В России предлагают по-новому оценивать бедность. Как это может сказаться на вас?

Автор 01/12/2016 | Просмотров: 578

В России десятки миллионов людей получают от государства «меры социальной поддержки». Таких мер в нашей стране, которая гордится статусом «социального государства», – около 300. Среди них, например, материнский капитал, доплаты пенсионерам или льготный проезд для федеральных судей. Но вряд ли социальную помощь и дальше будут давать в таком же количестве. Znak.com объясняет, что вообще происходит.

Иллюстрация: pixabay.com

Иллюстрация: pixabay.com

Денег в бюджете становится меньше, и меры поддержки должны сокращаться. Это в любом случае вызовет негодование (вспомните, как переживают люди, когда слышат о повышении пенсионного возраста). Как сократить поддержку, чтобы меньше всего навредить? Эксперты «Комитета гражданских инициатив» предлагают в большинстве случаев давать государственную поддержку не всем подряд, а только тем, кто реально в ней нуждается. Вроде бы звучит разумно: помочь бедным, а богатые справятся и без государства. Только как отделить одних от других?

О чем речь?

«Независимый институт социальной политике» по заказу «Комитета гражданских инициатив» подготовил доклад под названием «Повышение эффективности и результативности социальной защиты за счет развития программ адресной поддержки нуждающихся». Звучит не очень зажигательно, но тема важная. Речь о том, кто в ближайшие годы будет получать помощь от государства, а кому придется рассчитывать на свои силы.

Что это за помощь государства?

Речь идет о нестраховых мерах социальной поддержки. Страховые меры – это, например, пенсии или бесплатное медицинское обслуживание. А нестраховые меры – это пособия, компенсации, доплаты, субсидии на покупку жилья и так далее. Для понимания, в 2014 году федеральный бюджет потратил на пенсии 1,56 трлн рублей, а на меры социальной поддержки – 1,2 трлн. На меры социальной поддержки тратится 2,6% ВВП – это сопоставимо со всеми расходами на здравоохранение (3,3% ВВП). То есть речь об очень большом куске бюджетного пирога.

Какие меры социальной поддержки бывают?

Посчитать их общее количество очень сложно. Как ни странно, в России нет единого реестра таких мер. Во-первых, есть три уровня: федеральный, региональный, муниципальный, как, собственно, и бюджеты, из которых могут финансироваться эти меры. Вы можете получать выплату как житель России, субсидию как житель Свердловской (например) области и еще дополнительно пособие как житель Екатеринбурга. При этом только на федеральном уровне есть около 50 законов, где описаны 300 разных мер поддержки для 210 категорий населения. В общем, система очень запутанная.

Самые распространенные меры соцподдержки – это материнский капитал, выплаты инвалидам и доплаты пенсионерам, чья пенсия не дотягивает до прожиточного минимума. На эти три типа помощи уходит примерно половина всех денег, выделенных на социальную поддержку.

Сколько человек получают такую помощь?

Опять-таки посчитать сложно – единого реестра нет, только оценки экспертов. На федеральном уровне это около 20-22 млн человек. На уровне регионов – до 38 млн. Но эти цифры складывать нельзя, ведь, как уже говорилось, один и тот же человек может получать поддержку на разных уровнях. В общем, можно примерно говорить о десятках миллионов человек.

В чем, собственно, проблема?

В том, что раздача мер социальной поддержки не учитывает реальную нужду людей. Если вы ветеран труда, в Москве вы будете получать ежемесячную доплату в 450 рублей, вне зависимости от того, какой у вас основной доход – 30 тысяч рублей или 300 тысяч.

Или возьмем помощь многодетным семьям. Депутат Госдумы Сергей Железняк как многодетный отец должен иметь 50-процентную льготу на оплату услуг ЖКХ. Но, может быть, он со своей депутатской зарплатой может заплатить за коммуналку полностью, а кому-то эта льгота будет нужнее?

Вот эксперты и предлагают как можно больше мер социальной поддержки раздавать по-настоящему бедным людям – на языке экономистов, «с учетом нуждаемости».

А почему так до сих пор не делают?

Вообще-то должны. В России есть федеральный закон №442-ФЗ, в котором сказано, что меры социальной поддержки должны учитывать нуждаемость. Но на практике, как посчитали эксперты, в 2014 году лишь 26% нестраховой помощи распределялось таким образом. Эту цифру можно увеличивать, повышая эффективность и экономя деньги для тех, кому помощь действительно нужна.

Что этому мешает?

Это интересный вопрос. У экспертов есть несколько ответов.

