Серов
27 °C
$74,00
89,62
Присоединяйтесь к нам:

«Виноват – я приму. Не виноват – надо понимать, как действовать». Супруга обвиняемого не верит в причастность мужа к смертельному избиению

«Виноват – я приму. Не виноват – надо понимать, как действовать». Супруга обвиняемого не верит в причастность мужа к смертельному избиению
Кирилла ждут дома жена Людмила и дочь Варя. Фото: Вадим Аминов, «ВК-медиа»

Осенью прошлого года 32-летний житель Краснотурьинска Кирилл Муквич влип в криминальную историю. Зимой мужчина в составе бригады работал на лесных делянках в Сосьвинском и Гаринском районах.

Бригадиром у Кирилла был житель поселка Гари Евгений Мяоц. Перед заездом на делянку Кирилл остановился у него дома. 
Людмила Муквич, жена Кирилла, рассказывает, что мужчины решили выпить.
– Все случилось в ночь на 31 октября. Вечером созвонилась с супругой Евгения. Она сказала, что ребята куда-то пошли. Мы еще посмеялись: в стране карантин, бар не работает, далеко не уйдут, сейчас вернутся домой… Но ночью жена Евгения перезвонила мне и сказала, что «у них что-то случилось. Позвонил сейчас Женя. Говорит, что кто-то умер», – Людмила признается, что отрицательно относится к посиделкам. – У мужчин, работяг, застолье часто не за столом происходит. Всегда ругалась на сей счет, потому что так получалось, что зачастую Кириллу прилетало. Он далеко не драчун. Может высказать в лицо и за это получить. Всегда боялась, что после такой гулянки он окажется в больнице. Честно, когда мне позвонила супруга бригадира и сказала, что кто-то умер, я подумала – что-то случилось с Кириллом… Я затряслась и перезвонила Евгению. Он заревел в трубку. Тут я подумала, что, правда, что-то произошло с Кириллом. Но Женя сказал, что «Петрович умер». «Ты что ревешь-то? Расскажи, что случилось?» И он мне отвечает: «Я убил!» Попросила Кирилла к телефону. Он сказал, что «Петрович умер». «Так умер или убили?» «Я не знаю. Его нашли на улице, но перед этим его Женька поколотил». «Сильно?» «Ну да, блин, сильно». «Что делать?» «А что делать? Женька, похоже, сейчас лет на 8 «уедет». 
По словам Людмилы, Петровичем в бригаде называли жителя поселка Гари Т-ко. С Кириллом он работал на делянках. В этом сезоне Т-ко не должен был заезжать на делянку. 
– Насколько я знаю, во время посиделок Женя и Кирилл решили, что в бригаде нет приборщика, а он нужен, и надо бы сходить до Т-ко. Когда муж с бригадиром пришли к Т-ко, в доме он был не один. Сидели компанией – Т. и еще трое мужчин – Фролов, Соломеин и Ткаченко. Сейчас они свидетели по делу… Знаю, что у них с бригадиром были неприязненные отношения. Это было связано с работой, – говорит Людмила. 
Она вспоминает, что о событиях той ночи ей рассказывал Кирилл. 
