Ямы на дорогах, мусор в кустах, фекалии в реке, протечки в крышах – реалии жизни в серовских поселках Красноглинный и Сотрино

Автор 24/06/2017 | Просмотров: 495

«Пока везешь покойника – из гроба вылетит»

– Здесь раньше были поля, – житель Красноглинного Сергей Куклин, когда мы подъезжаем к поселку, показывает на заросшие кустарником и лесом территории. – Здесь сеяли рожь, подсолнух и даже собирали турнепс. Когда я был школьником, нас отправляли на уборку картошки. Помню нас в школе на уборку картошки отправляли. В 17 лет я успел поработать на комбайне. Отец работал на железной дороге, зарплаты там были хорошие были, но на уборке урожая я умудрился больше него заработать.

Дороги у Красноглинного и в самом поселке оставляют желать лучшего. Фото: Константин Бобылев, "Глобус".

Дороги у Красноглинного и в самом поселке оставляют желать лучшего. Фото: Константин Бобылев, «Глобус».

Сейчас от былой сельскохозяйственной роскоши почти ничего не осталось. Только покосы близ поселков и остовы коровников.

Ямы везде, даже у администрации

До своротки к поселку Красноглинный трасса Серов — Сосьва заасфальтирована. Без ям, правда. не обходится. Местами видны заплаты из относительно свежего асфальта, но… в этих заплатах новые ямы.

“Здесь глина на поверхность вышла, прямо на нее новый асфальт положили, вот результат”, – объясняет Сергей.

На въезде в поселок асфальт кончается, начинается грунтовая дорога. В покрытии автомобильного моста через Сотринку зияет дыра.

Сергей Куклин показывает на яму в покрытии моста. Фото: Константин Бобылев, "Глобус".

Сергей Куклин показывает на яму в покрытии моста. Фото: Константин Бобылев, «Глобус».

На парапете висит побитый ветром и дождями траурный венок. Местные рассказывают, что лет 7 назад реку слетела машина, погиб человек. Тогда последний раз мост и ремонтировали.

На парапете висит побитый ветром и дождями траурный венок. Несколько лет назад с моста в реку упала машина. Говорят, погиб человек. Фото: Константин Бобылев, "Глобус".

На парапете висит побитый ветром и дождями траурный венок. Несколько лет назад с моста в реку упала машина. Говорят, погиб человек. Фото: Константин Бобылев, «Глобус».

– В прошлом году на сосьвинской дороге стелили асфальт, в этом году он уже лопнул. Сейчас они сделали дорогу до Романово, там уже выбоины есть. А у нас Яма прямо напротив сельсовета, — Куклин так говорит о яме, что сразу понятно, что это Яма с большой буквы Я.

Через дорогу от сельсовета — пожарное депо. Поселковый “глава” Михаил Раков беседует с несколькими сотрудниками пожарной охраны. Завидев повышенный интерес к Ям, Михаил Леонидович прервал беседу и… не стал разговаривать с журналистом.

– Щебень видели? На следующей неделе эту яму засыплем. По остальным вопросам в пресс-службу, – сказал чиновник.

У серовской мэрии нет пресс-службы.

Последний путь, он трудный самый…

Жители района, который зовется Скипидаркой (когда-то здесь изготовляли скипидар, но никто не помнит, когда, где и зачем), не помнят, чтобы главная дорога района когда-то ремонтировалась. Эта дорога ведет на кладбище.

Убитая кладбищенская дорога. Фото: Константин Бобылев, "Глобус".

Убитая кладбищенская дорога. Фото: Константин Бобылев, «Глобус».

— Пока везешь покойника – из гроба вылетит, – говорит Сергей. – Моя бабушка здесь жила, просила Семакова (и.о. главы администрации Серова, — при. “Глобус”) отсыпать дорогу до кладбища. Он пообещал. Года четыре прошло, ни одной машины щебня туда не привезли. Сколько себя знаю, ни разу не видел, чтобы тут дорогу подсыпали. Ямы засыпают сами люди. Чем придется, тем и засыпают. Если кто печку разбирает, кирпичами закладывают ямы.

Когда доезжаем до погоста, дорога превращается в распаханное поле.

Центральная аллея усыпана мусором — старыми цветами, пожухлой травой… Похоже, мусором пытались засыпать дорожные ямы.

– Это — единственная дорога на кладбище. Объехать можно только через болото. Кто помер – специально нанимают бортовой УАЗик, – рассказывает Сергей.

