Воспоминания о Серове сотрудницы пресс-службы Законодательного Собрания области вошли в сборник «Школа жизни», составителем которого стал Дмитрий Быков

Автор 07/11/2015 | Просмотров: 328

Воспоминания сотрудницы пресс-службы Заксобрания Свердловской области Нины Якимовой вышли в книге «Школа жизни», составителем которой стал известный литератор Дмитрий Быков. Книга, изданная «АСТ», поступила в продажу.

Текст Нины Геннадьевны называется «Игрушка для зайчика» — его можно обнаружить на 99-й странице сборника. Это воспоминания о серовской школе № 27, где училась автор, позже издавшая их в своей книге «Каждый день в радость». Рассказ Нины Якимовой попал в сборник Быкова в результате конкурса «Мы родом из школы»: для участия приглашались непрофессиональные писатели, готовые вспомнить о школьной жизни 60-90-х годов.

 

школа жизни

Посчитав, что серовчанам безусловно будет интересно прочитать текст Нины Геннадьевны, содержащий воспоминания о Серое и школе № 27, обратились к ней с просьбой предоставить его для публикации. И разрешение было получено!

— Мне приятно внимание земляков, — сообщила в письме Нина Якимова, консультант пресс-службы Законодательного Собрания Свердловской области. — Я прожила в Серове 21 год, и этот город мне очень дорог. Там родные и знакомые, там могилы моих родителей и старшей сестры Людмилы (Морозковой-Шиловой), которая тоже работала в редакции, а также на городском радио, какое-то время преподавала в школах русский язык и литературу, поскольку по образованию была филолог. Пятеро детей нашей большой семьи учились в 27-й школе – самой лучшей на свете. Галина Фокеева и Лидия Якимова стали инженерами-металлургами (Галя живет в Серове, Лида в Самаре), младший Юра – водитель в Серове. Я – журналист почти с 45-летним стажем, начинала – спасибо судьбе – в «Серовском рабочем» у Олега Николаевича Федорченко. Когда увидела предложение издательства поделиться воспоминаниями, с радостью написала и попала в число финалистов.

До сих пор Нина Геннадьевна поддерживает отношения с пионервожатой Зоей Захаровной Елизаровой, учительницей английского языка Розой Геннадьевной Жемалутдиновой.

— К сожалению, совсем недавно умерла учитель истории Людмила Михайловна Матафонова, с которой тоже общались, — рассказала автор. —  На днях по телефону меня неожиданно нашла учитель физики Нина Николаевна Видякина, она сейчас живет в Егоршино. Удивительные женщины!

Публикуем отрывок книги «Школа жизни», автором которого является Нина Якимова, и благодарим Нину Геннадьевну за предоставленные материалы.

Игрушка для Зайчика

Мне было шесть лет, когда старшие сестры впервые взяли меня с собой в школу на новогоднюю Елку. Самая веселая тетенька (ею оказалась старшая пионервожатая Зоя Захаровна Елизарова) подвела меня, пушистого Зайчика, сначала к Деду Морозу, а потом, когда я очень выразительно рассказала стихотворение, — к елке и сказала: «Выбирай приз!» Мне больше всего понравилась «клубничка». Игрушку сняли с ветки, и вот уже более пятидесяти лет она украшает мою новогоднюю елку, напоминая о школе…

Приглашение в родной Серов на очередной юбилей школы №27 всякий раз вызывает «сонм воспоминаний и дум». Как в кино, мелькают кадры из прошлого: вот мы вокруг еще «голого» здания садим деревья, из-за которых теперь и школу не видно; а вот участники игры «Зарница» берут штурмом крепость и с криками «ура!» срывают с «противников» погоны; а это мы с Костей Елизаровым на городском смотре художественной самодеятельности исполняем «Танец петухов», сбиваемся, но публика спасает нас от провала шквалом аплодисментов…

Чего только в нашей школе не придумывали!

В год юбилея СССР каждый класс стал одной из республик Советского Союза, мы изучали национальные танцы, песни, шили костюмы, готовили национальные блюда. Я, например, до сих пор храню грамоту «Лучшей разведчице Белоруссии», честно заслуженную во время «Зарницы». А в годовщину Октября наша пионерская дружина превратилась в революционный полк, и все отряды активно включились в борьбу за присвоение им имен Щорса, Буденного и других героев Революции. Наш класс выбрал Чапаева. Тогда еще не было анекдотов про Василия Ивановича, и мы совершенно искренне стремились получить право называться чапаевцами. Для этого надо было учиться без троек и принимать активное участие в общественной жизни. Ребята изменились на глазах! Мы были единой командой, и нам не только присвоили легендарное имя, но и сделали подарок: в классе на стене художница нарисовала скачущего на коне Чапая!