– У Жени и одного из мужчин были давние претензии другу к другу. За пьяным разговором у них что-то произошло. Кирилл говорит, что не было какой-то точки кипения. Мужчины сидели и предъявляли что-то друг другу. Он пошел на улицу, в туалет. Когда зашел обратно, в доме был кошмар. Один лежит, Женя на нем прыгает. Этот висит на Жене. Я, говорит, зашел и обомлел. Ткача, говорит, снял и кинул на кресло. Потом подлетел к Жене и деда начал вытаскивать, поднимать на диван. В показаниях у Соломеина другое – что Кирилл бил, а Женя тащил мужчину на диван. Кирилл не знает, из-за чего все произошло. Там даже свидетели и Женя не могут назвать причину конфликта. Кирилл говорит, что потом он заорал и все успокоились. Потом еще выпивали. Петрович жаловался, что ему тяжело дышать, больно в груди. Встал, выпил стопку и ушел на улицу. Его долго не было. Фролов сказал, мол, что-то Петровича давно нет: «Сходите, посмотрите». Кирилл, бригадир и свидетель Соломеин вышли на улицу. Т. лежал на пороге головой вниз. Кирилл говорит, что мужчину занесли домой и никто не подумал, что он умер. Думали, что без сознания. Положили в комнату на диван. Потом Кирилла дернуло и он пошел проверить Петровича. Тот – холодный. Уже пульса не было. Кирилл давай кричать и, говорит, что забеспокоился один Женя, – рассказывает Людмила. 
На место приехала скорая помощь. Потом позвонили в полицию.
– Были мысли, что смерть не связана с дракой. Но потом оказалось, что ребро проткнуло легкое. И следствие считает, что между телесными повреждениями во время избиения и смертью Т. есть причинно-следственная связь, – отмечает Людмила. 
Серовский межрайонный следственный отдел Следственного комитета России по Свердловской области возбудил по факту насильственной смерти Т. уголовное дело – по части 4 статьи 111-й Уголовного кодекса РФ. Она предусматривает наказание за причинение тяжкого вреда здоровью, которое по неосторожности привело к смерти человека. А это срок -- до 15 лет лишения свободы.
Обвиняемыми по уголовному делу проходят Евгений Мяоц и Кирилл Муквич. Они содержатся в ПФРСИ при исправительной колонии в Новой Ляле. 
Кирилл, по словам супруги, с самого начала не признавал вины. 
– 3 числа Кирилла вызвали в полицию. Он сидел до трех часов ночи. Но показания с него не взяли. Потом гаринский следователь увез его домой. В 8 утра его дежурная часть вызвала. В тот день он еще в лес собирался заезжать. В 11 часов он написал, что его повезут в Серов. Тут я запереживала. А в три часа дня он мне пишет: «Все, меня закрывают». У него было право на один телефонный звонок, он позвонил и сказал: «Похоже, мне нужен адвокат». Спросила: «Тебя что, в этом обвиняют?» «Похоже, да», – вспоминает Людмила. 
Она считает, что Кирилла привлекли, исходя из показаний кого-то из свидетелей. 
Людмила не верит в виновность мужа.
– Мне по-человечески важно было понять, за что бороться? Виноват или не виноват? Виноват – я приму. Не виноват – надо понимать, как действовать. Искала телефоны. Созвонилась с Ткаченко. Говорю: «Пожалуйста, объясните мне все, как жене. Сердце разрывается. Не знаю, что думать». Он повторяет историю Кирилла. Не во всех деталях, конечно. Единственное, он говорит, что терял сознание и всего не помнит, – признается Людмила. 
Еще она отмечает, что Кирилл очень хорошо относился к Петровичу. 
– Тот особо никому не был нужен. Кирилл жалел его по-человечески и покупал на Новый год подарок, дарил блок сигарет. Купил за свои деньги слуховой аппарат. Модем и sim-карту, – Людмила считает, что муж не мог бить Т. 

