Серов
13 °C
$53,32
55,96
Присоединяйтесь к нам:

"Вову не убивал". Мужчина, ожидающий суда, пытается убедить соседей, что не он убил инвалида

"Вову не убивал". Мужчина, ожидающий суда, пытается убедить соседей, что не он убил инвалида
Игорь Нуртдинов уверяет, что не причастен к смерти Владимира Копытова. Фото: Алексей Пасынков, "Глобус"

Уроженца поселка Первомайский Игоря Нуртдинова обвинили в убийстве знакомого - Владимира Копытова, жителя того же населенного пункта. Сначала мужчина находился под следствием за умышленное причинение смерти односельчанину, но судить его собираются за превышение необходимой самообороны. Мужчина уверяет, что ему... просто не повезло. По его словам, правоохранители попытались заставить его признаться в убийстве. А затем Нуртдинова - якобы под давлением силовиков - оговорил родной брат Алексей. 

Игорь считает, что истинный убийца может до сих пор находиться на свободе, а полиция... не может его найти. 

37-летний Игорь Нуртдинов - невысокий мужчина в потертой кожаной куртке и со шрамами на голове и руках. Профессии не имеет, работал вахтой - охранником на стройке. Мужчина признается, что решил поделиться своей историей с "Глобусом" не потому, что боится оказаться в колонии. До прихода в редакцию он 11 месяцев провел в ПФРСИ (помещение, функционирующее в режиме следственного изолятора, - прим. "Глобус") при ИК-54, что в Новой Ляле. Там он находился по обвинению в убийстве.
В прошлом, рассказывает Нуртдинов, он успел отбыть небольшой срок за кражу. Проведя почти год за решеткой, мужчина сомневается, что даже если его признают виновным, то назначат наказание, связанное с реальным лишением свободы.
Он утверждает, что цель его обращения к журналистам - донести до односельчан, что он - не убийца. И у него не было поводов убивать Владимира Копытова

Тело было закопано в огороде

Игорь Нуртдинов отмечает: о том, что случилось в поселке Первомайском, что в районе Красноглинного, 16 мая 2021 года он знает из материалов уголовного дела и рассказа соседа Николая Шляхова.
Один из жителей поселка - Петр Стрелец - поинтересовался у Нуртдинова, когда тот последний раз видел Владимира Копытова. Игорь ответил, что это было 7 мая. И предположил, что их общий знакомый мог просто уйти в лес.   
В 10 часов вечера 16 мая сосед Нуртдинова Шляхов пришел к нему в дом и рассказал, что Вову Копытова нашли закопанным в собственном огороде. На теле якобы насчитали 6 ножевых ранений... - Посидели на крыльце, покурили. Я попросил соседа Колю (Шляхова), чтобы тот держал меня в курсе, вдруг что услышит? Мы все рядом жили. И покойный Вова, и другие. В шахматы играли. Где-то в час ночи я еще раз позвонил Коле, до меня окончательно дошло, что Вову реально убили. Коля предложил помянуть. Я оделся. Пошел к нему, у него была водка. Выпили, поговорили. Пока я сидел у него, приехала полиция. Наш участковый сказал мне идти домой, мол, я тут не нужен. Я и пошел. Долго не мог уснуть, сидел в интернете. Часа в 4 утра стал засыпать и тут раздался стук в дверь. Там Коля и два оперативника. Мне сказали, что нужно собираться, - вспоминает Игорь Нуртдинов

"Признавайся, это, по-любому, ты..."     

