Серов
-4 °C
$76,44
86,82
Присоединяйтесь к нам:

“Мы - не люди, а механизм для зарабатывания денег!" Сотрудники серовской скорой помощи рассказали о проблемах на станции

“Мы - не люди, а механизм для зарабатывания денег!" Сотрудники серовской скорой помощи рассказали о проблемах на станции
Сотрудники серовской скорой помощи объяснили, из-за чего начался конфликт с руководством. Фото: Мария Чекарова, "Глобус"

По словам работников Серовской станции скорой медицинской помощи, из учреждения еженедельно увольняются сотрудники - фельдшеры высшей категории уходят, а на их места приходят студенты. Специалисты с многолетним стажем увольняются из-за “букета” причин - неуважительное отношение руководства к сотрудникам, режим работы, оплата труда, принуждение работать сверхурочно.

Неутешительно обстоят дела с машинами скорой помощи - часть “карет” застряла на ремонте. А машины, которые еще в строю, находятся не в лучшем состоянии и требуют ремонта.
Кроме этого в “Скорой” остро стояла проблема с обеспечением необходимым пакетом медицинских препаратов для выезда к пациентам. Медики за свой счет покупали лекарства, пока прокуратура не выявила данное нарушение и не обязала руководство обеспечить медперсонал препаратами.
Об этом всем “Глобусу” рассказали сотрудники станции скорой помощи. Люди объяснили, что происходит в учреждении и что стало причиной конфликта персонала с главврачом Ольгой Бец.
- Хотим быть объективными. Жалуемся вам. Нет фельдшеров, нет машин скорой помощи. Писали Бец докладную, что не работал компьютер. С пятницы, 10 сентября, не работал телефон 103. Заработал только во вторник, после обеда, 14 сентября. А Бец на все пофиг. Сейчас сложная обстановка - эпидемия COVID-19. Бец, идя на работу и с работы, хоть бы поинтересовалась, сколько необслуженных вызовов висит, есть ли лекарства! Просто, подумала бы, как главный врач, что можно сделать и какой резерв откуда-то взять - попросить фельдшеров, водителей брать дополнительные смены, простимулировать, в конце месяца выдавать премии. Тогда бы и люди работали, и наладился бы механизм работы станции скорой помощи, - говорят о наболевшем сотрудники скорой помощи.
Люди, по понятным причинам, не хотят, чтобы их имена были опубликованы. Поэтому имена, которые увидите в этом тексте, - вымышленные (настоящие данные людей есть в редакции).

