 
- Некоторые, конечно, поступали в институты и переезжали в города, уходя работать в другие сферы. Но это было, скорее, исключение. Как правило, дети сотрудников шли служить в систему. Появились династии. Со временем к службе стали привлекать девушек и женщин, — при этом, подчеркивает краевед, систему можно охарактеризовать как кастовую. - Если, попав в эту структуру, ты начнешь проявлять какое-либо недовольство, то рискуешь сам оказаться за колючей проволокой. Поэтому вход был, а выход - только на пенсию. Зона - была, есть и будет. По другому, мне кажется, местные не мыслили. Вы думаете, что придет время и зона закроется? Для большинства в таких поселках и городках это было немыслимо. Особенно, для людей, многие годы проработавших на систему. 
На севере Свердловской области закрываются колонии. Осень 2021 года. Раскатывают Надымовку. Фото: Константин Бобылев, "Глобус"
Историк Фомичев отмечает, что пока у государства был интерес, эти “поселки при колониях” содержались. 
- Сокращение спроса государства на пиломатериал привело к тому, что начался процесс сокращения колоний. Сейчас он продолжается и мы видим “умирание” территориально-экономической системы лагерей, созданной еще в 30-40 годах. Нет колонии - нет работы. Из таких поселков население стало выезжать, дети стали забирать родителей… Эта тенденция коснулась как раз Сосьвы, ивдельских колоний. Они перестали пользоваться спросом, который имели в 30-е годы прошлого века,
— Игорь Алексеевич отмечает, что Сосьва подходит под определение социокультурного феномена “деревня при ГУФСИН”. Практически все в ней было завязано на колониях. 
- Сейчас государство не нуждается в таком количество древесины. В нашем регионе, по крайней мере. Кроме того, говорят, что пригодных для переработки лесов становится все меньше… То, что было построено во время ГУЛАГа, ветшает. Сегодня мы видим, что целлюлозно-бумажный комбинат на территории Новой Ляли то ли работает, то ли нет. Пациент скорее мертв, чем жив, — отмечает Игорь Алексеевич. - В колониях, конечно, до сих пор есть умельцы, которые вырезают из дерева поделки. Но это занятие больше для души и не носит массового спроса. По крайней мере, государству это неинтересно. Кроме того, сегодня мы живем в других условиях. Экономических. Политических. Социальных. Количество осужденных к реальному лишению свободы снижается. И государству, наверное, не нужно столько колоний. По крайней мере, опять же - в нашем регионе. 
Историк Игорь Фомичев считает, что колонии на севере Свердловской области будут закрываться и дальше. 
- Сегодня идет перераспределение даже внутри ФСИН. Пожалуй, только ленивый этого перераспределения не видит. Люди, которые внутри варятся, прекрасно это понимают,
— говорит краевед. 
- Я слышал высказывание, что можно попробовать создать “Уральский Алькатрас”. Чтобы всегда под носом была наглядность - вот, мол, были времена, люди по политическим мотивам в лагерях сидели. Кроме того, есть мысли, что этот тюремно-исторический туризм может принести деньги в далеко не самые богатые территории… 
- Чтобы создать “Уральский Алькатрас”, нужно 3 вещи. Во-первых, развитую инфраструктуру и подъездные пути. Дороги там, железнодорожную сеть. У нас с этим не очень хорошо. Во-вторых, выход на агломерацию. Еще хорошо бы иметь в виду каких-нибудь знаменитостей, — предполагает Фомичев. 
- Кто у нас тут сидел… В Сосьве - Вася Бриллиант (Владимир Петрович Бабушкин (прозвище — Вася Бриллиант, Бриллиант) — советский профессиональный преступник, лидер преступной среды в СССР), в Ивделе - шансонье Новиков…
- Новиков? Ну, не знаю. Читал, что он неохотно вспоминает то время. 
Когда начался конфликт в Чечне, мне попадалось предложение привозить террористов в Сосьву, чтобы они там отбывали наказание. Но пожизненный режим - это другое. Они содержатся без вывода на работу, — говорит историк Фомичев. Кроме того, считаю, такие колонии должны быть в отдалении от людей. А Сосьва - это все-таки поселок. Там живут люди. Это административный центр муниципального образования, где, помимо зоны, есть и другие объекты. 

