Серов
-9 °C
$70,38
76,73
Присоединяйтесь к нам:

“Давай на меня дальше прыгать. И - пару пощечин: "Сознавайся!"

“Давай на меня дальше прыгать. И - пару пощечин: "Сознавайся!"
Олег говорит, что узнал оперативника Андрея по фотографии, которую нашел в сети. Фото: Мария Чекарова, "Глобус"

В июле серовчанин Олег (имя изменено по его просьбе, - прим. редакции) обратился с заявлениями на имя президента России Владимира Путина, в прокуратуру Свердловской области и региональное управление Следственного комитета. В заявлении, копия которого есть в распоряжении редакции, Олег пожаловался на действия оперативников краснотурьинского отдела внутренних дел, по сути обвинив их в превышении должностных полномочий и причинении побоев.

Олег рассказал редакции подробности своего нахождения в полиции. Публикуем монолог Олега с минимальной литературной правкой. 

- Меня зовут (...). Я по договорам обслуживаю банкоматы “Сбербанка”. Где-то в апреле этого года, числа 20-го, была заявка на замену запчасти банкомата в Краснотурьинске. 
Когда я приехал, то выяснилось, что банкомат не был “выгружен” - в нем находились реальные деньги. Хотя такого быть не должно. Чтобы проверить корректность ремонта, банкомат должен быть выгружен. Поставил в известность менеджера на работе, согласовал ремонт и начал работать. К деньгам я не полез. Заменил деталь, не связанную непосредственно с деньгами, которые находились а банкомате. После замены детали тестировал работу банкомата личными деньгами.  
Где-то в начале июня начались разговоры, что в этом банкомате, оказывается, пропало 20 000 рублей.
18-го июня мы общались по этому поводу в службу безопасности Сбербанка. Вызывали меня, начальника службы инкассаторов и сотрудника отделения банка. Насколько я понял, подход к каждому был одинаков: "Это - вы! На видео видно, что это - вы!". Во всяком случае, так обратились ко мне. Насколько я понимаю, к остальным ровно так же обращались. 
Видео мне не показали.
Сказали, что обратятся в милицию. Ну, ок!


Двое неизвестных

В позапрошлую пятницу, 28 июня, на адрес моей регистрации пришли двое неизвестных - без фамилий и корочки особо не показывали. Мужчинам открыла мама, она вышла в очках и достаточно хорошо видела. Один махнул корочкой и что-то неразборчиво пробурчал. Начал выяснять, где я? Она спросила, зачем я им нужен? Они ответили: "Мы хотим опросить его как свидетеля".
Она спросила, что случилось? Они не ответили. Тогда мама сказала: "А, давайте, вы еще раз представитесь. Кто вы? Чего вы?".
Один из них подумал и сказал: "Аааа. Шнайдер".
Она еще посмеялась, похожим образом звали директора завода. Мужчина даже несколько обижено переспросил: "А что, у меня не может быть такой фамилии?".
- Почему? Может. Просто странно, что вы задумались над собственной фамилией - и закрыла дверь.
Неизвестные какое-то время постояли рядом с домом, а потом уехали. 
С мамой и девушкой мы обсудили их визит, посчитав, что приходили какие-то коллекторы. Кто у нас нынче без долгов?.. Там свои разборки и потихоньку вопросы решаются. 
1 июля позвонила моя девушка. Двое неизвестных пришли на другой адрес - корочку показали и прочитать ничего особо не дали, особо не представлялись. Кроме того, редко кто с первого раза запоминает фамилии. Девушка спросила у мужчин, зачем они меня разыскивают? Ей ответили вопросом на вопрос: "А вы ему кто?". 
Далее разговор был примерно такой. 
- А зачем вы его ищите?
- А вы ему кто?
- Если вы ему никто, то зачем мы вам будем рассказывать?
- Ну, ок! - и дверь закрыла. Правильная, на мой взгляд, реакция.
Они еще пытались в квартиру зайти - что к матери, что к девушке, дверь ногой придерживали. Может быть, думали, что меня в квартире скрывают.
Вторые незнакомцы уехали от дома, где я живу с девушкой, на светлой машине. По телефону я сказал ей, что приеду и буду выяснять, кто и зачем меня ищет?.. Мне самому так никто и не позвонил.

Впечатали в дверь. “Все, поехали!”