Коллективный договор и принудительные подписи

- Начнем с того, что мы занимаемся оказанием платных услуг - проводим осмотр водителей перед и после рейса. За эту работу нам доплачивали по 1270 рублей. Затем Ольга Александровна включила эту работу в должностную инструкцию, на что не имела право, - рассказывает медик Алевтина.
Сотрудники “Скорой” говорят, что пытались договориться с руководством о возврате оплаты за осмотр водителей. Руководство навстречу не пошло. Люди решили писать жалобы и обратились в министерство здравоохранения Свердловской области.
- Нам объяснили, что это - нарушение. К тому же оплата за осмотр должна быть выше, чем заявлено, - продолжает говорить Алевтина. - 14 апреля этого года было организовано собрание. Там мы узнали, что с 15 числа вводится должность старшего диспетчера, который будет заниматься платным осмотром водителей. Оплата будет составлять 19 процентов от месячной выручки за осмотр водителей. Позже Ольга Александровна сообщила, что она съездила в Минздрав и министерство не утвердило выплаты в 19 процентов, но не все потеряно, выплачивать будут 12 процентов. В министерство она предоставила бумаги, что мы подписали соглашение и согласны на 12 процентов. Дело было так. Бец выдала должностную инструкцию. Мы не успели с ней ознакомиться, а главврач начала требовать ее подписания. Потом страницу с подписями она прикрепила к другой должностной инструкции. Кроме этого, в допсоглашении процент оплаты не указан. Получается, сколько захотела - столько и заплатила.
Медики скорой помощи отмечают, что они не знают сколько стоит час их работы. Фото: Мария Чекарова, архив "Глобуса"
Сотрудник скорой помощи Марина отмечает, что медики не знают, сколько они зарабатывают за час: “Нам никто не говорит, сколько стоит час нашей работы”.
- Ольга Бец мне сама лично говорила, что если вы не подпишете допсоглашение до 15 августа, то будете уволены, — добавил коллега Марины.
Работники утверждают, что своими действиями Ольга Александровна вынудила их продолжить жаловаться в различные организации.
- Посмотрите, это - коллективный договор, который будут принимать в ноябре этого года или в январе следующего. В нем написано, что передача опыта другим работникам внутри коллектива, наставничество, - оплачивается как 0,3 процента от оклада. Но за наставничество при работе со студентами-стажерами выплаты не предусмотрены. Как это понимать? - возмущаются медики, показывая договор.
- По оплате наставничества Бец отписалась, что в договор были внесены какие-то изменения. Кто их принимал? Кроме нее, никому не известно. А ведь у нас  был принят трехсторонний коллективный договор, согласно которому Бец не имеет право без нашего ведома вносить какие-либо изменения, - добавил один из присутствующих сотрудников.
В июне люди написали жалобу в Серовскую городскую прокуратуру. В ходе проверки прокуратурой были выявлены 26 нарушений.

Зарплата и сверхурочные

Люди объясняют, что руководство “Скорой” начало “резать” смены водителям. А также отказывается оплачивать переработку. Сотрудники не стали этого терпеть, из-за чего и начал разгораться конфликт.
- У водителя в графике стоит ночная смена. В конце восьмичасового рабочего дня его ставят перед фактом, что завтра он “в ночь” не выходит, так как нет фельдшеров. Просто ставят перед фактом, никто заранее не предупреждает. По закону, работнику должны оплачивать 2/3 ставки за простой, а они сидят дома за бесплатно. Но это вина работодателя, а не работника. Почему водители должны терять смены и деньги? - говорит медик.
- Конечно, мы начали “показывать зубы” - писали жалобы в прокуратуру, минздрав. Было так, что водитель отрабатывал 15 смен и в свои выходные ездил в командировку - срочный выезд с пациентом в другой город. Чтобы в Серове не снимать водителя со смены, брали водителя, у которого выходной. Соответственно, у водителя за счет командировок получается больше часов. Теперь за переработку платить не хотят. Это как называется? - задают риторический вопрос сотрудники. - Приведем пример, из-за чего еще получаются переработки. Поступает беременная, которую надо госпитализировать в Екатеринбург. Ежедневно по графику у нас должно быть девять машин скорой помощи. У нас же работают семь, максимум восемь машин. Из этих семи машин две снимаются в Екатеринбург. Водитель не успевает вернуться к концу рабочей смены, возвращается за полночь. Переработка происходит не по вине водителей. Бец сама согласилась на выполнение скорой помощью этой работы. Хотя роддом к “Скорой” никакого отношения не имеет. У них есть свои машины, акушерки и они своими силами должны осуществлять перевозку пациентов.
Ольга Бец стала главный врачом Станции скорой медицинской помощи четыре года назад. Фото: Мария Чекарова, "Глобус"
Сотрудники скорой помощи не отказывают от выполнения работы, из-за которой у них происходит переработка. Но хотят, чтобы эта работа оплачивалась, в соответствии с законом. 
- Мы ведь не отсебятину несем. Специально в журналах пишем красной пастой, сколько часов переработали. После всех скандалов был разговор, что переработка будет выплачиваться в конце года. А зачем? Может до конца года человек не доработает. К тому же, такую систему выплаты трудно контролировать. Почему на других предприятиях оплачивают переработку, а здесь ни в какую не хотят? Месяц прошел, заплатите по факту, - присоединился к разговору другой сотрудник скорой помощи.
Медики утверждают, что главный врач скорой помощи подает в Министерство здравоохранения Свердловской области не соответствующие действительности данные о заработных платах сотрудников.
- Бец подает документы в Министерство здравоохранения, что у нас средняя зарплата фельдшера 44 тысячи рублей. По факту - от 26 до 28 тысяч рублей, и это с высшей категорией, — говорит Алевтина.
Медики сообщили, что не имеют ни какого отношения к петиции. Фото: Константин Бобылев, "Глобус"
Сотрудники “Скорой” говорят, что высокая средняя заработная плата получается из-за того, что при подсчетах к зарплате городских фельдшеров прибавляют деньги, которые получают специалисты на селе и… зарплата главврача.
- Берется средний заработок, то есть учитываются зарплаты Бец, сельских фельдшеров, а у них там ставка больше 50 000 рублей. Плюс учитываются переработки. А возьмите голые ставки и рассчитайте средний заработок. Если бы мы получали по 44 000, то возможно и смены бы дополнительные не просили, - объясняет Марина.
После разбирательств с прокуратурой Ольга Бец посетила областной минздрав.
- Ей даже не дали выговор. Кроме этого, она сообщила, что нет никакого конфликта с коллективом, что мы просто жадные и хотим денег, - возмущаются сотрудники. - Она даже не понимает, что развалила наш коллектив и автопарк.

