«С российскими законами бодаться бесполезно» Интервью администратора «Рутрекера» — о «вечной блокировке» сайта

Автор 16/02/2016 | Просмотров: 330

В январе 2016 года вступило в силу решение суда о «вечной блокировке» торрент-трекера RuTracker (только в сентябре 2015-го его посетили около 77 миллионов человек). Решение о блокировке принял Мосгорсуд по иску издательства «Эксмо» и «С.Б.А. Продакшн» (дочерней компании музыкального лейбла Warner Music Russia). За несколько недель до суда администрация «Рутрекера» предложила пользователям проголосовать — удалить ставшие предметом иска 320 раздач или оказаться заблокированными и учиться обходить блокировку. Против удаления раздач проголосовали около миллиона человек; за — порядка 300 тысяч. Посещаемость «Рутрекера» после блокировки значительно снизилась. Владельцы проекта всегда оставались непубличными. На условиях анонимности со специальным корреспондентом «Медузы» Даниилом Туровским согласился поговорить один из администраторов «Рутрекера».

рутрекер

Администратор «Рутрекера» отказался встречаться лично — мы разговаривали по скайпу. Он представился Сергеем из Донецка. По его словам, большую часть 2015 года он не мог заниматься торрент-трекером, поскольку воевал за самопровозглашенную Донецкую народную республику.

— Чем вы занимаетесь в «Рутрекере»?

— Меня нельзя назвать полноценным сотрудником «Рутрекера», ведь я не получаю никаких денег. Работаю администратором на добровольных началах.

— В «Рутрекере» есть люди, получающие зарплату?

— Да. Три программиста получают деньги за работу. Они переписывают код и вводят новые технологии. Администраторы не знают, кто они и как их зовут. Когда что-то ломается, я могу написать им в «джаббере» (сервис для обмена сообщениями — прим. «Медузы») и попросить что-то починить. Лично я знаком только с несколькими администраторами.

— А сколько в «Рутрекере» администраторов?

— Десять. Они тратят на «Рутрекер» личное время.

— С владельцем или владельцами вы общаетесь?

— Почти не общаемся. Я про них ничего не знаю. Возможно, одного зовут Дмитрий. Знаю, что он вроде бы встречался с Роскомнадзором — и даже приезжал ради этого в Москву. Хотел понять, как дальше работать. Но не знаю, насколько эти походы были успешными.

— «Известия» писали, что основателя «Рутрекера» зовут Егор Минин и он бывший администратор одного московского интернет-провайдера.

— Да, помню такого админа. Этого товарища выгнали из проекта из-за того, что он хотел превратить «Рутрекер» в онлайн-кинотеатр. У нас вообще это постоянная тема. Половина администрации хочет превратить проект в онлайн-кинотеатр.

Я вообще считаю, что нас заблокировали не для того, чтобы наказать виновных, а чтобы ограничить как конкурентов. Если в ближайшее время будет принят закон, запрещающий обход блокировок, тогда я изменю свое мнение — это правда будет похоже на тотальную зачистку российского интернета (12 февраля Роскомнадзор одобрил законопроект об ответственности за пропаганду обхода блокировок, но уже 15 февраля пресс-секретарь ведомства заявил, что это «преждевременная мера» — прим. «Медузы»). Если не примут, то наша блокировка — это бизнес. Среди наших конкурентов — те же владельцы онлайн-кинотеатров. Например, сервисы Megago.net, Ivi.ru. То есть те, кто предоставляет доступ к материалам, но покрыт рекламой сверху донизу. Мы тоже показываем рекламу, но не встраиваем ее в произведения.

сайт ivi.ru

— Глава Роскомнадзора Александр Жаров говорил, что «в прошлые годы ваш доход от рекламы составлял шесть-семь миллионов долларов», и теперь, из-за блокировки, ее у вас не будет.

— Я в курсе, что у нас сейчас проблемы с рекламой и поиском рекламодателей, но больше этого рассказать не могу. Я не знаю точных цифр наших доходов. Но понятно же: если хозяин [«Рутрекера»] хочет воевать с российскими властями и терпеть такие трудности, то доход у него, думаю, достаточно большой.

— Ваш юрист Александр Волков говорил, что «Рутрекер» — не коммерческая структура, а что-то вроде клуба по интересам.

— Это так. Я все делаю для пользователей — и чтобы наша площадка была публичной библиотекой. Я ведь сам лично не знаю людей, которые у нас зарабатывают. Предположим, есть площадь, есть люди, которые получают деньги за проход по ней, но глупо же пытаться брать деньги еще и с самой площади.

Когда появились первые сообщения про возможную «вечную блокировку», появился пост, с которым я полностью согласен (автор поста эмоционально обращается к «******* [чудакам], которым пришло в их недоразвитые головы закрыть этот сервис»: «Как вы себе представляете развитие человечка, который выбрал не нюхать клей…, а читать книги, смотреть интеллектуально кино, изучать интересные работы художников?» — прим. «Медузы»).