... Через какое-то время мне позвонили на сотовый. Он записан. Я однажды включил функцию записи, да так и оставил. Удобно. 
Позвонивший представился участковым и попросил подъехать в 20-й кабинет отдела полиции Серова: "Вас должны опросить как свидетеля". Ок. Говорю: "Это по вашей наводке ко мне приходили в пятницу и сегодня?".
- Я ничего не знаю. Приезжайте!
- Я приеду и заодно жалобу напишу по этому поводу! 
- Да-да-да. Ваше право.
Я приехал в полицию через полчаса - по первому же звонку. Начал стучаться в 20 кабинет. В коридоре стояло два человека: "Вы - (изъято)?".
- Да! 
- Сейчас, подождите, это мы вас вызывали...
Они поспрашивали на этаже, у кого кабинет свободный? Завели меня то ли в 22-й, то ли в 24-й кабинет. Один говорит: "Я - из уголовного розыска". И махнул корочкой. Я особо не успел прочитать фамилию, увидел только, что фотография вроде как соответствует лицу. Говорит: “Выкладывайте все из кармана”. Ладно, без проблем, что было, то на стол положил. Тут меня грубо развернули, впечатали в дверь, руки-ноги назад заломили, наручники надели... От неожиданности я об дверь немного головой ударился. 
Говорят: “Все, поехали!”. Любезный тон кончился. 
Спросил, куда нужно ехать? 
Ответили: “Не твое дело”.
Описи изъятого не делали - что-то мне в карман запихнули, что-то - себе в папку смахнули. 
Я пытался дверь открыть, так оперативник меня в нее впечатал. "Осторожнее!", - говорит.
Когда сели в машину, я начал спрашивать, что случилось, как случилось и почему?
Мне ответили, что в машине мы разговаривать не будем, а когда в отдел приедем, то, мол, “все и узнаешь”. До Краснотурьинска мы ехали в тишине, а я еще и в наручниках. Руки - за спиной. 
То еще удовольствие.
Оперативников, которые меня забирали, звали Никита и Андрей.

В лучших традициях американского кино

В отделе меня завели в кабинет на втором этаже. Со мной остался Никита, а Андрей куда-то вышел. Потом вернулся - в лучших традициях американского кино: с мокрым полотенцем, руки вытирая... Я подумал, что начали играть в игру "Хороший коп и Плохой коп". Потом выяснилось, что не совсем они и играли... Андрей полотенце на столь бросил и начал: “У тебя, (....), есть вариант (....). А ты, (....), не сознаешься. Сейчас я тебя на 48 часов - до выяснения!". И тому подобное: “Там уже специально надроченные (...) ожидают! До самой глотки раздерут тебя!”.
- Что случилось-то? В чем проблема? - спрашиваю я. Понимаю, что, наверное, вызвали из-за хищения 20 тысяч рублей, которые пропали из банкомата. Но не понимаю, за что ко мне применяются такие жесткие меры. Я явился по первому требованию. Если бы в пятницу оставили у матери повестку, то я бы и по повестке явился без проблем. 
Андрей давай на меня дальше прыгать и скакать. И - пару пощечин: "Сознавайся!".
- Так мне не в чем сознаваться! Я ничего не делал! Все говорят про какое-то видео. Какое такое видео? Вы мне хотя бы его покажите! 
Меня однажды подозревали в краже из банкомата ВТБ. Ну да, я же банкоматы обслуживаю. И если что-то случается с банкоматом, то подозревать тех, кто его обслуживает, первейшее, по-видимому, дело. Но на том видео было ясно видно, что это не я сделал… У меня не такое телосложения, да и кепки я не ношу. 
Но так мне никто ничего на сегодняшний день и не показал. 
Андрей пытался объяснить, что есть 2 варианта. Я все подписываю и вечером меня отпускают. И даже доставляют до дома. Это был первый вариант. Второй - меня закрывают на 48 часов и тому подобное.
Когда я заикнулся про видео, то Андрей опять же в ругательной форме объяснил, что сейчас он мне вобьет очки в мозг и сам займется со мной сексуальным актом. Больше всего в данной ситуации меня задело, что он начал говорить: “Представь, приходишь ты домой, а там я или какой-нибудь Ашат на твоей бабе прыгают”. А у меня девушка - беременная.
Тут я немножечко спасовал: “Ок, я все подпишу. Не трогайте никого”.
Тем более, что адреса мои они знали. Да, я все-таки испугался этого момента. Мало приятного. Одно дело, когда ты стоишь с человеком лицом к лицу. Другое дело, когда у тебя руки закованы и ты полностью осознаешь свою беззащитность. И еще - начали давить на родственников. Угрозы по отношению к себе я бы, может быть, еще и снес, но вот родственники… Страшно попасть в камеру. Сиди кукуй…