“Машину скорой помощи из Сосьвы притащили на тросе с пациентом на борту”

Автопарк - еще одна больная тема для работников скорой помощи. Они говорят, “рабочие лошадки” практически не ремонтируются. Такая же ситуация на подстанциях, которые у серовской скорой помощи находятся в Сосьве, Гарях и Восточном.
- В гараже стоит рабочая машина, но нет колес. А на колеса у руководства нет денег. В Сосьве две машины, одна из них сломана. В начале сентября машину скорой помощи из Сосьвы притащили на тросе с пациентом на борту. По идее, это должен делать эвакуатор. Но нам такие привилегии не положены. При такой аховой ситуации руководство просит нас подождать с ремонтом автомобилей до нового года. Мало того, что у нас нет полноценной загруженности линии девятью машинами, так нам нужно ездить встречать Сосьву, Восточный, - рассказывает медик Инга.
По словам сотрудников "скорой", многим машинам из автопарка требуется ремонт. Руководство скорой помощи просит потерпеть до нового года. Фото: Константин Бобылев, архив "Глобуса"
Люди говорят, что Ольга Бец не в курсе того, что в Сосьве одна рабочая машина скорой помощи.
- 14 сентября в Сосьве была одна-единственная рабочая машина, повезла больного в Верхотурье. Ее целый день не было. Из Гарей отправили машину работать в Сосьву. А если бы в Гарях в это время что-то случилось? А нам что здесь делать, когда вызовы поступают? Хоть волосы на голове рви. А Бец даже этого знать не знает, - негодует Марина.

Студент не может работать “первым номером”

Люди отмечают, что за время руководства Ольги Бец со станции скорой медицинской помощи уводилось 35 человек. За последние недели уволились три фельдшера первой категории. На их места приходят студенты медицинского колледжа.
- Первыми номерами у нас работают студенты. Первый номер - это тот, кто несет ответственность за больного, кто принимает решение. У фельдшеров первой категории есть допуск к тромболизису, который применяется при инфарктах - в кровь вводится разжижающее вещество. В Екатеринбурге это делают кардиологические бригады, у нас же исключительно фельдшеры с высшими категориями. Выпускники медучилища не имеют права этим заниматься. Они только осваиваются, - объясняет Алевтина.

