Серов
5 °C
$72,56
85,46
Присоединяйтесь к нам:

“Дом складывается”. Серовчанка не может добиться ремонта дома, который сначала обещали снести, а потом передумали

“Дом складывается”. Серовчанка не может добиться ремонта дома, который сначала обещали снести, а потом передумали
Потолок на кухне поддерживает палка, поставленная на печку. Фото: Константин Бобылев, "Глобус"

Стены - волнами, пол - горбами, потолок - подперт палкой, а кровля - решето. Всю жизнь Марина Моисеевна прожила в доме №29 по улице Лизы Чайкиной, что в поселке Новая Кола. Дом двухквартирный. Квартира Марины Моисеевны - муниципальная, но ремонта женщина добиться не может.

- Это дом родителей. Я здесь родилась. Вся семья здесь родилась. Насколько знаю, как свидетели рассказывали, дом строили в 1960 году. В 1961 году в него родители заехали. А по документам получается, что прописка сделана в 1962 году и дом, считают, был построен в 1962 году. Хотя люди уже здесь жили, - рассказывает женщина. 
Марина Моисеевна показывает на печную трубу. Кирпичи держатся только за счет металлической трубы, которая стоит внутри. Фото: Константин Бобылев, "Глобус"

Все своими руками

По словам Марии Моисеевны, дом никогда не видел капитального ремонта.
- Дому 60 лет и ни разу не было капитального ремонта. Родители сами пристройку сделали – отец крыльцо своими руками переделывал. Да я и сама уже, своими руками, переделывала это крыльцо. Но его еще надо делать, - говорит женщина.
Дом стоит не на фундаменте, и конструкция "гуляет". Фото: Константин Бобылев, "Глобус"
К дому пристроена входная группа – крыльцо и сени. Крыльцо перекошено, между досок - щели. На горбатом полу борозда от двери, ведущей в сени. Эту дверь неоднократно приходилось подпиливать, чтобы она в принципе открывалась.
- В один прекрасный момент заходила домой и это все рухнуло... – Марина Моисеевна показывает на крыльцо. – Но нашла доски и все приколотила – когда-то старалась, но сейчас уже руки опускаются... «Гуляет» не только крыльцо. Весь дом «гуляет». Дом не на фундаменте стоит, как мне сказали – на «стульчиках», сваях. Поэтому и «гуляет». А по факту он уже на земле стоит и в почву уходит. У дома не было завалинок, я их сама сделала, году в 1994, чтобы утеплить дом, потому что тогда у меня было трое маленьких детей и они беспрестанно болели. Но углы у дома все равно постоянно промерзают. 
Дверь приходилось неоднократно подпиливать. Фото: Константин Бобылев, "Глобус"
Чтобы стены не продувало, Марина Моисеевна давным-давно снаружи обила их рубероидом. Но сейчас покрытие порвано. 
Балки под оконными рамами прогнили. Женщина и их ремонтировала - как могла: «Наличник сняла, все отдолбила, стекловатой заткнула, заколотила обратно – как могла, сделала. Я же женщина, да и то мужики потом сказали – молодец!».
Следы протечек на стене в сенях. Фото: Константин Бобылев, "Глобус"
На стенах в сенях видны подтеки от протечек. Марина Моисеевна говорит, что коммунальщики пытались сделать здесь ремонт, но с тех пор прошло уже лет десять. 
- В итоге ничего они не сделали. Сама убрала с сарая шифер и с детьми мы перекрыли крышу, – говорит женщина. – Здесь очень сильно текло. Видите, еще старые подтеки остались. Да и свежие есть, опять начало протекать, время ремонту уже вышло.
Сарай потом сгнил. На его месте сейчас грядка. 
Чтобы стены не продувало, их обивали рубероидом. Фото: Константин Бобылев, "Глобус"
«Пришли бы вы два дня назад, у меня тут такая бомба была», – говорит Марина Моисеевна, заходя в дом. Сейчас на стенах красуется свежая голубая побелка. Ремонт женщина завершила на днях. Первое, что бросается в глаза, провисший потолок, который опирается на палку, поставленную на печку. 
- Балка эта с каждым днем ломается все дальше, Марина Кремер показывает на трещину в потолочной плитке. – Я боюсь, треск – и у меня начинает все сыпаться. Провисает потолок давно, мы с сыном самостоятельно это все делали. Это давно очень было, лет 25 назад, но в спальне у меня уже потолки падали. Чуть ребенка в кроватке не убило. 
На стенах свежие побелка и краска, но они не могут скрыть неровности поверхности. Потолок подперт палкой. Фото: Константин Бобылев, "Глобус"
Свежая побелка не может скрыть кривизну стен. Прямых стен в доме нет в принципе, они все пошли волнами: «Это амурские волны», – шутит женщина. Стены оштукатурены поверх дранки и уже не раз осыпались. Женщина каждый раз восстанавливала дранку, штукатурила: «Где-то что-то намокает, отколупывается, я это отдираю, более-менее восстанавливаю».
"Амурские волны" под фотообоями. Фото: Константин Бобылев, "Глобус"
- Печку перекладывали 21 год назад. Дали нам печника-пьяницу, он здесь спал, а мы с детьми клали печку, – вспоминает Марина Моисеевна. – У меня и дом-то сейчас за счет печки держится
Дверные проемы внутри дома перекошены. Между косяком и полом большая щель. А все потому, что сначала дверной проем перекосило на одну сторону и косяк пришлось подпилить. А потом проем перекосило на другой бок. Получился зазор.

