В Серове убитая горем мать не верит в официальную версию смерти сына – на работе стало плохо с сердцем

Автор 12/06/2016 | Просмотров: 3368

«Как будто кочергой били…»

40-летний Руслан Рукавичников утром 30 января ушел на работу и с нее уже не вернулся.

Все произошло 30 января. Сын ушел на работу. Сутки через двое он работал сторожем-кочегаром в совхозе «Юбилейный». Взял с собой обед, телефон – все как обычно. Я в это день тоже была на сутках. Звоню ему в 11 часов вечера, отвечает на его телефон незнакомый голос: «Вам Руслана?». Я говорю: «Да». «А он в морге», – я удивилась, даже не испугалась, потому что подумала, что эти слова — чья-то злая шутка. Мне говорят: «Нет. Он умер на работе, его увез «Обряд». Утром позвоните начальнику». Оказалось, что это был другой сторож, которого начальник привез на смену моему умершему сыну, – вспоминает страшный вечер Рамзия Безденежных, мама Руслана.

После разговора с незнакомцем Рамзия Минихарисовна позвонила второму сыну, попросила связаться с моргом. Но была ночь и там никто не отвечал на звонки.

– Утром я опять позвонила на телефон Руслана, никто уже не отвечал. Сын с утра съездил в морг, там было закрыто – воскресенье выходной день. По пути на работу он заехал в полицию, узнать был ли сигнал. Там сказали, что был и попросили оставить номер телефона. Не успел сын доехать до Вечного огня, ему уже на счет похорон из ритуального агентства звонят. Видите, как у нас полиция работает? А мы еще и не видели сына, не знаем он или нет умер. После сын поехал в совхоз, мне оттуда звонит и говорит: «Мам, это он», – Рамзия Минихарисовна не может сдержать слез вспоминая события трехмесячной давности.

По словам убитой горем матери, на рабочем месте от сына остался пуховик, рабочая сумка – пустая:

– Все обшарено. Нет бумаг, нет зажигалки, нет сигарет, нет телефона. И жена ему 3 банки еды на работу готовила – две банки лежат пустые, а третьей нет — ни пустой, ни полной. Это и говорит о том, что его ограбили и убили.

В это же воскресенье к Рамзие Минихарисовне приехали сотрудники «Обряда» для подписания договора на оказание услуг.

– Я расписывалась, не глядя. Уже позже решила посмотреть, за что расписалась. А там договор на перевозку трупа от 30 января, когда я была на работе. Будто я их пригласила, а я никого не приглашала, да еще и заплатить я за это должна, – говорит Рамзия Безденежных.

1 февраля, по пути с Филькинского кладбища, где выбирали место для будущей могилы, Рамзия Безденежных вместе с сыном заехали в «Юбилейный».

В совхозе сын директора сказал, что у Руслана стало плохо с сердцем и он упал, – рассказывает мать умершего сторожа. – Я хотела поговорить со сторожем, который сменил сына моего. Нашли его в столовой, я ему говорю: «Выкладывай сюда телефон Руслана!». Он сказал, что не брал его, и что в ту ночь на мой звонок не отвечал. Потом я пошла к директору. Там рассказали, что мертвым Руслана обнаружил рабочий, который забежал к нему в сторожку. Я сказала, что по поводу пропавшего телефона пойду в полицию. Но меня заверили, что деньги за телефон мне и без полиции вернут, но так ничего и не вернули.

Рамзия Безденежных рассказывает, что у Руслана была язва двенадцатиперстной кишки, еще в армии вырезали. Мать погибшего не скрывает, что он выпивал:
Спрашиваю, была ли кровь, может, кровью все пошло. Мне отвечают, что крови не было, а лежал он вниз головой. А то, что у сына побито лицо, от меня скрыли, я это только через 5 дней увидела. Когда потемнело, похоже, на моего сына напали. У него вся правая половина лица побита и на руках травмы.

Демонстрируя фотографии ссадин на лице Руслана, Рамзия сквозь слезы объясняет, что не может поверить, что такие травмы могли остаться от падения:

– Там же такая ямка, как будто кочергой били. Сказали, что это он упал так. А в заключении судмедэксперта написано – алкогольная кардиопатия. А я не согласна с этим. Его убили, вот моя версия.

Из полиции участковый по поводу побоев позвонила мне только 15 мая в 18 часов. Сказала, что ей пришли документы по поводу побоев моего сына. На мой взгляд, найдете телефон пропавший – найдете убийцу, – считает Рамзия Минихарисовна.
Комментарий

СК: Смерть — не криминальная

Следственные органы не видят причины возбуждать уголовное дело по факту произошедшего. Официальная версия – смерть не криминальная.

Серовский межрайонный следственный отдел Следственного комитета. Фото: архив газеты "Глобус".

Серовский межрайонный следственный отдел Следственного комитета. Фото: архив газеты «Глобус».

– 30 января 2016 года из межмуниципального отдела МВД России «Серовский» поступило сообщение, что в сторожке по улице Республиканской, 72 был обнаружен труп гражданина Р., 1975 года рождения, – пояснил «Глобусу» Александр Базуев, руководитель Серовского межрайонного следственного отдела Следственного управления Следственного комитета России по Свердловской области. – Следственным отделом по данному факту проводилась проверка. Было назначено судебно-медицинское исследование трупа, в ходе которого в Екатеринбурге проводилось и гистологическое исследование. Проводилась химическая экспертиза в Краснотурьинске. Экспертом проводилось вскрытие трупа. Проводилось соответствующее исследование трупа с назначением всех необходимых исследований — и гистологических, и химических. На основании гистологического исследования, проведенного в Екатеринбурге, и на основании исследования, проведенного государственным судебным медицинским экспертом в Серове, причина смерти установлена. Она — не криминального характера. Человек умер от заболевания, а не от полученных травм. Материалы по телесным повреждениям, которые были обнаружены на теле трупа, были выделены для производства проверочных мероприятий сотрудниками полиции.

comments powered by HyperComments



Поделись новостью в социальных сетях




Заметили ошибку в тексте?

Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter
Реклама

Новости Серова в вашем почтовом ящике. Еженедельно.

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными материалами www.serovglobus.ru.

Никакого спама. Все только по делу. Обещаем.

Нажимая на кнопку "Подписаться", вы подтверждаете, что даете согласие на обработку персональных данных.