А вдоль дороги мусор… и тишина
На обочинах кладбищенской дороги тоже лежит мусор. Вот телевизор… Точнее то, что от него осталось.

По словам местных жителей, в Красноглинном пара мусорных контейнеров на весь поселок. На Скипидарке их вовсе нет.

Мусорный бак в Красноглинном. Местные жители жалуются, что мусор из поселка вывозят редко. Фото: Константин Бобылев, "Глобус".

Мусорный бак в Красноглинном. Местные жители жалуются, что мусор из поселка вывозят редко. Фото: Константин Бобылев, «Глобус».

Там, где контейнеры стоят, проблем не меньше. Как говорят поселяне, мусор вывозят, когда пройти уже нельзя.

– Бывает, у них машина ломается, вывозят только когда машину сделают, – рассказывает Нина Возжакова. – Нам объясняют, что туда не весь мусор кидать можно, нельзя картон, жидкий мусор выкидывать…

Как пример халатного отношения властей к поселку, люди показывают на ближайший дом – №24 по улице Школьной. Пол в подъезде жители поменяли самостоятельно. Своими силами отремонтировали одно из слуховых окон и сами проложили вдоль палисадника тротуар.

Ямы на дорогах, мусор в кустах, фекалии в реке, протечки в крышах – реалии жизни в серовских поселках Красноглинный и Сотрино. Фото: Константин Бобылев, "Глобус".

Ямы на дорогах, мусор в кустах, фекалии в реке, протечки в крышах – реалии жизни в серовских поселках Красноглинный и Сотрино. Фото: Константин Бобылев, «Глобус».

– А деньги то с нас дерут за все! – возмущается жительница дома Нина Воробьева.

Поселковая крыша. Фото: Константин Бобылев, "Глобус".

Поселковая крыша. Фото: Константин Бобылев, «Глобус».

Местные начинают обсуждать работу местного главы: “Сидит постоянно у себя в кабинете, телевизор смотрит и в карты на компьютере играет”.

Проблема № 1
Местные говорят, что очистные сооружения в поселке не работают уже лет 20. Все “продукты жизнедеятельности” красноглиновчан текут в Сотринку. Со стороны поселка в сторону здания очистных течет зловонный ручей, который впадает в небольшое болотце, а оттуда фекалии переплывают в реку.

– Раньше здесь и купались, и рыбу ловили. Сейчас — нет. Вонь невыносимая стоит. Да и сама рыба пахнет. Некоторые, правда ловят, но даже если ее сварить, она все равно пахнет, – рассказывает Сергей.

На территорию очистных свободный доступ.

В некоторых помещениях видны следы присутствия людей. “Ёбург смерть”, “Сява! АК-47”, “Сдохни скотина” – некоторые из надписей, украшающие стены одной из хозпостроек. Рядом изображения черепов.

На территории очистных - пустые резервуары под четыре метра глубиной, незакрытые колодцы. Фото: Константин Бобылев, "Глобус".

На территории очистных — пустые резервуары под четыре метра глубиной, незакрытые колодцы. Фото: Константин Бобылев, «Глобус».

Через 10 метров — пустые резервуары под четыре метра глубиной, незакрытые колодцы. Единственный обитатель этих мест – серый кот – пригрелся на прогнивших досках.

Если сюда упадет человек , то быть беде. Доступ на территорию очистных - свободный. Фото: Константин Бобылев, "Глобус".

Если сюда упадет человек , то быть беде. Доступ на территорию очистных — свободный. Фото: Константин Бобылев, «Глобус».

Еще через 50 метров — такие же резервуары, только уже заполненные водой до краев и снова колодцы. Все незакрытое.
В кирпичном ангере — сюрприз. Здание длиной метров в 40 и высотой около 8-ми до потолка загружено щебнем скальных пород. Судя по слою пыли на поверхности, о нем не вспоминали с момента закрытия очистных сооружений. А в поселке тем временем нечем отсыпать дороги…

Щебень в Красноглинном. Фото: Константин Бобылев, "Глобус".

Щебень в Красноглинном. Фото: Константин Бобылев, «Глобус».

comments powered by HyperComments



Поделись новостью в социальных сетях




Заметили ошибку в тексте?

Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter
Реклама

Новости Серова в вашем почтовом ящике. Еженедельно.

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными материалами www.serovglobus.ru.

Никакого спама. Все только по делу. Обещаем.

Нажимая на кнопку "Подписаться", вы подтверждаете, что даете согласие на обработку персональных данных.