Спрашиваю, что “может, видео все-таки покажете?”
Опять началось: Ты что, совсем (...)? 
Это все - Андрей. Никита - он был “добрый коп”. Он просто сидел в кабинете.
К. взял полотенце, стал вытирать руки и сказал: “Все, пиши! Если что, то я тут, рядом!”.
И ушел, 
Никита мне что-то диктовал, глядя в бумагу. Я думаю, что бумага была от банка. Там, предполагаю, было расписано, как могло произойти хищение.
Я все подписал. 
Я пытался встать и что-то говорить, но видел, что на любое мое противное слово Никита начинал напрягаться и посматривать на дверь.
Потом сказал, что нужно решить что-то с дознавателем. Добавил, что мне, собственно, ничего за пропажу денег не будет. Заплачу эти 20 тысяч и все…
Олег говорит, что при всем желании не мог ответить на пару пощечин, которые, по словам серовчанина, ему отвесил оперативник. Потому что был в наручниках. Фото: архив “Глобуса”

Сотрудница извинялась: “Я впервые это делаю”

Подняли меня на 3 этаж. Там сидела женщина  (изъято). Она меня тоже опрашивала, глядя в их бумаги. 
Я только: “Да, да, да, да”...
В кабинет кто-то заходил, кто-то из него выходил. Потом прибежал какой-то дедушка. Забежал седой и живенький, меня по плечу похлопал. Бумажку какую-то вырвал и почитал. Поржал: “Что вор, да?”, “Сколько украл?”. 
Какая-то девушка еще в кабинете сидела.
Дедушка спросил: “А ты, молодая, у нас кто?”.
Та ответила, что стажерка. 
И он давай с ней флиртовать: “Я тебя научу, как надо!”. Я даже увлекся их разговором, если честно. 
Дознаватель, тем временем, распечатала бумаги и дала мне их подписать. 
Я увидел, что в них и адвокат мой должен был расписываться.
Этот дедушка, похоже, и был мой адвокат. Хотя мне никто не представился. 
Он подписал. И свалил. 
Кто это был?
Потом уже понял, что это, действительно, был мой адвокат. Раньше думал, что, возможно,это был какой-то начальник. 
Дознаватель извинялась и говорила, что впервые “это делает”. Я, говорит, дознавателем не являюсь. Из соседних кабинетов бегали и помогали периодически…
Часов в восемь вечера меня отпустили из отдела. Около двух я пришел в полицию Серова.
Сказали, чтобы был на связи: “К тебе особых претензии больше нет. Ты же явку подписал”.
Зачем подписал? Как?
К этому времени последняя маршрутка на Серов уже ушла. Как добираться? Никого не волнует: “Иди на автовокзал. Кто-нибудь тебя подберет”.
Есть добрые люди, увезли.

Врач: “Я не вижу у тебя ничего страшного”

