Штрафзарядка. Посетили зону в Сосьве и поговорили с заключенным, объявившим голодовку

Автор 19/11/2016 | Просмотров: 617

Осужденные сосьвинской колонии для больных туберкулезом не прониклись важностью утренней физической зарядки. Двое очутились в штрафном изоляторе. Один, незенцурзно выражался при сотрудниках, в знак протеста против помещения в ШИЗО, голодал две недели.

Жена

Официально все началось с физкультзарядки. Ее в шесть часов утра делают осужденные, содержащиеся в сосьвинском ЛИУ-23. Здесь, в частности, содержатся осужденные, больные туберкулезом, ВИЧ-инфекцией.
– Супруг рассказывал, что в шесть утра всех, кто не лежит лежкой, поднимают и выводят на плац. Там взрослые мужики под музыку «Руки шире, ноги шире» или как там у Высоцкого – машут руками и кланяются влево-вправо или еще чего такое. При этом, говорят, что зарядку проводят обычные осужденные. Но сотрудник там тоже присутствует, смотрит за порядком. Это мероприятие на свежем воздухе проходит и в дождь, и в снег, главное, чтобы было теплее 25 градусов мороза. Ну, супруг и возмутился. Почему, мол, меня, больного человека, заставляют на морозе руками махать? Махнет он рукой неудачно, у него плевра порвется и кровью изойдет. Может такое быть, доктор? – Ксения поворачивается от руля.
— Может, конечно. У нас, вообще, memento mori, – говорит Черных. Доктор Черных – вольный фтизиатр из Екатеринбурга, которого Ксения везет в Сосьву.
В машине, управляемой Ксенией, еще четверо пассажиров: врач Черных, адвокат Павел Козюков, общественный наблюдатель Дмитрий Халяпин (с Черновым они обсуждают засилье бюрократии в нашем здравоохранении и сходятся на мысли, что пациент, конечно, скорее жив, но скоро может и…) и я, ныне член ОНК Свердловской области, подпрыгивающий на знаменитых ухабах под Романово.
По сосьвинской дороге женщина постоянно ездит уже несколько лет. Ее супруг Константин сидит уже 15 лет. Впереди – еще пять лет лишения свободы. Мужчина был осужден за убийство.
За колючкой Константин заболел «профессиональной» болячкой. По болезни оказался в 23-й колонии.
– Он не в первый раз здесь. Его в прошлый раз отсюда на 51-ю сплавили, чтобы, видимо, администрации нервы не трепал. В 51-й он, якобы, пошел на поправку. Его сняли с больничной койки и снова отправили в Сосьву. А тут эта зарядка, – Ксения рассказывает, что на зарядку супруг «задвинул». – Тогда сотрудник колонии составил акт о нарушении. Костя пообещал жаловаться и начальник колонии аннулировал составленный акт. Правда, на мужа вскоре еще один акт составили. За мат при сотруднике. Выписали ему две недели штрафного изолятора. Супруг написал заявление в адрес администрации о начале голодовки и пошел в ШИЗО.

Адвокат осужденного Павел Козюков и член Общественной наблюдательной комиссии Дмитрий Халяпин. Фото: Андрей Клейменов, «Глобус»

Адвокат осужденного Павел Козюков и член Общественной наблюдательной комиссии Дмитрий Халяпин. Фото: Андрей Клейменов, «Глобус»

Адвокат

– Мой доверитель начал голодовку 28 октября 2016 года. Сегодня 14-й день голодовки и сегодня же у Константина заканчивается срок содержания в ШИЗО, – говорит адвокат Козюков. – Он считает, что взыскание наложено незаконно. А сама зарядка – просто способ проверить осужденных на «угодность» администрации и найти повод для наказания «неугодных». Кроме того, мой доверитель считает, что не получает в ЛИУ-23 должного лечения. Вместо четырех препаратов, которые ему положены, он получает один. О чем и написал прокурору Свердловской области Сергею Охлопкову.
Кроме того, по слова Козюкова, в Серовский райнный суд Свердловской области направлено заявление об освобождении Ч. от отбывания наказания по болезни. Осужденный считает, что, возможно, сотрудники исправительной колонии к нему просто придираются. Стремясь привлечь внимание к ситуации он и объявил голодовку, написав прокурору.
Осужденный Константин Ч. просит прокурора провести проверку, устранить допускаемые нарушения и отменить взыскание, которое, по мнению осужденного, наложено незаконно.