Еще нужно сказать, что все прошлые попытки ограничить или запретить интернет приводили к новым технологиям их обхода. После создания великого китайского файервола появился Tor. После того, как американцы умудрилисьвзломать коды Tor, появился новый способ обхода — I2P. Запретят в России интернет — это приведет к тому же. Если напрягать людей, которые живут интернетом и умеют писать код, то в один прекрасный день мы получим такую защиту, которую взломать будет уже нереально.

— Вы сами как в «Рутрекер» попали?

— В администрации я с 2009 года. Прошел с самого начала: был пользователем, потом релизером (готовил и выкладывал новые материалы — прим. «Медузы»), потом помощником модератора, потом модератором…

— Это длинный путь, занимающий годы. Но зачем?

— Как — зачем? После окончания университета мне было совершенно нечем заняться, работы в Донецке не было, поэтому я очень много играл в видеоигры. Искал единомышленников, с которыми можно поговорить и поделиться. Вот люди из администрации «Рутрекера» захотели со мной поработать.

В «Рутрекере» всегда была выборная администрация. Первая команда проекта насоздавала разделов, поработала, потом кто-то устал, кто-то ушел, кого-то правообладатели взяли за одно место. С тех пор никого и не осталось. Изначально выборы проходили примерно раз в полгода. Все кандидаты выставляли свои программы и дорожные карты, видение будущего раздела и проекта. Но чаще всего все происходил авторитарно — если кого-то не хотели видеть в администрации, его никогда и не брали, конечно. Сейчас выборы проходят только тогда, когда есть необходимость в новом человеке. Так было, например, когда мне пришлось временно отойти от дел.

— Что случилось?

— Я живу в Донецке. Когда началась война и всем на головы начали сыпаться бомбы, мне это сильно не понравилось. Поэтому пришлось взять паузу. Я не буду распространяться о том, где именно я воевал. Там связи не было почти никакой. Кроме поставленной задачи, я ничего вокруг себя не видел. На самой войне я не занимался «Рутрекером», но заходил периодически, сообщал, что живой, отвечал на личные сообщения. Но не участвовал в принятии решений по проекту. Я повоевал не очень долго, пришлось вернуться к мирной жизни. Сейчас нахожусь в Донецке, несмотря на то, что здесь по-прежнему неспокойно. Преподаю в местном университете; наконец, снова есть время на «Рутрекер».

— Помимо вас в Донецке есть кто-то из «Рутрекера»?

— Нет. Но наши модераторы оказалась по обе стороны [военного конфликта]. Приезжали сюда и [российские] «отпускники». В то же время знаю, что кто-то воевал за украинские батальоны. Мне потом передали, что я с одним из модераторов мог повстречаться под таким-то городом — воюя по разные стороны.

— Вы чуть раньше сказали, что ваш представитель ездил встречаться с Роскомнадзором. Но насколько я помню, у вас не так уж много конфликтов было с ними. Удаляли точно «Энциклопедию суицида» (запрещена в России — прим. «Медузы»), что-то еще.

— На самом деле, мы очень много удалили информации по поводу наркотиков. Самостоятельно. Все это дело мгновенно удалялось. И я считаю, что это правильно. Все эти инструкции, как приготовить наркоту, вплоть до «крокодила» — надо крыть такое начисто даже не дожидаясь письма от Роскомнадзора.

— В целом, вы поддерживаете работу Роскомнадзора и блокировку сайтов с такой информацией?

— Согласен с блокировкой сайтов, на которых находят вредную информацию. Есть некая разница между нами и сайтом с «Поваренной книгой анархиста» (книга запрещена в России — прим. «Медузы»). Мы контролируем содержимое раздач. У нас не бывает никакого терроризма. Блокируются и всякие методички, как вербовать сторонников в террористические организации.

Глава Роскомнадзора Александр Жаров беседует с журналистами. 22 декабря 2015-го
Фото: Сергей Савостьянов / ТАСС / Scanpix

— Как такие посты выглядели?

— Появлялся нулевой аккаунт, и с него заводились разные разговоры. Про то, что в России притесняют мусульман или неправильно трактуют такую-то книгу. И нужно собираться, ехать в определенную точку, где точно предоставят верную информацию.

— И ветки, в которых призывали ехать добровольцами в Донецк, блокировались?

— Блокировались. И те, которые призывали ехать в Киев. В правилах «Рутрекера» из-за этого появилось уточнение, что политика запрещена везде, кроме темы «Экзистенциальное отчаяние». Запретили и Путина на аватарках, и тому подобное. Был еще запрос ввести флажки ДНР и ЛНР на аватарки, но их не будет, потому что они не признаны.

— Вы сказали, что удалялась вредная, на ваш взгляд, информация. Но еще, в отличие от многих других трекеров, вы всегда пытались выстраивать с отношения и с правообладателями, раздачи удалялись тысячами. Получается, не спасло?