По словам медиков, студенты не готовы работать фельдшерами под первыми номерами.
- На станции скорой помощи все должно работать как часы - налаженный механизм. Постоянно менять людей здесь нельзя. Если мы работали спаренными экипажами, то понимали друг друга с первого взгляда. У нас Витя водителем работал, не всегда хватало штативов, он держал капельницу. Он всегда был готов ко всему, - вспоминает Алевтина. - В паре с одним фельдшером работали, приехали - пациент без сознания. Мы автоматически, не сговариваясь, на пол и реанимировать. Теперь молодых набрали. Фельдшер говорит студенту: “Ты пока качай кислород, раз пока не знаешь ампулы, а я быстро наберу”. Фельдшер поворачивается, а она рот в рот качает... А у нас “амбушки” (мешок Амбу - устройство для выполнения временной вентиляции легких) для этого, мы уже давно с ними работаем. 
Сотрудникам “Скорой” интересно, проходили ли молодые фельдшеры тестирование.
- Мы все, прежде чем здесь работать, сдавали тест на профпригодность, сдавали начмеду реанимацию. Пока не “заведешь” куклу, никто к работе тебя не допустит. Нас принимали очень строго. А теперь? - задается вопросами Марина.
- Из-за происходящего бардака страдают люди, наши пациенты. Они злятся на нас. Но от нас в этом механизме, на данном этапе, вообще ничего не зависит, - с переживанием в голосе говорят сотрудники "Скорой". - Такого бардака никогда не было. Чтобы раньше попасть на скорую помощь, нужно было три года стажа в медицине, хотя бы медсестрой отработать. А сейчас без разбору ставят фельдшерами.

 “Эй, блондинчик!”

Еще один камень преткновения - отсутствие уважения руководства к персоналу.
- Идет водитель, навстречу ему Бец. Она ему кричит: “Эй, блондинчик”. Он поворачивается: “Вы мне?” “Да, где твоя бейсболка?” - отвечает Ольга Александровна. Он говорит: “Постирал”. Она возмутилась, мол, зачем ты это сделал, нужно ходить по форме. Что, водителям не стирать рабочую форму? Им приятно в грязном что ли ходить? И что это за “эй”? Разве руководитель должен так обращаться к сотрудникам? Предыдущий руководитель Наталья Шевцова всех сотрудников по фамилиям знала и не позволяла себе такого. А Бец, за четыре года руководства, не знает как кого зовут. Об этом она не беспокоится. Мы для нее отработанный материал, - высказывается Алевтина.
- До Бец "Скорой" руководила Шевцова. Она шла на работу и первым делом заходила в оперативный отдел. Спрашивала, как отработали? Ведь за смену поступали жалобы и благодарности. Могли возникнуть конфликты на вызовах. Если произошел какой-то конфликт на смене, главврач должна быть к этому готова, чтобы можно было разобрать ситуацию. Ольга Александровна проходит мимо, даже не всегда здороваясь. Наши фельдшеры говорят: “Раньше гордилась, что работаю на "Скорой". Теперь стыдно сказать, что я - сотрудник скорой помощи”, - отмечают медики. 
- Она считает себя “госпожой” - зачем ей знать наши имена и фамилии. Мы для нее никто, - поддержала коллег Инга. - С ее приходом всю скорую помощь превратили в обслугу. И это все с ее подачи.

Пост в Instagram

Сотрудники скорой помощи вспомнили и про пост, размещенный в социальной сети Instagram, в котором дочь главного врача Ольги Бец призывала сообщать о сотрудниках СМП без масок.
- Бец на нас обиделась, а дочка выставила пост, потому что мы обидели маму. Не считаем, что девочка, которая еще сама учится и не имеет дохода, будет предлагать деньги. Прокуратура нашла нарушения в графиках фельдшеров и водителей. Как думаете, кого наказали? Отдел кадров. В их защиту хотим сказать, что никто не издаст ни один приказ без ведома “госпожи”. Просто она делает все чужими руками, - считают медики.
Напомним, как ранее сообщал портал E1.RU, что Полина Лобковская, дочь главного врача Серовской станции скорой медицинской помощи Ольги Бец (Лобковской), объявила в Instagram своеобразную войну коллегам матери, нарушающим требование о ношении маски. 
Полина опубликовала в сториз Instagram пост:
“Ребята! Как вы уже знаете, моя мама главный врач скорой!!! И нам нужна ваша помощь! Кто увидит сотрудников СМП на вызове, в машине или где-то еще без маски!!! Будьте добры сообщить нам! В ответ вознаградим”.