ГУФСИН

Александр Левченко, официальный представитель свердловского пенитенциарного главка, назвал поведение осужденного Ч. «демонстративно-шантажным».
– Прокуратура, сотрудники которой регулярно навещают данного осужденного, не выявила нарушений при лечении осужденного. Начальник колонии, ее сотрудники не занимаются лечением контингента. Есть специальная медицинская часть. Точка зрения медицинских работников – осужденный, состоящий на диспансерном учете, получает лечение в необходимом объеме и идет на поправку, – руководитель пресс-службы ГУФСИН России по Свердловской области Александр Левченко отмечает, что осужденный Ч. является злостным нарушителем дисциплины. – У осужденного 90 взысканий. Он неоднократно водворялся в ШИЗО, ПКТ. Только за 10 месяцев 2016 года осужденный Ч. 5 раз к привлекался к дисциплинарной ответственности. Правомерность наложения взысканий подтверждена надзорной прокуратурой. То же самое касается и последнего взыскания. Администрация колонии обязана реагировать на нарушения. У нас в ГУФСИН Свердловской области ежедневно выносится по 30, 40, 50 актов о нарушении. Само обращение осужденного беспрепятственно поступило прокурору, как и положено по закону. Если результаты дополнительной проверки покажут, что допущены нарушения, то сотрудники, допустившие их, будут наказаны.
Александр Левченко отмечает, что сотрудниками уголовно-исполнительной системы зарегистрирован отказ осужденного Ч. от приема пищи:
– У медработников есть полномочия подвергнуть человека принудительному кормлению. Такие факты случаются, но редко. В данном случае, мне сообщили, что пока этого не требуется. Что касается освобождения из мест лишения свободы по болезни, то существует соответствующий перечень болезней, по которым человек может выйти на волю. Кроме того, освобождает не учреждение и сотрудники уголовно-исполнительной системы, а суд. 36 осужденных и обвиняемых за 10 месяцев 2016 года были освобождены из мест лишения свободы, расположенных на территории Свердловской области, по болезни. Такая практика существует.
Александр Левченко отмечает, что в списке заболеваний, которые позволяют освободиться из мест лишений по состоянию здоровья, диагноза Константина – нет: «Хотя решение об освобождении, конечно, принимает суд», – отмечает пресс-секретарь ГУФСИНа.

