В Серове продолжается сериал «Мост». Правобережное Филькино вновь отрезано от цивилизации

Автор 19/07/2018 | Просмотров: 576

Вход на мост забит досками. К доскам прибит знак – проход запрещен. Центр моста провалился. Волны деревянного настила едва не достают до волн реки Каква. На противоположном берегу стоят две женщина, одна с детской коляской. Сейчас жители правобережной части села Филькино отрезаны от цивилизации.

История началась в октябре прошлого года, когда груженый щебнем КамАЗ рухнул вместе с частью моста в реку. Администрация Серова выделила на ремонт моста 220 тысяч рублей. Мост превратили из автомобильного в пешеходный.

Утром 11 июля 2018 года жители правобережного Филькино обнаружили, что мост вновь рухнул.

– Прошлый раз, когда рухнул мост, мы по одному бревнышку ходили. Бревно это подгнивало уже, – рассказывает Анастасия Степанова. – Я об этом и работникам говорила, которые мост ремонтировали. Но они прямо на это бревно постелили новые бревна… 11 июля, в 10 часов утра, я пошла к сестре. И увидела, что мост повело. Я мужу позвонила, он сказал, что вчера такого не было. Когда мост еще сильнее накренился, мне и с ребенком пришлось по нему перебираться. Потому что у меня ребенок болеет и с ним надо было в Екатеринбург ехать.

В январе 2018 года в очередной публикации про филькинский мост «Глобус» писал о возможном его падении весной – пророчество сбылось. Еще зимой было видно, что часть балок моста сгнила, часть – обвалилась, часть – надломилась. При ремонте моста этот момент учтен не был, ни одна опорная балка заменена не была. Балки не усилили.

Мост рухнул... вновь, а люди остались отрезаны от цивилизации. Фото: Константин Бобылев, "Глобус".

Мост рухнул… вновь, а люди остались отрезаны от цивилизации. Фото: Константин Бобылев, «Глобус».

Был заметен и небольшой крен — как раз в ту сторону, в которую мост в итоге и завалился. Падение моста было вопросом времени.

Весной и летом паводковые воды принесли к опорам очередную «партию» мусора и мост не выдержал.

Вечером 11 июля на левом — «цивилизованном» — берегу установили знак «Проход запрещен», а вход на мост забили досками.

– У меня муж ребенка вечером из садика забрал, возвращался домой. Так сотрудники автодора не давали ему пройти, – говорит Анастасия Пристав, жительница правобережного Филькино.

Мусор оказал давление

– Вот этот мусор, который у опор собирается, начало водой приносить последние года три, когда нас сильно затапливать начало. Когда мусор начал собираться, появился затор. Мы не раз говорили Борисовне (Разиля Мубарисовна Абрамова – заведующая теротделом администрации в селе Филькино), что надо чистить. А толку никакого. «Автодор» весной к нам приезжал, на все это дело посмотрел, руками поразводил и сказал, что ничего сделать не может, – рассказывают местные жители. – Если хорошо все почистить, то там мусор еще с 90-х годов будет. Обещали, что почистят, когда вода спадет. Она спала, это уже вторая волна пришла, но мусор так на месте и остался.

Мусор давит на опоры. Это только верхняя часть "айсберга". Фото: Константин Бобылев, "Глобус".

Мусор давит на опоры. Это только верхняя часть «айсберга». Фото: Константин Бобылев, «Глобус».

У опор скопились ветки деревьев. Попадаются целые бревна, столбы. Бытового мусора меньше — бутылки, пластик, пенопласт – все, что хорошо плавает.

– Притек весь этот мусор и начал на опоры давить… – резюмирует Анастасия Пристав.

Тяжелые колеса

– Смотрю местное телевидение – крупным планом тракторы показывают и говорят: «Они тут на тракторах ездили». Если логику включить, то будет понятно, что трактор по мосту не пройдет —  широкий слишком. А слонов мы стадо не водили? – вопрошают женщины.

На правом берегу остались многодетные семьи. Дети перестали ходить в садик -- родители боятся переводить детей по такой конструкции. Фото: Константин Бобылев. "Глобус".

На правом берегу остались многодетные семьи. Дети перестали ходить в садик — родители боятся переводить детей по расползающемуся мосту. Фото: Константин Бобылев. «Глобус».

По словам местных жителей, по мосту действительно передвигаются на транспорте – на снегокатах, мотоциклах и не только. Только делают это не местные, а заезжие.

– У нас выключили свет. Ребенок в темноте не может, плачет. Вышла на улицу с ним погулять, – вспоминает Анастасия Пристав. – Иду к мосту и слышу шум мотоциклов. Летят семь мотоциклов со стороны полей. Одни прямиком проехали по мосту, а трое у моста остановились. Я к ним подошла, спросила: «Вы что делаете?». Мне ответили: «Они весят 100 килограмм – вес маленький»…

Этот инцидент произошел уже после того, как мост дал сильный крен, то есть после 11 июля.

После этого мост накренился еще сильнее.