Школьная грамота лучшей разведчице Белоруссии. Фото: предоставлено Ниной Якимовой.

Школьная грамота лучшей разведчице Белоруссии. Фото: предоставлено Ниной Якимовой.

Генератором всех этих грандиозных идей была неугомонная Зоя Захаровна Елизарова, старшая пионервожатая. Во многом благодаря именно ей слава о 27-й школе шла «по всей Руси великой». В Серове во время демонстраций на нас ходили смотреть, как на артистов. И мы оправдывали надежды земляков: наши колонны всегда были самые стройные, оригинальные и зрелищные — результат многомесячной подготовки и всеобщего участия учеников и педагогов.

Большая гордость школы — музей В.И.Ленина. Его с любовью создали предшественники из выпуска моей сестры Лиды Якимовой. Мы пришли, как говорится, на готовое, но очень бережно относились к каждому экспонату и продолжали поиск новых, вели переписку с другими музеями. Я горжусь, что мне довелось быть экскурсоводом музея. Посетителей было много, особенно в дни проведения выборов, когда в школе открывался избирательный участок: все, кто приходил голосовать, обязательно заглядывали к нам, в Ленинский музей.

Начинаешь вспоминать и диву даешься: сколько же времени учителя проводили с нами помимо уроков! Вместе выпускали стенгазеты, ходили в походы, выезжали к подшефным. Помню, как с Розой Геннадьевной Жемалутдиновой наша агитбригада ездила в Романово: мы отвезли в интернат книги и выступили с концертом в сельском клубе. Из-за гололеда на железнодорожную станцию пришлось идти пешком. Растянулись цепочкой и шли по лесу, подшучивая друг над другом или затягивая песни одну за другой. Потом проголодались, у кого-то нашлась булка хлеба, и мы передавали ее, как эстафетную палочку, из рук в руки, отламывая по кусочку. Хлеб на морозе — вкуснотища! А потом мы ехали почему-то на платформе с углем и в город вернулись учучканные, как трубочисты. Разве такое забудешь?!

На фоне калейдоскопа ярких, теплых воспоминаний сегодняшние дискуссии, чем должна заниматься школа: обучением или воспитанием — теряют всякий смысл. В наше время об этом не спорили, всё было тесно взаимосвязано. Не существовало границ между учебными занятиями и воспитательной работой.

Уроки у большинства учителей были похожи на спектакли. Та же «англичанка» Роза Геннадьевна Жемалутдинова разыгрывала с нами сценки на английском языке, мы переводили и пели модные песни популярного тогда американского певца Дина Рида, а однажды поставили даже спектакль на английском языке «Синдерелла» («Золушка»). У нас и костюмы были настоящие, из театра! Естественно, что язык большинство из нас знали хорошо, лично я свободно, без словаря читала «Moskow news«, а позднее даже после четырехлетнего перерыва сдавала английский в университете «автоматом».

Увлекательно уводила нас в мир путешествий учитель географии Людмила Владимировна Тайболина. Рассказывала так, как будто она сама побывала в каждом уголке Земли.

Фундаментально преподавала историю Людмила Петровна Матафонова, всё раскладывала «по полочкам» — от предпосылок того или иного исторического события до его итогов и значения.

Не могу не вспомнить замечательные уроки русского языка Веры Михайловны Константиновой, у которой правила рифмовались и легко заучивались с помощью различных карточек или игры. Именно ей я обязана грамотностью, которая сегодня многим кажется природной, — ничего подобного! Основы знаний закладывает школа, и наша, 27-я, делала это на пять с плюсом.

Никто не советовал родителям нанять репетиторов, как это рекомендуется сегодня почти повсеместно; учителя сами, терпеливо и доходчиво, объясняли ребятам изучаемый материал — до тех пор, пока все до единого не поймут, о чем идет речь. Как сейчас вижу: наша любимая «физичка» Нина Николаевна Видякина в сто пятый раз объясняет движение и силу тока в цепи — тщетно. В качестве последнего аргумента она проводит аналогию со зрительным залом: что, говорит, произойдет, если из кинотеатра публика будет выходить не в обе двери, а в одну? Кто-то с «камчатки» тут же обиженно выпалил: «Ну, так бы сразу и сказали!»