— Правообладатели нами занялись еще в 2006 году. Тогда фирма 1С добивалась закрытия раздач «1С-Бухгалтерии». Точнее, они хотели добиться закрытия всего «Рутрекера». Именно в то время ушла первая команда администрации. Потому что тогда еще никто особо не скрывался, и вдруг ко многим в дверь постучались правоохранительные органы. Тогда же одна дамочка из «1С» преследовала модератора с ником Fatality, который отвечал за игровой раздел. Ему угрожали отчислением из университета, дошли до деканата.

Многие правообладатели начинали именно с подобных угроз. Нас несколько раз ломали и дидосили за распространение нелегального контента. Поэтому сейчас у нас все настолько не публично, что мы не знаем даже имен своих коллег.

Началось с «1С», потом пошло по нарастающей: присоединились Adobe, Sony, Microsoft, телеканал ТНТ. Несмотря на уступки, правообладатели оставались недовольными всегда. В 2010 году нас лишили домена torrents.ru.

Раньше у нас действовала целая армия специально обученных «белок». Так мы называли представителей правообладателей. У них на сайте были аккаунты, и они сами закрывали раздачи. Теперь, после блокировки, этого нет, теперь мы только принимаем письменные жалобы. С момента блокировки мы закрыли всего около 50 раздач. В период, когда мы сотрудничали с российскими правообладателями, в месяц удалялось до шести тысяч раздач по всему трекеру. Смешно, что правообладатели с этих же с этих аккаунтов-«белок» и себе качали.

«Белки» обычно не особо разбирались — искали весь контент по ключевым словам, и это приводило к тому, что пользователи начинали возмущаться: блокировались случайные раздачи; вместе с новым фильмом удалялись старые с таким же названием. Или блокировали альбомы с названием Greatest Hits. Представляете, у скольких исполнителей есть такие? Все эти вопросы с правообладателями решались в специальном закрытом форуме. Мы закрывали много, «белки» закрывали много. Новинок у нас почти никогда нельзя было найти. Поэтому позиционировали мы себя как публичную библиотеку: то есть за Пушкиным проходить можно, а за новым Стивеном Кингом — уже нет. Но вопрос о том, когда за нас серьезно и окончательно возьмутся, всегда висел.

— И что теперь — когда уже серьезно взялись?

— В основном пользователи рады случившемуся. Они подняли флаг «Information must be free» («информация должна быть свободной»): говорят, что мы можем не выполнять законы, касающиеся российского файлообмена. Только мы все равно будем. Потому что кроме правообладателей есть еще авторы. Авторов мы всегда готовы поддержать. Почему мы не переехали на новый домен, когда нас запретили в России? Потому что смысла нет. Новый домен так же отнимут. Проще показать пользователем, что есть методы обхода блокировки.

— Посещаемость сильно упала?

— Да, конечно. Мы потеряли 20–25% аудитории. Но к нам сейчас есть всплеск интереса, народ ринулся яростно проверять методы обхода, интересоваться всеми этими блокировками. Нужно подождать пару месяцев — и сравнить с аналогичным периодом прошлого года.

— Русские администраторы все еще живут в России?

— Да. Хотя ФСБ сможет найти любого админа за полдня, просто пока никому это не нужно. Все админы оставляют следы, у каждого есть почта, точки входа, провайдеры, которые выдают нам IP-адреса. Но никто не дергается по этому поводу. Возможно, я сужу со своей точки зрения, я ведь сижу в Донецке — в серой зоне, где законов нет. Понятно, что я тоже обеспечиваю свою безопасность некоторыми средствами. Например, открываю административную панель «Рутрекера» не с домашнего компьютера. Так что меня найдут не за полдня, а за два. Мы сидим и ждем. С российскими законами бодаться не будем — бесполезно.

Расскажу в связи с этим рутрекеровскую байку. У нас есть специальный раздел, в котором пользователям помогают найти фильмы, из которых они помнят только отдельные фрагменты. Какой-то умный человек некоторое время назад попросил в этом разделе помочь ему найти гротескную постановку «Карлика носа», которая отличалась сюрреализмом и жестокостью. И, несмотря на то, что все это было шуткой — такого фильма не существовало, нашлись пользователи, которые говорили, что видели его, но забыли название. Автор поста давно уже сам написал, что он все придумал, а пользователи этот фильм все ищут и ищут.

Даниил Туровский

Москва

comments powered by HyperComments



Поделитесь новостью в социальных сетях




kukuruzo
2016-02-17 21:45:59
Dolby ( американская компания в области систем обработки звука) ебы не как не понимают что RuTracker заблокировать НЕВОЗМОЖНО!!!!
Веселый
2016-02-18 14:28:30
Рутрекер - самый лучший торрент.

Заметили ошибку в тексте?

Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter
Реклама