Заключенные БогословЛага строили алюминиевый завод 

Если ИвдельЛаг и СевУралЛаг были “лесными” лагерями, то третий крупный ГУЛАГовский лагерь севера региона - БогословЛаг - создавался с другой целью. Она заключалась в строительстве алюминиевого завода и обслуживании Североуральских бокситовых рудников. 
- Возникла потребность в строительстве алюминиевого завода - ГУЛАГ тут же предложил свои услуги, появился БогословЛаг, — отмечает Фомичев. 
БогословЛаг был создан 15 ноября 1940 года. 
Место дислокации:
станция Бокситы железной дороги имени Кагановича в 1940 г.;
поселок Турьинские Рудники Серовского района Свердловской области в 1941-1942 гг. (ныне - Краснотурьинск);
станция Турьинские Рудники Свердловской железной дороги в 1944-1946 гг.;
город Богословск Свердловской области в 1942-1947 гг. (ныне - Карпинск).
- Почему в советские годы в Краснотурьинске проживало много немцев? Когда началась Великая Отечественная война, возник вопрос, что делать с этническими немцами? Всех объявили врагами и в насильственном порядке выдворили с обжитых территорий. Куда? В Челябинск и вот сюда, на Турьинские Рудники. В Краснотурьинске до сих пор много этнических немцев, хотя многие в 90-х и уехали в Германию, — рассказывает Игорь Фомичев
Есть данные, что с 1941 по 1945 год в БогословЛаге побывало 70 610 человек спецконтингента, из них 20 711 - советские этнические немцы.
На строительстве была высокая смертность: по минимальным оценкам из 15 000 немецких трудармейцев погибли около 20%. 
- В 1949 году БогословЛаг распустили. Задача была выполнена. А вот ИвдельЛаг и СевУралЛаг существовали до 60-х годов прошлого века. Казалось бы, Сталин умер в 1953-м году. Но процесс переосмысления лагерного наследия шел неспешно... В процессе все смотрели, кого сейчас амнистировать, какие категории населения… Все это растянулось аж до 90-х годов. Хорошо, если у осужденного по политическим мотивам, например, были живы родственники. Они могли подать на пересмотр дела. Но когда работал в архивах, мне часто попадались дела людей, которые были амнистированы благодаря работе прокуратуры. Так за неимением родственников реабилитировало государство, — отмечает Игорь Алексеевич. 
Краснотурьинск и БАЗ были созданы руками заключенных — раскулаченных и этнических немцев, в частности немцев Поволжья, мобилизованных в трудармию. Фото: Вадим Аминов, архив “Вечернего Краснотурьинска”
В октябре прошлого года мы писали, что число осужденных в Свердловской области достигло исторического минимума. Прошлой осенью в колониях, следственных изоляторах и ПФРСИ региона содержалось менее 20 000 человек (около 17 000 осужденных и около 3000 обвиняемых). 
Пресс-служба ГУФСИН России по Свердловской области отмечала, что 11 лет назад число граждан, содержащихся в учреждениях свердловского главка ФСИН, составляло 43-44 тысячи человек. 
Снижение количества осужденных в тюремном ведомстве объясняли гуманизацией российского уголовного законодательства и введением альтернативных видов наказаний. 
Первый специальный репортаж из цикла “Брошенные зоны: как живут люди в поселках, откуда ушла тюрьма” читайте на сайте позже.

Иллюстрация в анонсе: Константин Бобылев, архив "Глобуса"

Комментарии
Популярные новости
Вход

Через соцсети (рекомендуем для новых покупателей):

Спасибо за обращение   

Если у вас возникнут какие-либо вопросы, пожалуйста, свяжитесь с редакцией по email

Спасибо за подписку   

Если у вас возникнут какие-либо вопросы, пожалуйста, свяжитесь с редакцией по email

subscription
Подпишитесь на дайджест «Выбор редакции»
Главные события — утром и вечером
Предложить новость
Нажимая на кнопку «Отправить», я соглашаюсь
с политикой обработки персональных данных