На химии нас ждали новые роли — например, электронов, бегающих вокруг ядра атома. Однажды Нина Григорьевна Горлаева в запале даже пуговицу оторвала от своего костюма, чтобы объяснить реакцию окисления. Зато всем стало ясно, что если пуговицу обратно пришить, произойдет реакция восстановления. К слову, на уроке химии Нина Григорьевна могла спросить заодно правила русского языка или что-нибудь из биографии ученого. Наш директор была образцом во всем: и в преподавании предмета, и в манере общения, и во внешнем облике — высокая, красивая, одетая строго и со вкусом.

В нас воспитывали гражданственность, приучали к самостоятельности и ответственности за свои действия. Помню, когда меня выбрали секретарем комитета комсомола школы, я пошла к Нине Григорьевне и попросила комнату для ребят. Свободных помещений в здании не было, кроме… закрытого туалета на третьем этаже. Он ни разу не использовался по прямому назначению, там просто что-то хранили. К удивлению директора, я согласилась на такой вариант. Нам самим было предложено привести комнату в порядок. Сколько же субботников мы провели, чтобы убрать строительный мусор после перепланировки туалета. Не знаю, что сейчас там находится, но при нас это было место встречи комсомольцев, где мы не только проводили заседания комитета ВЛКСМ, но и просто общались, спорили, писали сценарии вечеров, оформляли «Комсомольский прожектор» да и просто секретничали. Главное — нам было куда прийти со своими проблемами!

Нас уважали, с нами считались. И доверяли. Помню, в классе девятом, наверное, мы решили провести вечер Есенина. Попросили у Нины Григорьевны разрешения сделать это в самом уютном кабинете — биологии, утопающем в зелени. Она разрешила. Как раз был какой-то большой праздник, потому что на здании школы висел портрет Ленина, обрамленный разноцветными лампочками. Мы общий свет выключили, и получился полумрак, располагающий к откровениям. Весь вечер читали стихи, танцевали, пили чай. Никто нам не мешал, не проверял, не выпиваем ли мы там спиртное, — верили на слово.

Фотография с юбилея школы. На фото -выпускники разных лет с директором Ниной Григорьевной Горлаевой. Слева направо – Лена Червоткина, Зоя Журавлева, Галя Фокеева (Якимова), Витя Татаринцев, Юра Якимов, Нина Григорьева Горлаева, Лена Помогаева (немного сзади), Нина Якимова, Вова Малкин и Лида Якимова (золотая медалистка). Фото: предоставлено Ниной Якимовой

Фотография с юбилея школы. На фото -выпускники разных лет с директором Ниной Григорьевной Горлаевой.
Слева направо – Лена Червоткина, Зоя Журавлева, Галя Фокеева (Якимова), Витя Татаринцев, Юра Якимов, Нина Григорьева Горлаева, Лена Помогаева (немного сзади), Нина Якимова, Вова Малкин и Лида Якимова (золотая медалистка). Фото: предоставлено Ниной Якимовой

Уверена, что у каждого выпускника 27-й есть немало воспоминаний, которые до сих пор греют душу. Ведь школа для нас была вторым домом. Спасибо вам за это, дорогие учителя!

От имени семьи Якимовых, в которой здесь учились Люда, Галя, Лида (золотая медалистка), я и Юра, желаю всем учителям и однокашникам полноценного долголетия, верности замечательным традициям и достойных выпускников!

В Новый год я опять повесила на елку любимую игрушку из далекого детства.

2011 г.

comments powered by HyperComments



Поделитесь новостью в социальных сетях




гала
2015-11-08 18:26:16
Вот как должно быть в школе, где учат и воспитывают!Нынче учителя всё больше думают о деньгах, да репетитерством заработать. УЧИТЕСЬ УЧИТЬ!Спасибо огромное автору!
Максим Новиков
2015-11-08 21:29:13
Дима Быков думает о том же самом - о деньгах. Он вообще забил на Россию. Посмотрите на обложку книги. А вы думаете он составил ее для того, чтобы что-то в нашей жизни изменилось?

Заметили ошибку в тексте?

Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter
Реклама