“Холодильник на зиму отключаю”

Квартира - трехкомнатная. В ней две печки – одна на кухне, для готовки, вторая вмонтирована в стену между тремя комнатами и служит для обогрева помещений. 
- В один прекрасный день, 12 лет назад, это все на меня рухнуло, – женщина показывает на вторую печку. – Сын испугался, думал, что меня задавило. Я потом эту печку сама переделывала – на собственные средства нанимала печника. ЖКО ничего не стало делать. Сейчас печка плоская, а раньше была круглая – «голландка». 
Вторая печка предназначена для обогрева помещений. Фото: Константин Бобылев, "Глобус"
Несмотря на две печки, которые активно используются для обогрева дома, зимой в квартире очень холодно.
- Стены промерзают. Холодильник на зиму отключаю – у меня все на полу стоит. Вода на полу замерзает, - рассказывает Марина Кремер. - Этой зимой два лесовоза дров «фишкой» заказывала, машина дров «чураком» была. В общей сложности около 30 кубов дров ушло. Но все равно везде стоят обогреватели. Включаю, только когда дома нахожусь. А проводку полностью меняла.

“Дом уходит в землю”

Половые доски вдоль стен заметно прогнулись, произошло это из-за того, что стены уходят в землю.
- Стены все ниже и ниже становятся, дом проседает, в землю уходит. Подоконники мне когда-то по грудь были, - показывает Марина Моисеевна. - Искали отдушину, докопаться не смогли, на метр, может больше, стены в землю ушли. 
Подпольем женщина не пользуется уже лет пять. Во-первых, из-за того, что дом «гуляет», открыть его достаточно сложно. Во-вторых, периодически подполье заливает водой – до краев...
Подпольем женщина не пользуется около 5 лет. Фото: Константин Бобылев, "Глобус"
- Внуки маленькие приезжают, говорят: «Баба, у тебя там бассейн такой классный!» - грустно шутит Марина Кремер. - Из-за того, что вода в подполье, дома блохи. Ноги все изгрызены. Я уже чем только их не травила. Когда на работу ухожу, дома все обрызгиваю.  
Полы в квартире женщина тоже перекрывала самостоятельно. Было это несколько лет назад, но прямых полов в квартире нет – все вновь перекосилось. 
Полы перестилали. Но сейчас доски опять пошли волнами. Фото: Константин Бобылев, "Глобус"
Женщина отмечает, что штукатурка периодически отваливается и сегодня: «Соседка стукнет дверями, у меня все валится».
Без косметического ремонта осталась только одна комната.
– У меня просто столько денег нет, – отмечает Марина Моисеевна. – Столько денег отдала на штукатурку, на побелку – очень много. Видите, потолок садится. Думаю, если что, хоть шкаф его придержит. Дом складывается.

