«Я — сучилище! Здрасьте»… Театральный сезон в Серове завершен жесткой и неоднозначной работой

Автор 29/06/2017 | Просмотров: 658

Театральный сезон в серовской драме закрывают мощным и нетривиальным спектаклем, балансирующим на грани фола. Секс, насилие, понятия, гопота, мейнстримная мода и тотальный упадок глубинки, что в последнее время любят демонстрировать на широких экранах и больших сценах. Есть еще одна составляющая — любовь. Но она больше похожа на одержимость человеком, чем на светлое чувство.

Фото: Алексей Пасынков, "Глобус"

В кадре Кирилл Имеров (Сережа), в парикмахерской пелерине Сергей Каляев (Славик), рядом с ним Алексей Наволоков (Ренат). Фото: Алексей Пасынков, «Глобус»

«Сучилища» — это крепкий стафф, как Black label в руке интеллигента Сережи: может зайти с первого раза, а может вызвать чувство отторжения. Тем более, если зритель не готов к тяжелому повествованию.

Фото: Алексей Пасынков, "Глобус"

Фото: Алексей Пасынков, «Глобус»

Спектакль разворачивается на камерной сцене театра, где немного зрителей. Спектакль смотришь «вплотную», словно с части сцены. Помню, в «Золотом драконе» (режиссера Андреаса Мерца) брызги бутафорного алкоголя и крови летели прямо на первые ряды. Но в «Сучилищах» все натуральнее. Потрошение рыбы на глазах у зрителей — с кровью и внутренностями, с хрустом чешуи и хрящей. Омерзительно? Вряд ли. Эстетично? Вот это больше похоже на правду, но эстетика, конечно, тут иная, не общепринятая.

Серовскому зрителю «Сучилища» явил 45-летний петербургский режиссер, сценарист и драматург Петр Шерешевский. Пьеса написана белорусским драматургом Андреем Ивановым.

Фото: Алексей Пасынков, "Глобус"

Карина Пестова все чаще появляется на ведущих и главных ролях в Серовском театре драмы. Фото: Алексей Пасынков, «Глобус»

Сцена устлана песком с изобилием мятых пластиковых стаканов. На грубой дощатой стене плакат «Отелло» с оборванным углом и изнывающая от желания набрать номер преподавателя Танька (Карина Пестова). Она завязывает исполненный ненормативной лексикой диалог, суть которого в том, чтобы заинтересовать собой взрослого мужчину из иной «вселенной». Разговор грубо и напористо прерывает Вероничка (Александра Незлученко), которая просит напарницу вернуться в рыбную палатку и продолжить торговать.

Фото: Алексей Пасынков, "Глобус"

Фото: Алексей Пасынков, «Глобус»

В этих нарочито гоповских «телегах» зритель не увидит спортштанов, плевания себе под ноги и прочего. Складывается впечатление, что на сцене сталкиваются два абсолютно разных мира. Внешний вид артистов никак не указывает на принадлежность к мейнстримным или маргинальным слоям, чего не скажешь о личностном облике персонажей. Танька, студентка училища, давно оставшаяся без матери, ухаживает за отцом — инвалидом и алкоголиком Егором (Дмитрий Плохов). Танька крутит шашни с уголовниками и маргиналами, а сама давно переняла их образ жизни.

Фото: Алексей Пасынков, "Глобус"

Дмитрий Плохов (отец Таньки — Егор) на руках у Алексея Дербуновича (Костика). В отличии от модной тусовки Славика и Сережи, мужик предпочитает Black label паленую водку. Вливает алкоголь в глотку отцу возлюбленной мрачный и источающий опасность Костик. В этом мире он Харон, который уже забрал одну душу. Фото: Алексей Пасынков, «Глобус»

По другую сторону тусовка Сережи. Сам он бедный интеллигент. Эрудированный и начитанный. Его полная противоположность — Славик, настолько зажравшийся, что для него невадская мекка свободы и искусства Burning man всего лишь очередная тусовка со шкурами. Он то и толкнет Славика на необдуманный и весьма жесткий поступок: заполучить Таньку во всех смыслах, а затем предоставить «железные» пруфы. На кону макбук.

Героя Дмитрия Плохова вывозят на сцену на тележке. Егор — инвалид, который даже под страхом смерти не может отказаться от водки. Пытает Таньку об очередном походе за пределы дома, затем сетует на тяжелую жизнь и называет собственную дочь не иначе как… проституткой. В его лексиконе по отношению к дочери это далеко не самое бранное слово…

Фото: Алексей Пасынков, "Глобус"

Фото: Алексей Пасынков, «Глобус»

Кругом творится настоящий хаос. Омерзительно хрустит рыбья голова, отрезанная от тела под аккомпанемент неспешной беседы о повешенных кошках и утопленном ребенке-дауне. Звучат песни не то на арабском, не то на иврите, сменяющиеся жестким и ритмичным подобием IDM. Героев душат, избивают, сбрасывают в тару рыбьи потроха и целуют разделочную доску из рук Марианны Незлученко (Лариса — мать Сережи) . Сережа в детстве выжигал по дереву, а его работы хранятся теперь замотанные в слой ткани. Скромное наследие.

Фото: Алексей Пасынков, "Глобус"

Фото: Алексей Пасынков, «Глобус»

«Тихий семейный разговор» вновь сменяется хаосом и сумбуром. Даже самые простые вещи здесь показаны по-особому. Разговор с матерью Сережи исполнен тоской, гопница с расчетливым планом явно пугает собеседницу, а потом убивает собаку Сережи и размазывает ее кровь по собственному лицу, как дикарь.

Главный антагонист работы — Костик, настоящий Харон. Он уже забрал из этого бренного мира одну душу, за что по мирским законам отсидел. Убил он ради Таньки и он вернется, чтобы обрести Таньку вновь.

Фото: Алексей Пасынков, "Глобус"

Фото: Алексей Пасынков, «Глобус»

«Сучилища» — история, исполненная жестокостью, холодной расчетливостью и насилием, но в то же время красивая, эстетичная и чертовски неожиданная. Смотреть больно, иногда даже страшно. Но смотришь неотрывно.

В конце спектакля пик достигает невероятного уровня. Зрители не сдерживали эмоций от увиденного. Сдерживать напор чувств было, пожалуй, невыносимо.

Фото: Алексей Пасынков, "Глобус"

Нежеланная встреча с темным прошлым. Фото: Алексей Пасынков, «Глобус»

 

 

 

 

 

 

 

comments powered by HyperComments



Поделись новостью в социальных сетях




Заметили ошибку в тексте?

Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter
Реклама

Новости Серова в вашем почтовом ящике. Еженедельно.

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными материалами www.serovglobus.ru.

Никакого спама. Все только по делу. Обещаем.

Нажимая на кнопку "Подписаться", вы подтверждаете, что даете согласие на обработку персональных данных.