Родные не могут найти серовчанина в уральских колониях. Пресс-служба: в системе ГУФСИН нет понятия «пропал»

Автор 02/11/2016 | Просмотров: 1232

Родственники не могут установить, в какой свердловской исправительной колонии находится серовчанин, осужденный в 2012 году Серовским районным судом: еще недавно молодой человек отбывал назначенное судом наказание в невьянской ИК-46, а потом его оттуда вывезли.

В этом уверен Роман Н., родной брат осужденного.

Фото: архив газеты "Глобус".

Родные не могут найти серовчанина в уральских колониях. Пресс-служба свердловского главка пенитенциарного ведомства: в системе ГУФСИН нет понятия «пропал». Фото: архив газеты «Глобус».

— В пятницу его вывезли с ИК-46. Где он сейчас находится — вообще неизвестно. Есть предположение, что он на «пятерке» в Нижнем Тагиле (ИК-5 ГУФСИН России по Свердловской области, — прим. «Глобус»). Ну как предположение — практически уверенность. Администрация колонии не подтверждает. В пятницу мы ездили в Невьянск, на 46-ю. Меня туда вообще не пустили. Я сначала им позвонил, мне ответили, что по телефону информации не дадут. Я ответил, что без проблем, если я приеду, то мы можем встретить и поговорить? Узнать, в чем он провинился, что он не так сделал и где он сейчас находится? Да, вроде, как бы, приезжайте. Мы приехали. Меня не пустили. Но мама прошла на территорию. Ей ответили, что брат — в СИЗО, ищите его, якобы, на Репина. В итоге пришла информация, что на Репина брата нет и не было, что он в ИК-5, — Роман не скрывает, что ему не нравится неоднозначная репутация пятой нижнетагильской колонии. — В интернете много всяких видео…

Брат Романа был приговорен, по его словам, к пятилетнему сроку лишения свободы:

— Ему осталось отсидеть девять месяцев. Нарушения у него фиксировались. В основном, насколько  знаю, связаны они  с отказом от работы. Как таковой работы в колонии нет, на нормальной работе занято человек сто. Остальных выгоняют на какую-то нелепую работу — как ломиком плац подметать в армии. Я, конечно, утрирую. Но раз он отказывается, то в ШИЗО идет на 15 суток.

Роман рассказывает, что, по его информации, на прошлой неделе «бастовали»  2 и 8 отряды. В колонию вводили спецподразделение. Брат его был во втором:

— Каждому приставили по сотруднику и так соблюдался режим. После вывезли нескольких человек. У меня есть фамилии пяти. Среди них — брат. С тех пор мы не знаем, где он. Мама очень сильно переживает, она в возрасте и уже не первый год на инвалидности: где он? Что он?

Как сообщил «Глобусу» представитель «Правовой основы» и эксперт Фонда «В защиту прав заключенных» Алексей Соколов, члены Общественной наблюдательной комиссии Свердловской области третьего созыва посещали в пятницу вечером СИЗО-1, чтобы проверить, нет ли там осужденных из ИК-46, в том числе, серовчанина, а также дополнительно проверили в субботу утром, но безрезультатно. Вчера попытались проверить в ИК-5 Нижний Тагил, но тоже безрезультатно:

— Мы сейчас немного в шоке, что делать? Как найти заключенных и что с ними вообще происходит? Родители также в панике, ГУФСИН хранит молчание.

Алексей Соколов был одним из первых, кто сообщил, что 25 октября 2016 года, по сообщениям осужденных, в ФКУ ИК-46 ГУФСИН России по Свердловской области осужденные отряда номер 2 отказались принимать пищу в знак протеста против незаконных действий сотрудников колонии.

Эту акции отрицают в свердловском пенитенциарном главке, где заявляют, что ситуация вокруг невьянской колонии «раскручена специальным образом рядом граждан, которые называют себя правозащитниками».

Комментарий ГУФСИН России по Свердловской области:

— Если родственники недовольны, им кажется, что сотрудники УИС нарушают закон, то родственники имеют право обратиться в прокуратуру и получить ответ надзорного органа.

В системе ГУФСИН нет понятий «пропал», «увезли».  Ежегодно этапируются тысячи осужденных и обвинямых. Необходимость самая различная. Суть ее является служебной информацией. Родственникам осужденных и следственно арестованных, по уголовно-исполнительному кодексу, не сообщают мгновенно или он-лайн информацию, куда направили их близких. Это делается в отведенные законом сроки по прибытию осужденных в учреждение уголовно-исполнительной системы: прибыл, указал информацию, кому и по какому адресу сообщить. Ответ направляется в 10-дневный срок плюс время на пересылку.

Отметим, что ситуация вокруг ИК-46 раскручена специальным образом рядом граждан, которые называют себя правозащитниками. Никаких заявлений об отказе от приема пищи нет. Ни одиночных, ни массовых. Если бы подобное было, то не было бы резона скрывать.

Колонию посещали все: общественные наблюдатели, прокуроры, представители Уполномоченного по правам человека Свердловской области.

Есть несколько обращений, которые бывают всегда. Осужденные просят свидание, перевода ближе к месту жительства родных, возможности отбывать наказание в другой стране. Это рабочий процесс. Из-за этого никто не голодает. Все это зафиксировано.

Ситуация вокруг ИК-46 — не первая провокация со стороны граждан, которые называют себя правозащитниками, -отметил руководитель пресс-службы свердловского главка пенитенциарного ведомства Александр Левченко.

Руководство Главка готово к сотрудничеству с ОНК. Новый руководитель уверен, что общественники помогают выявлять недостатки. Все выявленные нарушения фиксируются, их устранение стоит на контроле.

 

comments powered by HyperComments



Поделитесь новостью в социальных сетях




Заметили ошибку в тексте?

Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter
Реклама