До зоны

– Освободиться по болезни – это иногда еще тот подвиг совершить. Мы же – родственники и близкие осужденных – общаемся. Истории друг друга знаем. У системных людей главное, чтобы никто не умер за решеткой В августе или сентябре осужденный М. освободился. Через неделю помер. Недавно в Сосьву приезжала. Стояла у входа, кого-то ждала. Выходит медик: Ой, говорит, здравствуйте! А как там М? Умер, говорю, неделю на воле проходил и умер, – Ксения беспокоится за жизнь и здоровье мужа: – Он болен, но голодает две недели. Умрет же…
Поскольку ведомственным врачам Ксения не доверяет, они с адвокатом привезли в ЛИУ-23 вольного фтизиатра. Чтобы его впустили на осмотр Константина сейчас супруга голодающего осужденного и его адвокат частые гости Уральской прокуратуры по надзору за соблюдение законов в исправительных учреждениях.
В прокуратуре с Черновым общается заместитель главного врача тюремной «туберкулезки»: на территории ЛИУ-23 две больницы – «туберкулезка» и общесоматическая больница – оба главных врача в пятницу уехали учиться. Общественные наблюдатели и адвокат коротают время в коридоре прокуратуры.
Ставлю в известность о визите общественных наблюдателей оперативного дежурного ГУФСИН.
Халяпин и Козюков обсуждают резонанс, вызванный голодовкой Константина. Одно из ведущих электронных СМИ области – Ura.ru – поставило новость о том, что на Урале осужденный, протестуя против зарядки на морозе, объявил голодовку.
– Это еще терпимо: голодовка на две недели, – грустно шутит адвокат. – Намедни у меня подзащитный был. Также в Сосьве сидел. Он дважды объявлял голодовку и не ел по месяцу. По месяцу! Я в Сосьве две недели жил. Она мне стала как родная!
Прокурор и врачи дали добро на посещение осужденного вольным фтизиатром. Общественные наблюдатели заходят в колонию.
Начальник ЛИУ-23 Андрей Гаус, который, наверное, читает областные электронные СМИ, смотрит на адвоката Козюкова:
– Он говорит, что делает все, что советует ему адвокат. Вот это вот все, – говорит начальник. – И зачем?
– Вы думаете, это я ему посоветовал? – удивляется Козюков.
– А кто?
Присутствующий в кабинете начальника его зам Дмитрий Дуденков – человек в отношениях с ОНК опытный и во многих вопросах компетентный (он будет сопровождать нас в зоне) рассказывает, как вчера (и позавчера, и еще, вероятно, позапозавчера, убеждал Ч. начать есть).
– Не слышит администрацию, – разводит руками Дуденков. – Может, вас услышит?
– Жена сказала, чтобы заканчивал голодовку.
Гаус, кстати, не скрывает, что ратует за зарядку на свежем воздухе.
– Ну пусть выйдут из своих душных бараков на свежий воздух, – начальник говорит, что никто не заставляет прикованных к кровати людей сдавать нормы ГТО. Есть утвержденный комплекс упражнений: махи, наклоны и так далее… Если медик скажет, осужденные на зарядку не ходят, говорят в администрации учреждения.

В зоне

…В ШИЗО и ПКТ – пусто. У одной из камер на табуретке стоят миски с супом и макаронами с тушенкой, хлеб. Это – еда, от которой отказывался Константин Ч. В минувшую пятницу здесь находилось только два человека: один в помещении камерного типа, второй – в штрафизоляторе.
Это Сергей В., который, по его словам, попал в ШИЗО после зарядки.
– Я на нее даже вышел. Но недостаточно убедительно махал руками, – В. рассказывает, что на него составили акт и поместили в ШИЗО.
Это – не единственное его нарушение. Сейчас у него идут «вторые третьи сутки». Потом у него начнется отбывание взыскания в ПКТ. Та же, в принципе, история, но можно курить.
Пока общественные наблюдатели осматривают соматическую больницу, отряды, где содержатся выздоравливающие от туберкулеза осужденные, адвокат встречается с Константином в адвокатской комнате.
Не знаю, какие меры он применил, но после встречи с ним Константин Ч. объявляет о прекращении голодовки.
– Из голода осужденный будет выходить под наблюдением медиков, – отмечает Дуденков.
В шесть вечера осужденный Ч., похудевший за две недели на 10 килограммов, говорит общественным наблюдателям, что результатом он, в принципе, доволен.
– Тем не менее, я буду добиваться, чтобы взыскание в виде водворения в ШИЗО, было признано незаконным, – в разговоре с общественными наблюдателями отметил Ч.
Выясняется, что завтра на зарядку он может не ходить. А в понедельник, говорит Дуденков, его посмотрит медик и даст разрешение «на прогулы». Ну, или не даст.

Конец первой части.

 

 

 

comments powered by HyperComments



Поделитесь новостью в социальных сетях




Заметили ошибку в тексте?

Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter
Реклама