Нуртдинова и Шляхова привезли в межмуниципальный отдел МВД России "Серовский", что по улице Кузьмина, 10, где предложили пройти полиграф ("детектор лжи", - прим. "Глобус"). Получив согласие, полицейские, вспоминает Нуртдинов, надолго оставили его в коридоре и никак с ним не взаимодействовали. Мужчина просил оперативников выпустить его за сигаретами - ему хотелось курить. Но выпускать Нуртдинова никто не собирался. Он вспоминает, что стрелял сигареты у полицейских.
- Это было очень тяжело. Я закончил пить 14 мая и был с сильного похмелья. Они продержали меня в коридоре весь день - без воды, еды и сигарет. И не спал я 3 дня, так как с похмелья не могу уснуть. До этого хотел поспать, да меня в полицию забрали. 4 часа просидел на полиграфе без движения, даже воды не было. Я его, в общем, не прошел... Ну, мы знаем, как он работает. Он не показывает правду, а показывает, что ты волнуешься. Все не так, как по телевизору. Потом меня перевели в кабинет и там началось: "Признавайся, это, по-любому, ты. Вы же вместе пили" и так далее. Опер, Андрей его зовут, намекал, что, мол, я раньше отбывал. Хотя там незначительные были статьи - неуплата алиментов, неисполнение родительских обязанностей, за кражу отсидел 6 месяцев в колонии-поселении. Я, конечно, ему сказал, что никого не убивал. А в половине пятого утра мне стало плохо, - рассказывает Нуртдинов.
IMG_20220507_111116.jpg

"Сейчас увидишь белочку..."

Игорь Нуртдинов не скрывает, что из-за проблем с алкоголем он несколько раз лежал в наркологии. Но оговаривается, что "крыша не ехала", в том смысле, что у него не случалось алкогольного делирия. Делирий - психическое расстройство, протекающее с помрачением сознания, нарушением внимания, восприятия, мышления и эмоций.
Нуртдинов рассказывает, что раньше он прекращал выпивать, потому что нужно было ехать к матери в деревню. Когда не мог остановиться сам - сдавался в наркологию. 
Находясь в отделе полиции, Игорь почувствовал себя плохо. Оперативник предложил мужчине взять лавку, поставить ее в коридоре и на ней уснуть. 
- Говорю оперу: "Ты гонишь, что-ли? Вызывай "Скорую", иначе белочку увидишь"... Так, сижу и дуру ему гоню. Но он вызвал. Приехала "Скорая". Мне поставили укол и сказали ложиться спать. Меня стало ломать... В итоге под утро я оказался в наркологии - на вязках. Открывал иногда глаза, видел, что менялись полицейские, которые меня сторожили. Сколько времени был в забытьи - не помню. Меня прокапали, сняли с вязок и снова привезли в отдел, - рассказывает Игорь.  

"Меня оговорил брат"

Там Игорю Нуртдинову снова предложили признаться в убийстве, которое, по версии оперативников, он мог совершить. Мужчина признает, что полицейские не применяли к нему физической силы.

В этот момент в отделе оказался его брат, инвалид II группы Алексей Нуртдинов.    
- Сейчас не бьют, не то, что раньше. Году в 2008 мы с братом Лешкой жили в Зеленцовском и там случилось убийство. Ну мы как-то попали под горячую руку. Ух, помню, тогда от майора одного отхватил... Тут опера кололи меня на словах, я, естественно, в отказ. Подняли меня к начальнику отдела Якимову (Олег Якимов, начальник МО МВД России "Серовский", - прим. "Глобус") и с ним был еще один, как я понял, это - Базуев (начальник Серовского межрайонного следственного отдела Следственного комитета Александр Базуев, - прим "Глобус"). Говорят мне, мол, "что я тут кручу?" Типа, были до меня урки с 30-летним стажем. Предлагали написать признательные показания, обещали дать меньше меньшего - 6 лет. Как сидеть буду, зависит, мол, от них. И так далее. Я послал их подальше прямым текстом. Приказали меня увести, а следом за мной завели Лешку, брата моего. А забрали его потому, что 7 числа мы пили вместе с Вовой, - вспоминает Игорь Нуртдинов
Через некоторое время Игоря поместили в изолятор временного содержания. Позже следователь сообщил ему, что Алексей дал против него показания. Потом был допрос, в ходе которого Игорь написал, что у брата не было причин для оговора.     
- Пока я был на свободе, то с братом не говорил. Знаю только, что он сильно пил все время. Потом меня увезли уже на ПФРСИ. В Серов приезжал только в суд. 30 ноября нас ознакомили с результатами некоторых экспертиз, которые показали, что ни моих отпечатков, ни отпечатков моего брата нигде нет, кроме двух смазанных следов на каком-то стакане. Но я и не отрицал, что до этого бывал у покойного в гостях. Мне понятно, в каком ключе работает полиция, они задавали такие вопросы, чтобы были основания кого-то обвинить, - предполагает мужчина. 
Позднее Алексей Нуртдинов, отмечает Игорь, отказался от показаний. Как следует из письма, написанного им следователю Серовского межрайонного следственного отдела СКР Алексею Семенову, тот оговорил брата, потому что его "двое суток удерживали в отделе полиции без сна, пищи и сигарет".
На допросе у следователя он лишь подтвердил обстоятельства убийства Владимира Копытова, которые ему ранее якобы сообщали сотрудники полиции. 
IMG_20220507_113905.jpg   
Игорь Нуртдинов отмечает, что у брата, когда тот страдает с похмелья, случаются "припадки", после которых он ничего не может вспомнить.
Еще Игорь Нуртдинов предполагает, что полицейские могли допрашивать брата в таком состоянии и - в теории - "могли убедить его в чем угодно". В том числе, дать показания против брата...   
 