«Давай, говори, что убивали, типа, оба. Мяоцу больше дадут»

Свидетель заявил, что его принудили дать ложные показания

5 апреля разразился скандал. Житель поселка Гари Сергей Ткаченко, проходящий свидетелем по делу о смертельном избиении, обратился к Серовскому городскому прокурору Алексею Рубану с заявлением. В нем мужчина сообщил, что в отношении него совершено преступление, предусмотренное статьей 302-й Уголовного кодекса РФ. Это – принуждение к даче показаний. 
Копия заявления есть в редакции.
Ткаченко пишет, что примерно в ноябре 2020 года его под угрозой насилия заставили дать ложные показания по уголовному делу в отношении Кирилла Муквича. Кроме того, указывает Ткаченко, ложные показания также заставили дать Фролова В.П. А в настоящее время ложные показания заставляют давать Соломеина О.Ю. 
Все трое – свидетели по делу Муквича и Мяоца. Фролов, к сожалению, уже умер. Говорят, замерз насмерть в нетопленном доме. 
"В настоящем заявлении я отказываюсь от показаний, данных при применении насилия и угроз", – пишет Сергей. Он также просит прокурора привлечь к ответственности лиц, виновных в принуждении к даче показаний. 
По словам Ткаченко, на него "давили" сотрудники правоохранительных органов. Их имен и званий он не называет. 
– Давай, говори, что убивали, типа, оба. Мяоцу больше дадут. А я еще был в неадекватном состоянии, пьяным, что они писали – даже не смотрел, в принципе даже не читал, потому что был нетрезв, – говорит мужчина. – На Мяоца был злой, поэтому дал такие показания. Еще говорили, что такие не дашь показания, можешь сам превратиться из свидетеля в обвиняемого: «Мы можем это устроить». 
Скончавшийся свидетель Виктор Фролов являлся отчимом Ткаченко. 
– Его свозили в Серов, в Следственный комитет.  Приехал он в 5 утра на автобусе, кто ему денег насобирал – попутчики или кто – не знаю. Держали его в СКР до 10 часов вечера. Тоже угрожали ему: «Показания не меняй. Если дашь другие показания, что Муквич там не били прочее, то мы тебя сейчас закроем к блатным, будешь у них парашу таскать». Он приехал в 5 утра, старый человек, под 80 лет, весь на нервах. Я понял, что правды не добиться. Говорить им что-то бесполезно, раз они свое навязывают, – вспоминает Сергей.
Изначально, говорит свидетель Ткаченко, он давал показания о причастности Кирилла Муквича к избиению Т. 
– Когда меня привезли в Серов, следователь, не помню, как его зовут, сказал: «Так, такие показания они дали. Говоришь то же самое». Я просто сидел и кивал. Башка раскалывалась и болела, был еще с похмелья. Как говорится, на все согласен. «Так было?» «Было». «Мяоц бил?» «Да, бил, пинал там и все». «Муквич бил его?» И головой мне как бы кивает. «Ну да, руками там ударил несколько раз». Думаю, чтобы побыстрее (все закончить), чтобы оттуда уйти. А то продержат, в камеру к кому-нибудь закроют, – рассказывает свидетель Ткаченко. 
Сейчас он заявляет, что Кирилл Муквич не бил мужчину. 
Подробнее - в видео рассказа Сергея Ткаченко о смертельной драке и показаниях, данным им сотрудникам правоохранительных органов.

«Мы сомневаемся в беспристрастности следователя»

Адвокат пожаловался, что свидетеля незаконно удерживают в СК

Вместе со свидетелем Ткаченко в прокуратуру заходил защитник Кирилла – екатеринбургский адвокат Олег Шестаков.
По его словам, 5 апреля, на 15.00, в Серове были назначены очные ставки между его доверителем и свидетелями по уголовному делу – Ткаченко и Соломеиным.  
– Однако (...) свидетеля по фамилии Соломеин незаконно удерживают в Следственном комитете с целью принуждения его к даче заведомо ложных показаний, о чем мы в настоящее время сообщаем прокуратуре города Серова – с целью провести немедленное реагирование и устранить нарушения закона, – около полудня 5 апреля сказал газете Олег Игоревич. 
Он отметил, что свидетеля Соломеина доставили в СКР за несколько часов до очной ставки. 
Адвокат Кирилла Муквича считает, что  перед очной ставкой следователь мог попробовать принудить свидетеля дать заведомо ложные показания и «отработать» их. 
– Однако в настоящий момент процессуалистов, как ответили нам в приемной прокурора, нет. В прокуратуре сослались на то, что предусмотрены процессуальные сроки для рассмотрения заявления, – отметил Шестаков. Он сказал, что будет обжаловать действия сотрудников городской прокуратуры. 
Помимо прокуратуры, как сообщил адвокат, Сергей Ткаченко также обратился с заявлением в полицию. И был опрошен участковым.
– Я считаю, что следствие ведется довольно-таки однобоко, с обвинительным уклоном. Мы сомневаемся в беспристрастности следователя. И неоднократно заявляли ему отвод. Говорили, что он необъективен в ведении следствия. Мною несколько раз подавались ходатайства о проведении очных ставок с целью устранения противоречий в показаниях обвиняемых, как Мяоца, так и Муквича, и свидетелей. В проведении очных ставок все время отказывали. До тех пор пока общественность не начала интересоваться этой ситуацией, – говорит Олег Шестаков, адвокат Кирилла Муквича. – Кирилл с самого начала отрицает вину. Второй обвиняемый также отрицает причастность Кирилла к избиению. Все свидетели, с которыми я разговаривал, за исключением свидетеля Соломеина, виновность Кирилла отрицают. Изначально у нас было трое свидетелей. Один из них по фамилии Фролов. Он, к сожалению, скончался. Он также написал заявление в полицию, явку с повинной, что он дал заведомо ложные показания в связи с принуждением (со стороны) сотрудников полиции.
Очные ставки, назначенные на 15.00, по данным газеты, состоялись. 