Во-первых, мешают политики. Они любят задабривать группы граждан обещаниями социальной поддержки. Как правило, их обещают «электорально активным» группам, которые могут прийти на выборы и дать голоса за ту или иную партию. В результате соцпомощь достается не тем, кто нуждается больше, а тем, кто правильно голосует.

Во-вторых, мешают лоббисты крупного бизнеса. Ему выгоднее, чтобы государство больше помогало гражданам, тогда им можно будет платить зарплату поменьше.

В-третьих, у населения и правительства редко совпадают взгляды на то, когда и как нужно наводить порядок в системе социальной помощи. Население поддерживает идею оптимизации во время экономического роста, когда у людей и так есть деньги, и поделиться с бедными кажется легким делом. А правительство приходит к этой мысли во время кризисов, когда нужно сокращать расходы.

Кого считать бедным?

А это, наверное, самая главная проблема. Ведь часто люди, которых правительство официально считает людьми небедными, сами себя считают очень даже нуждающимися. Например, в 2016 году в России прожиточный минимум для трудоспособного населения – 10678 рублей в месяц. Если вы зарабатываете 12 тысяч в месяц, будете ли вы считать себя бедным человеком? Скорее всего, да. А правительство вас – нет. Эксперты НИСП посчитали, что в среднем люди перестают считать себя бедными, когда получают 1,5 – 2 прожиточных минимума.

Еще одна сложность – в теневой занятости, где формируется около трети доходов населения. Согласно исследованию, в среднем в бедных семьях реальные доходы в 1,83 раза выше заявленных.

Как тогда узнать, кто по-настоящему беден?

Во-первых, нужно создать единый реестр получателей мер социальной поддержки, чтобы было понятно, кто сколько помощи получает. Если такого реестра не появится, то все разговоры об оценке нуждаемости бесполезны. Чтобы индивидуально выяснять, кто бедный, а кто нет, придется потратить столько денег, что в итоге никакой экономии не получится.

Во-вторых, так как реальные доходы посчитать сложно, эксперты предлагают использовать систему имущественных фильтров. Если у вас есть определенное имущество – вы уже человек не бедный, а значит, не должны получать те или иные меры социальной поддержки.

Какое имущество у меня должно быть, чтобы я считался «не бедным»?

Оговоримся, пока это только предложение экспертов. Вот, например, критерии «не бедности» для живущих в городе:

— в собственности есть два жилых помещения или больше;

— у любого члена семьи есть земля под индивидуальное жилищное строительство;

— хотя бы у одного из членов семьи есть автомобиль не старше двух лет;

— если автомобилей (любого возраста) два или больше;

— если есть зарегистрированные плавсредства (кроме моторных лодок) – например, гидроциклы.

Если вы живете на селе, эксперты не признают вас бедным, если у вас или вашей семьи есть больше, чем две коровы или 20 овец (коз), или шесть свиней, или 40 кроликов, или 50 голов домашней птицы, или 20 пчелиных семей или одна лошадь.

Это уже закон? Пора бежать прятать своих шесть свиней?

Держишь свинку? Богач! Иллюстрация: pixabay.com

Держишь свинку? Богач! Иллюстрация: pixabay.com

Нет, это всего лишь экспертный доклад, презентованный на площадке «Комитета гражданских инициатив» (КГИ). Его готовил его «Независимый институт социальной политики», а редактором была Лилия Овчарова, которую член КГИ Евгений Гонтмахер представил как лучшего в стране специалиста по вопросам бедности. Но, учитывая, что лидер КГИ Алексей Кудрин готовит экономическую программу развития России после 2018 года, вполне может быть, что идеи доклада со временем действительно станут частью нашей жизни.

Каких мер социальной поддержки лишат «не бедных»?

Этого пока не скажет никто. Речь об общей стратегии: о том, что помощь должна даваться адресно – именно бедным, а не всем подряд. Но Лилия Овчарова приводит конкретные примеры мер социальной поддержки, которые явно можно пересмотреть. Например, санаторно-курортное лечение: по оценке авторов доклада, не более 10% имеющих право на такую льготу могут реально ее получить (и часто на курорт отправляют не заслуженного работягу, а замдиректора). Вряд ли реформы коснутся материнского капитала или выплат инвалидам.

Где можно прочитать полную версию доклада?

Вот по этой ссылке. А вот тут – тезисы.

Текст: Дмитрий Колезев/Znak.com

comments powered by HyperComments



Поделитесь новостью в социальных сетях




Заметили ошибку в тексте?

Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter
Реклама