Выговоры

Сотрудники скорой помощи отмечают, что после прокурорской проверки фельдшеры и диспетчеры начали получать выговоры:
- После проверки пятнадцать сотрудников получили выговора. А у нас - три выговора и увольнение.
Медики говорят, что в конце августа им пришлось оказаться в трудном положении - зависла компьютерная программа, в которую вносятся принятые и отработанные вызовы.
- Не работал компьютер, были задержки вызовов. Диспетчерам приходилась писать на листочках, затем передавать другому диспетчеру, она параллельно “висит” на другом телефоне - принимает вызов из деревни. Тут же звонит планшет, сообщают - бригада освободилась. Диспетчеру надо срочно скинуть им вызов, - рассказывают о трудовых сменах сотрудники "Скорой". - Получилось, что бригада выехала на острый коронарный синдром. Диспетчеры им передали - ребята, поезжайте, там тяжело больной. Бригада уже начала реанимацию, а диспетчеры еще вызов не записали. А все почему? Не работают компьютеры. 
Сотрудники переживают, что “в случае чего”, они не смогут ничего доказать.
- Занести время, дату вызова и любые какие-либо изменения задним числом невозможно. А если люди напишут жалобу, прокуратура не будет разбираться, по какой причине отсутствует информация в компьютере. Бец от себя сразу же отгребет и напишет выговор диспетчеру, который принимал вызов, - с отчаянием говорят люди.

“Мне стыдно ехать на вызов”

Остро стояла проблема с обеспечением лекарственными препаратами. Фельдшеры за свой счет покупали лекарства и только после этого выезжали на вызов к пациенту.
- Фельдшеры писали жалобу, что отсутствует необходимый набор лекарственных препаратов. Не было гормонов и даже анальгина. Идет эпидемия ковида. У людей температура под сорок. В одном из садиков был карантин по коронавирусу, и вся группа заболела. Подтвердился ковид или нет - сказать не можем. Родители звонили, сообщали, что они контактные. Девочка-фельдшер, прежде чем ехать на вызовы, сходила и купила за свои деньги коробку анальгина. Она сказала: “Мне стыдно ехать на вызов”. Другой случай, ездили на обструкцию дыхательных путей (затрудненное дыхание) у ребенка. Поехал фельдшер и купил гормоны, а стоят они не дешево, - рассказывает Марина. - Данное нарушение было выявлено прокуратурой. За то, что сумка была не укомплектована выговор получила старший фельдшер. Лекарств-то не было, чем укомплектовывать? 
Сотрудники скорой помощи столкнулись с проблемой нехватки лекарств. Дошло до того, что медики покупали их за свой счет. Иллюстрация pixabay.com
Медики объяснили, что в станции скорой помощи имеется аптека, в которую в конце рабочей смены подаются требования по дозаправке сумок.
- Раньше аптекарь всегда объявлял о поставке партии лекарств и дозаправке сумок. С приходом нового аптекаря такого нет. А выговор получил фельдшер, а не аптекарь, - говорят сотрудники “Скорой”.
Медики говорят, что зачастую выслушивают много неприятных слов от пациентов. Особенно много критики поступало в пандемию.
- Предлагали Бец выступить на телевидении - объяснить, что в связи с эпидемией поступает много вызовов и не хватает машин скорой помощи. Ведь всю злость люди срывают на нас. Бец отказалась от выступления. А диспетчеры выслушивают в свой адрес такие “комплименты” - мама не горюй. А как приходится  бригадам, которые приезжают на вызов с опозданием? Из Сосьвы везли больного в Серов, а у них бензин кончился. Кто виноват? Диспетчер, фельдшер - неправильно оценили обстановку. А Бец ни причем, она не знала, что нет бензина, что нет машины в Сосьве. И всегда так - она ничего не знает. Она не хозяйка.