– Единственное, на чем по мосту ездили мы, так это на мотоплугах с тележками – возили дрова с противоположного берега. Там их пилили, складывали и перевозили. Зимник, который нам делали, проработал месяц. Долго делали пропуски (зимник проходил по закрытой территории – прим. ред.). Пытались щебень привезти, так машина застряла. Так и растаял зимник этот быстро, – вспоминают местные жители.

Сейчас мост буквально висит на бревнах, проложенных вдоль настила. Эти бревна местные жители уложили сами, уже после того, как мост был отремонтирован.

– Если бы этих бревен не было, мост бы уплыл, – говорят жители села.

С тех пор, как мост вновь обрушился, дети, а на правом берегу живут три многодетные семьи, не ходят в детский сад.

Сейчас мост буквально висит на бревнах, уложженых местными жителями после ремонта... Фото: Константин Бобылев, "Глобус".

Сейчас мост буквально висит на бревнах, уложенных местными жителями после ремонта… Фото: Константин Бобылев, «Глобус».

На фотографиях, сделанных сразу после ремонта, видно, что свежих бревен вдоль моста нет. Строители уложили по всей длине бревна старые. Жители недоумевают - на что были потрачены выделенные на ремонт деньги. Фото: Константин Бобылев, "Глобус".

На фотографиях, сделанных сразу после ремонта, видно, что свежих бревен вдоль моста нет. Строители тогда уложили по всей длине старые бревна. Жители недоумевают, на что были потрачены выделенные на ремонт деньги? Фото: Константин Бобылев, «Глобус».

Переезжайте!

– Нам всем говорят – переезжайте, у вас у всех есть жилье, – говорит Анастасия Пристав. – Допустим, у моего мужа есть собственность. Но это дом его мамы, он просто на супруге записан. А в этом доме живут еще сестра, внучка и сама мама. И мы еще впятером к ним переедем…

Семья Анастасии Степановой тоже состоит из 5 человек.

Еще один аргумент, который приводят власти – после наводнения 1993 года владельцам всех домов дали квартиры.

– За наш дому никому квартиру не дали, – говорит Анастасия Пристав. – Семаков (и.о. главы Серовского городского округа — прим. ред.) нам претензии предъявлял, что мы ребенка в ноябре в этот дом прописали, а куда нам его прописывать? В квартиру или в коттедж Семакова?

Сергей живет в селе с самого рождения и утверждает, что квартиры после наводнения получили далеко не все. Фото: Константин Бобылев, "Глобус".

Сергей живет в селе с самого рождения и утверждает, что квартиры после наводнения получили далеко не все. Фото: Константин Бобылев, «Глобус».

– А наш дом вообще перепродан, – говорит Анастасия Степанова. – Те, кто получали квартиры, они дома эти продали. Мы платим налоги государству, оно должно о нас беспокоиться.

Сергей живет на правом берегу Каквы с самого рождения. Как утверждает мужчина, квартиры дали далеко не всем жителям, чьи дома были затоплены в 1993 году.

– На Филькино малому количеству дали квартиры. В Горпарке многим дали, так и там дома сейчас стоят на месте. Давайте их снесем и дома на левом берегу Каквы снесем, – говорит Сергей. – Когда мы строились, мост стоял и никто не думал, что он рухнет. Село должно жить. Речка бежит по его центру, а мост от старости сносился. Нужно строить новый.

Золотой мост

– Говорят, что 8 миллионов рублей требуется на мост. Дали бы нам эти 8 миллионов, мы бы разделили их и ветром бы нас отсюда сдуло всех, – шутят местные жители. – Там из золота мост должен быть.

Сломались старые балки моста, которые при ремонте не были заменены. Фото: Константин Бобылев, "Глобус".

Сломались старые балки моста, которые при ремонте не были заменены. Фото: Константин Бобылев, «Глобус».

Особенно людей возмущает то, что строительство автомобильного моста даже не обсуждается, да и сумма в 8 миллионов рублей вызывает у них много вопросов:

– Сколько можно воровать-то? — задают жители Филькино риторический вопрос. — Дайте нам 8 миллионом, мы сами найдем строителей. Строители работают, а вокруг — воры. Дайте спокойно мост построить.

Сейчас, по словам местных жителей, власти не обещают ничего конкретного. Мост полуразрушен. Передвигаться по нему нельзя, но приходится. На другом берегу цивилизация.

– Уже неделю мы не можем сводить ребенка к врачу. С дитем опасно по мосту ходить, а врач боится прийти к нам. Ребенок сопливит, – говорит Анастасия Пристав.

К теме вернемся.

Сейчас мост закрыт. Фото: Константин Бобылев, "Глобус".

Сейчас мост закрыт. Фото: Константин Бобылев, «Глобус».




Поделись новостью в социальных сетях




Заметили ошибку в тексте?

Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter
Реклама

Новости Серова в вашем почтовом ящике. Еженедельно.

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными материалами www.serovglobus.ru.

Никакого спама. Все только по делу. Обещаем.

Нажимая на кнопку "Подписаться", вы подтверждаете, что даете согласие на обработку персональных данных.