От сноса до капремонта 12 лет

Марина Кремер не первый год добивается проведения ремонта. К сожалению, сохранилась далеко не вся ее переписка с властями и коммунальщиками. Остались лишь единичные письма. Остальное кануло в печке. Но даже при прочтении оставшихся писем складывается интересная картина. Сначала дом хотят снести, а через 12 лет... его решают ремонтировать.
Сохранилось, например, письмо из ООО «Энергетическая компания муниципальных образований – ЖКХ», датированное октябрем 2007 года. В нем сообщается, то «заявление по ремонту кровли будет рассмотрено при формировании титула капитального ремонта на 2008 год».
А в октябре 2008 года Андрей Тренихин, который в то время руководил Комитетом ЭТС и ЖКХ администрации Серова, сообщил Марине Моисеевне, что ее дом и вовсе подлежит сносу:
«Ваш дом включен в муниципальную целевую программу «Строительство и реконструкция жилых домов на территории Серовского городского округа в целях переселения граждан из жилых помещений, признанных непригодными для проживания и (или) с высоким уровнем физического износа» на 2009-2011 годы и числится в списке жилых домов с высоким уровнем физического износа, подлежащих сносу».
Но уже в 2015 году глава администрации Серова, тогда это был Евгений Преин, разъясняет Марина Моисеевне порядок подачи обращения для обследования дома комиссией.
Последний раз женщина обращалась к властям весной 2020 года.
– Была в администрации, писала заявление, чтобы ко мне комиссию прислали. До этого тоже много комиссий было, – рассказывает Марина Кремер. – Приехала комиссия, в сухую погоду, а я им говорила – приезжайте, когда дождь будет. Потому что у меня было время, когда прямо с люстры вода на кровать текла. Потом сын люстру перенес, чтобы не замкнуло. Пришла комиссия – побоялась залезть на чердак. У меня такое ощущение, что в шифер из автомата стреляли. Комиссия ушла, сказали – ждите письмо.
Сквозь кровлю над квартирой Марины Моисеевны, пробивается солнце. Фото: Константин Бобылев, "Глобус"
Письмо датировано 24 апреля 2020 года. К нему приложено заключение межведомственной комиссии, в котором говорится, что были выявлены основания для признания квартиры подлежащей капремонту - «с целью приведения утраченных в процессе эксплуатации характеристик жилого помещения в соответствии с установленными требованиями».
Также к письму приложено постановление администрации Серовского городского округа за подписью мэра Василия Сизикова о признании жилого помещения подлежащим капитальному ремонту. Документ также датирован 24 апреля 2020 года.
В постановлении сказано, что Управление капитального строительства Серова должно выполнить сметный расчет ремонта квартиры и определить источник финансирования. А также «включить в план работы на 2021 год проведение капитального ремонта муниципального жилого помещения».
Но уже кончается лето 2021 года, а ремонт так и не начался.
– Весной этого года ходила в администрацию. Там сказали: «Подождите, мы решаем, что делать. У вас соседи приватизировали квартиру, у них жилье-то лучше». Ну и что? Значит, на мою сторону воды больше идет, все гниет, ломается. Я, как могу, дом ремонтирую, – рассказывает Марина Моисеевна. – В итоге мне сказали, что в этом году в списках на капремонт моего дома нет. И на следующий год нет. И на ближайшие три-пять лет - нет. Сметчик, который ко мне приезжал, сказал, что на капремонт надо больше 3 миллионов рублей. Говорит: «Вам проще квартиру купить». Так я даже на меньшее согласна – не на трехкомнатную, на двухкомнатную. И все в итоге зависло, как мне сказали, из-за того, что соседняя квартира приватизирована. Отпилите тогда меня от нее, но сделайте мне мою сторону. Нет – я сама тогда ножовкой пилить буду. Ну, сделайте вы уже хоть что-то, пожалуйста.
К теме вернемся.

Поделиться в соцсетях:
-
Комментарии
Комментарии для сайта Cackle
Популярные новости
Вход

Через соцсети (рекомендуем для новых покупателей):

Спасибо за обращение   

Если у вас возникнут какие-либо вопросы, пожалуйста, свяжитесь с редакцией по email

Спасибо за подписку   

Если у вас возникнут какие-либо вопросы, пожалуйста, свяжитесь с редакцией по email

subscription
Подпишитесь на дайджест «Выбор редакции»
Главные события — утром и вечером
Предложить новость
Нажимая на кнопку «Отправить», я соглашаюсь
с политикой обработки персональных данных