Переквалификация дела. Выход из ПФРСИ

Спустя 11 месяцев Игоря Нуртдинова выпустили из ПФРСИ. Как отмечает мужчина, ему переквалифицировали обвинение - на менее тяжкое преступление. Конкретно, на убийство, совершенное при превышении необходимых пределов самообороны. Почему так произошло, мужчина толком объяснить не может. Но заявляет, что любой нормальный прокурор обязан вернуть подобное дело на доследование. 
- Направил жалобы в местную и областную прокуратуры. Ответов пока никаких не получил. Мне также нужно дойти до следователя. Мне неизвестно, что сейчас будет. Не знаю, сколько я буду ходить под подпиской о невыезде и надлежащем поведении. Что будет дальше, я не знаю, - признается Нуртдинов. 

Убийца на свободе? 

Обвиняемый вспоминает, что убитый Владимир Копытов часто пил. В том числе, выпивал с Владимиром Тухто, который, по словам Нуртдинова, сейчас находится в розыске по обвинению в незаконном проникновении в жилище убитого. 
- Он был судим за разбой, сам с Борового. Бухали они вместе с убитым. Вот все, что знаю о нем. Мы с ним не были знакомы. По мне, вроде как, спокойный он, хотя я с ним не сталкивался. Я не представляю причину, по которой могли убить Вову Копытова. Жил он один, получал пенсию, тысяч 10, не больше. Думаю, что полицейские просто устали искать Тухто и переключились на тех, до кого проще добраться, - считает Игорь Нуртдинов
Он записал видеообращение к односельчанам, в котором попросил не считать его убийцей.      
- Я не совершал этого преступления, Вову не убивал. Причин для этого у меня не было и быть не может, - в частности, говорит Нуртдинов. 
Начальник Серовского межрайонного следственного отдела СК РФ Александр Базуев сообщил, что при расследовании уголовного дела действия подозреваемого были переквалифицированы с убийства (часть 1 статьи 105 УК РФ) на превышение пределов необходимой самообороны (часть 1 статьи 108 УК). Уголовное дело в отношении Игоря Нуртдинова направлено прокурору для утверждения обвинительного заключения.
Также Александр Владимирович сообщил, что была проведена проверка по жалобе Нуртдинова на применение в отношении его психологического насилия сотрудниками Серовского МСО. 
- Данный факт своего подтверждения не нашел, вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, - прокомментировал Александр Базуев
Разыскать Алексея Нуртдинова, чтобы получить его комментарии, "Глобусу" пока не удалось. 
К теме вернемся. 

Поделиться в соцсетях:
Комментарии
Популярные новости
Вход

Через соцсети (рекомендуем для новых покупателей):

Спасибо за обращение   

Если у вас возникнут какие-либо вопросы, пожалуйста, свяжитесь с редакцией по email

Спасибо за подписку   

Если у вас возникнут какие-либо вопросы, пожалуйста, свяжитесь с редакцией по email

subscription
Подпишитесь на дайджест «Выбор редакции»
Главные события — утром и вечером
Предложить новость
Нажимая на кнопку «Отправить», я соглашаюсь
с политикой обработки персональных данных