От всего пережитого сильно болела голова. 2 таблетки цитрамона выпил и смог уснуть. На следующий день голова все равно сильно болела. Сходил в травмпункт. Там сказали, что, возможно, сотрясение. Написали направление на Горку. 
Причем, когда я подъехал к приемному покою, то там меня уже ожидала милиция. Слава богу, что хоть серовская. 
На Горку я ехал с девушкой. Предупреждал, что “если вдруг что-то, то беги в сторону и звони кому-нибудь”. 
Меня ждал участковый. Я помню его по старым “приключениям”. Он меня сразу же узнал: “(....), ну что на сей-то раз?”. Я рассказал, что меня достаточно грубо арестовывали, хотя, вроде бы, не за что: “Мне, товарищ участковый, в вашем отделе нанесли повреждения, что не очень-то хорошо”.
Он взял с меня объяснения, я все подписал. 
И пошел в приемный покой. Подождал, как понял, были достаточно сложные случаи, кому-то лицо зашивали. Минут сорок. 
Посмотрели меня в “приемнике”. Укол, говорят, можем поставить. Ну или сам дома анальгина выпьешь. Если дальше будет голова болеть, то иди завтра в поликлинику. “Я не вижу у тебя ничего страшного”, - сказал врач. 
И я поехал домой. 
По приезду домой, я начал разыскивать, как же все-таки фамилия этих краснотурьинских оперов? И по запросам “Краснотурьинский уголовный розыск. Андрей” наткнулся на статью. Оказывается, этот Андрей отбил яйца жителю Волчанска. Поэтому я даже обрадовался, что не довел ситуацию до рукоприкладства. Для меня яйца еще важны. 
По той истории возбуждено уголовное дело. Но, как я понял, этого оперативника не особо по статье хотят привлекать…
Этот тот оперативник, который обещал закрыть меня в камеру с уголовниками нетрадиционной ориентации. Про второго оперативника, Никиту, я особо не интересовался. Он - добрый коп, чего им интересоваться? Сидит, пишет, что надо… 
Выяснилось, кстати, что пока я был в полиции, родственники меня все-таки разыскивали. Перед тем, как зайти в полицию Серова, я звонил своей гражданской жене. Сказал, что захожу в полицию. Она попросила перезвонить, как я выйду. Я все не звонил и не звонил, гражданская жена начала беспокоиться. Начала звонить мне на номер телефона. Он был выключен. 
Понимаю, что они его несколько раз включали, потому что звонки проходили.
Потом моя мать и гражданская жена пошли в полицию. Моя машина стояла рядом с отделом. Дошли до какого-то начальника на четвертом этаже. Так они, наконец-таки, вышли на Краснотурьинск: “Надо обратиться к тому-то”. Мои близкие, я так понял, то ли с чужого номера, то ли со своего, дозвонились то ли до Никиты, то ли до этого Андрея. 
Спросили, как у меня обстоят дела? На что им был дан едкий ответ: “Но вы же ему никто, зачем вам это знать?”. 
Сейчас я проконсультировался с юристами. И решил отказываться от показаний. Потому что это была явка с повинной, якобы я полностью признаю свою вину в преступлении, которого я не совершал. К этому банкомату до меня подходили инкассаторы, сотрудники обслуживающей организации...
Писать буду в Следственный комитет, прокуратуру, Управление собственной безопасности, чтобы проверили превышение должностных полномочий.
С этими операми я раньше вообще не сталкивался. Проблем с законов серьезных у меня не было, только - административка. 
Из Сбербанка со мной больше не связывались. Самое интересное, что я продолжаю обслуживать их банкоматы. Вот у меня и сейчас заявка есть в Краснотурьинске. По другому адресу, правда.

Ранее глава пресс-службы ГУВД России по Свердловской области Валерий Горелых, комментируя обращение в СК, прокуратуру и к Владимиру Путину, сообщил, что изложенные жителем Серова факты будут в обязательном порядке тщательно проверены.
"На момент подготовки этого материала я бы не стал делать преждевременные выводы о виновности сотрудников полиции. К сожалению, так часто бывает, что люди сначала пишут явку с повинной, а затем в суде или даже не дожидаясь его, отказываются от своих слов по причине якобы насилия со стороны представителей МВД. Это давно известный метод, чтобы повлиять на следствие и избежать таким образом предусмотренного законодательством наказания за совершенные преступления. Вместе с тем отмечу, что в случае если информация гражданина все же найдет свое подтверждение, то последуют самые жесткие меры реагирования", - отмечал Валерий Николаевич. 
К теме вернемся. 
Поделиться в соцсетях:

Условия размещения рекламы
Наш медиакит
Комментарии
Популярные новости
Вход

Через соцсети (рекомендуем для новых покупателей):

Спасибо за обращение   

Если у вас возникнут какие-либо вопросы, пожалуйста, свяжитесь с редакцией по email

Спасибо за подписку   

Если у вас возникнут какие-либо вопросы, пожалуйста, свяжитесь с редакцией по email

subscription
Подпишитесь на дайджест «Выбор редакции»
Главные события — утром и вечером
Предложить новость
Нажимая на кнопку «Отправить», я соглашаюсь
с политикой обработки персональных данных