«Нарушений уголовно-процессуального закона не установлено»

Следственный комитет прокомментировал расследование уголовного дела о смертельном избиении в Гарях

Руководитель Серовского следственного отдела СКР Александр Базуев прокомментировал ход расследования уголовного дела, возбужденного в результате гражданина Т. Комментируя публикацию и заявление адвоката, Александр Базуев отметил, что защитники работают по-разному. 
– Есть адвокаты, которые работают профессионально, добывая доказательства, анализируя их и делая соответствующие выводы. А есть адвокаты, которым необходимо создать негативное отношение к правоохранительным органам. При этом они используют интернет и средства массовой информации. 
В ходе предварительного следствия по данному уголовному делу изучены собранные доказательства. Нарушений уголовно-процессуального закона не установлено. Оценку допустимости доказательств у нас в стране осуществляет суд и он будет решать, в соответствии с законом собраны доказательства или нет. 
Зная, что обвиняемый и защитник намерены заявлять о рассмотрении дела судом присяжных заседателей, можно сделать вывод, объясняющий их действия, направленные на то, чтобы настроить общественное мнение против следствия, очернить правоохранительные органы в вопросе сбора доказательств. 
Показания очевидцев – это не единственное доказательство, на которое ссылается следствие. Совокупность собранных в соответствии с Уголовно-процессуальным кодексом РФ доказательств позволяет следствию сделать вывод о причастности обоих обвиняемых к смерти потерпевшего, предъявить им обвинение и направить дело в суд. 
В конце концов, оценив все доказательства, собранные по уголовному делу, точку в нем поставит суд, – отметил Александр Владимирович. 
Он также отметил, что действующим законодательством за дачу заведомо ложных показаний предусмотрена уголовная ответственность (статья 307 Уголовного кодекса РФ). 
– Сказанному свидетелем в дальнейшем может и, вероятно, будет дана правовая оценка, – отметил руководитель следственного отдела.
Он подчеркнул, что уголовная ответственность также существует за подкуп свидетеля и принуждение к даче показаний (ст. 302 УК РФ). 

P.S. Источник из числа сотрудников правоохранительных органов, попросивший не называть его данных, считает, что сторона защиты Кирилла Муквича начала готовить общественное мнение к суду присяжных. По его данным, сторона защиты будет настаивать на рассмотрении уголовного дела именно присяжными заседателями. 
– Они же сейчас все на суд присяжных рассчитывают, запускают волну негатива в отношении правоохранительных органов. Недавно в Серове получили два оправдательных приговора от присяжных. Им три раза судья сказала, что "три на три" – это оправдательный вердикт. Они выходят, голосуя три на три – трое за то, что виновен, трое – за то, что не виновен. Считают, что так меньше дадут, – отметил источник. – Не хотят брать на себя ответственность, получается?  
Заместитель Серовского городского прокурора Алексей Кисилев сообщил, что надзор за ходом расследования уголовного дела осуществляет прокуратура Гаринского района. 
К теме вернемся. 



hotel logo
Копировать ссылку
Поделиться в соцсетях:
-
Комментарии
Комментарии для сайта Cackle
Популярные новости
Вход

Через соцсети (рекомендуем для новых покупателей):

Спасибо за обращение   

Если у вас возникнут какие-либо вопросы, пожалуйста, свяжитесь с редакцией по email

Спасибо за подписку   

Если у вас возникнут какие-либо вопросы, пожалуйста, свяжитесь с редакцией по email

subscription
Подпишитесь на дайджест «Выбор редакции»
Главные события — утром и вечером
Предложить новость
Нажимая на кнопку «Отправить», я соглашаюсь
с политикой обработки персональных данных