Серов
15 °C
$53,77
56,36
Присоединяйтесь к нам:

Про комсомолок на “семинарах”

Про комсомолок на “семинарах”
Сергей Азаров вспоминает историю, случившуюся в советские времена. Фото: satellitov с сайта Pixabay

Если зайти в здание администрации города и повернуть по коридору налево, то попадешь в место, где раньше был городской комитет комсомола. На входе в здание висела соответствующая табличка. Надо же, как быстро летит время. С истории, о которой я вам расскажу, прошло более 40 лет, а в памяти все свежо, как будто вчера было. История 1979 года. 

Тогда я только приехал в город. Возраст - 25 лет. ВУЗ, армия и комсомольская награда за БАМ. Работал. Женат. В городе - полгода.
Нормальной работы по специальности не нашлось и как-то я, проходя мимо, увидел на здании табличку. Зашел в горком комсомола, спросил о работе и… сразу был принят инструктором организационного отдела с окладом в 140 рублей в месяц.
Удивляться начал сразу: должностных обязанностей нет - что скажут, то и делай, обращение по именам и на “ты”. Планы не составлялись, каждый день - по ситуации. Какая-то напускная озабоченность без причины. Что-то тут было не так.
Бывало, ездили в район. Искали, кого можно принять в комсомол. Проводили собрания в школах, совхозах и предприятиях, сено на поле косили. Со стороны, кажется, работа кипела… На деле делали все, чтобы ничего не делать. Никакой ответственности. Не работа, а бурная ее симуляция. 
Организовывать свою работу я научился еще на производстве и к половине одиннадцатого делать мне было уже нечего. 
Однажды в конце лета в город приехал заведующий отделом обкома комсомола. Наши перед ним стелились, а он обошел кабинеты, сальным взглядом племенного жеребца оценивая женщин. И остался недоволен. 
Ближе к концу рабочего дня заворг дал мне поручение - срочно обзвонить секретарей комсомольских организаций о семинаре, назначенном на завтра, в субботу, в пионерском лагере. Ну, семинар так семинар. Открываю справочник и набираю телефон первого комсорга по списку. 
В это время заворг вдруг остановился на выходе из кабинета и уточнил мне задание, чтобы я обзванивал только молодых женщин, имеющих… медицинские справки (?). Зря он мне это сказал. В него полетел справочник и я любезно объяснил направление, куда бы он шел со своим поручением. Заворг вылетел из кабинета и побежал жаловаться на меня первому секретарю. Обзванивать комсоргов поручили другому инструктору. 
Вроде бы и все. Прошли выходные. 
В понедельник пришел на работу. А там какая-то давящая обстановка. Я поначалу думал, что кто-то умер. Спросил, что случилось? Молчат. Только вечером, уже после работы узнал, что мать одной из “комсомолок”, побывавших на семинаре, с утра оказалась в кабинете первого секретаря горкома партии с ультиматумом: или весь “семинар” идет к прокурору, или сегодня же появляется ордер на трехкомнатную квартиру в новом доме. 

История, понятно, разрешилась без шума…
Вскоре назначили пленум горкома комсомола. Почему-то в кабинете первого секретаря. В кабинет набились секретари со всего города. В том числе, и участницы “семинара”. Заседали. 
Вдруг секретарь-машинистка пригласила меня зайти в кабинет первого секретаря, где народа было столько, что ступить некуда. Зашел, спросил, что случилось? Оказывается, рассматривают мое персональное дело. Заворг суетливо жаловался, что я отказался выполнять его поручение. Спросил – какое? А помнишь то…
Тут в разговор вмешался секретарь райкома комсомола мехзавода: «Что мы тут разбираться будем, давайте голосовать». И предложил всем голосовать… за мое увольнение. Спросил, кто за? И первый поднял руку. 
И все, отворачиваясь друг от друга, стали поднимать руки. 
Против проголосовал только Николай, секретарь райкома металлургического завода. И один из секретарей воздержался.
Я почувствовал отвращение ко всему происходящему. Сказал первому секретарю: «Вам надо мое заявление об увольнении, сейчас будет». Вышел при полном молчании, сел за стол и написал заявление. Отдал секретарю-машинистке. 
Все, откомсомолился… 
Вопрос был рассмотрен незамедлительно, я был уволен по собственному желанию. Позже встретил в городе завсектором учета и спросил, как в протокол записали? Услышал ответ и засмеялся. Оказалось, я неправильно понимаю основы комсомольского строительства…
Нормальные, честные отношения сохранил только с Николаем и с тем, кто воздержался при голосовании.
При случайных встречах в городе “комсомолки-семинаристки” прошмыгнули мимо.
До ГКЧП было 12 лет. Затем на съезде 1991 года комсомол прекратил существование - за ненадобностью.
Редчайшие случаи, когда комсорги-инженеры вернулись на завод, на производство. В массе комсорги разбрелись по партиям, профсоюзам, милициям, администрациям. И так по всей стране. 
Смотрите, сколько их оказалось при власти. Чему удивляться, новая сытная кормушка и никакой ответственности.  

Поделиться в соцсетях:
Комментарии
Популярные новости
Вход

Через соцсети (рекомендуем для новых покупателей):

Спасибо за обращение   

Если у вас возникнут какие-либо вопросы, пожалуйста, свяжитесь с редакцией по email

Спасибо за подписку   

Если у вас возникнут какие-либо вопросы, пожалуйста, свяжитесь с редакцией по email

subscription
Подпишитесь на дайджест «Выбор редакции»
Главные события — утром и вечером
Предложить новость
Нажимая на кнопку «Отправить», я соглашаюсь
с политикой обработки персональных данных