О наградах - заслуженных и не очень

Сотрудники недоумевают, как так получилось, что в преддверии празднования Дня города, 10 сентября, Ольгу Бец наградили почетной грамотой губернатора Свердловской области. Произошло это публично, на торжестве во Дворце культуры металлургов.
10 сентября Ольгу Бец наградили Почетной грамотой губернатора Свердловской области. Фото: Мария Чекарова, "Глобус"
- Молодец! Объясните нам, пожалуйста, что это такое? Губернатор всем выдает Почетные грамоты после прокурорских проверок? Сотрудники спросили: “Ольга Александровна, а за что вас наградили?” Она сказала, что “в ковиде работала”. Когда? Это вопиющий факт. "Скорая" разваливается, а ее награждают. Если бы она действительно была достойна награды, мы бы не возмущались, а гордились своим главным врачом, - негодует Марина. - Когда в июне шла речь о награждении лучших медиков ко Дню медработника и скорой помощи, то нам Бец заявила, что среди всех сотрудников достойных к награждению нет. Якобы, к 100-тию медицины Бец подала список сотрудников, которых можно наградить. Но, оказывается, всех отклонили. Потом мы узнали, что она вообще не подавал списки.

“Они, что не люди?”

 - В феврале ковид еще не закончился. Основная ковидная бригада в восемь утра уехали и вернулась только в четвертом часу дня, - рассказывает Марина. - За все это время сотрудники не ели и не пили. Даже в туалет сходить не могли - в “чистой” зоне их не пускают, в “грязную” тоже не пускают, там раздеваться надо. Разрешила им сходить у нас в туалет. Вечером, звонит Бец. Отчитала меня, что пустила, сказала, что министр ругается. “А как быть? Они в туалет хотят, кушать, пить. Они, что не люди?” - спросила я руководителя. Бец ответила: “Нет, не люди”. Какой вывод напрашивается? Что мы не люди, а механизм для зарабатывания денег, рабы и обслуга.
- Напрямую говорили начмеду (Евгений Краснослободцев, заместитель главного врача по медицинской части, - прим. “Глобус”): “Вы живете за счет нас - это мы для вас зарабатываем деньги и репутацию. Вот сейчас уйдут оставшиеся опытные медики и что дальше-то будет? Студенты будут работать, у которых нет опыта, кто их учить будет? Поймите, нам людей жалко, которые ждут помощи”, - добавила Алевтина.

Чего хотят сотрудники скорой помощи?

Работники скорой помощи, со страниц “Глобуса” обращаются к своему руководителю - главврачу Ольге Бец:
- Ольга Александровна, как вы не можете понять? Сотрудники скорой помощи не денег хотят, а правильного руководства, налаженной работы, человеческого, доброго отношения в коллективе. Когда ты на вызове открываешь сумку и там достаточно лекарств, чтобы оказать помощь. Чтобы не стоять и не краснеть, и не бежать перед вызовом в аптеку. Чтобы приходить на работу и твое рабочее место работало. Чтобы старший фельдшер не отправляла водителей домой, так как нет фельдшеров.
Главный врач Станции скорой медицинской помощи Ольга Бец отказалась комментировать ситуацию и попросила направить официальный запрос.
Поделиться в соцсетях:
Комментарии
Комментарии для сайта Cackle
Популярные новости
Вход

Через соцсети (рекомендуем для новых покупателей):

Спасибо за обращение   

Если у вас возникнут какие-либо вопросы, пожалуйста, свяжитесь с редакцией по email

Спасибо за подписку   

Если у вас возникнут какие-либо вопросы, пожалуйста, свяжитесь с редакцией по email

subscription
Подпишитесь на дайджест «Выбор редакции»
Главные события — утром и вечером
Предложить новость
Нажимая на кнопку «Отправить», я соглашаюсь
с политикой обработки персональных данных