Противостояние. Серовчанин рассказывает о своем уголовном преследовании, которое он считает «заказным»

Автор 07/05/2016 | Просмотров: 1107

Продолжаем рассказывать историю Игоря Махнева, бывшего юриста «ЖКХ-Серов» и ООО «Альтернатива», недавно освободившегося из мест лишения свободы. Начало здесь. Свое уголовное преследование – Игорь Махнев был осужден за мошенничество с квартирами – сам серовчанин называет «заказным». Рассказ ведется от первого лица.

Игорь Махнев рассказывает, что длительное время уголовное дело находилось у следователя без движения.
– Как только я взыскал по суду первые деньги через приставов, Т. вызывали на новый допрос. Я не знаю, что Т. наговорил про меня у следователя, но через 2 недели я был вызван на допрос уже в качестве подозреваемого. Нанял адвоката. Следователь мне сказал, что бывший начальник полиции дал команду собрать на меня материалы, возбудить уголовное дело и направить его в суд. Услышав это, я сказал, что, пользуясь правом, дарованным статьей 51 Конституции, отказываюсь от дачи показаний.

В интервью «Глобусу» Игорь Махнев сообщил, что до сих пор обжалует приговор. Он заявил, что считает свое уголовное преследование «заказным». Фото: Константин Бобылев, «Глобус»

В интервью «Глобусу» Игорь Махнев сообщил, что до сих пор обжалует приговор. Он заявил, что считает свое уголовное преследование «заказным». Фото: Константин Бобылев, «Глобус»

Меня отпустили и я ушел, продолжив судиться в арбитражах. После очередного суда мне всегда звонил бывший начальник местного ОБЭП, с которым я служил вместе в органах. Спрашивал, готов ли я давать показания. Отвечал, что показаний давать не буду.
Так все шло до мая 2011 года, когда в судах не зазвучали совсем другие суммы. И я не сказал заместителю Семакова Данилову, что буду взыскивать средства за техническое обслуживание. Тогда меня вызвал следователь и сказал, что, по версии следствия, квартира, проданная мной, была не квартирой моей семьи, а преступным общаком, если говорить на блатном жаргоне. К этому времени в дело было добавлены еще три эпизода мошенничества, якобы совершенных мной в составе преступной группы в 2008-2009 годах.

Я спрашиваю: почему так произошло? В свое время там были заявления от пострадавших, написанные на Т. По этим заявлениям проводились проверки, анализировалось мое участие в совершении преступлений. По их результатам в возбуждении уголовных дел было отказано. Если вы подняли отказные материалы, то по каким формулировкам? Кто отменил постановления об отказе? Почему возбудили дела в 2011 году? Что состав преступления появился? Откуда?
Ни я, ни моя супруга с 2011 года не получили ответа на эти вопросы.

До суда мне даже не избрали меры пресечения. Я спокойно работал. И зная, что инкриминируемых мне преступлений не совершал, чувствовал себя довольно уверенно.

На первом заседании суда 22 августа 2011 года гособвинение сразу же потребовало избрать мне в качестве меры пресечения содержание под стражей и направить меня в СИЗО Екатеринбурга. Я и адвокат воспротивились: полтора года расследовалось дело, я за это время закон и административный порядок не нарушал, сам явился в суд.

Судья Николай Хабаров, как выходец из системы прокуратуры, сделал по другому: он сказал, что в качестве меры пресечения выносит залог. В 600 тысяч рублей. Пять дней. Не найдете, говорит, я вас арестую.
Мне пришлось ездить по городу и занимать деньги…

Пока я искал деньги, представитель администрации неоднократно спрашивал у суда: нашел ли я деньги? Буду ли я арестован?
В ходе первого заседания суда по делу был допрошен Т., который прямо заявил, что нанимал меня юристом для сопровождения сделок с недвижимостью. А потом в пьяном виде дал показания на предварительном следствии, после чего никаких показаний по существу дела больше не давал.
Были заслушаны все свидетели и потерпевшие, которые меня впервые увидели в суде. Все это отражено в протоколе судебного заседания.
У нас с адвокатом, например, было огромное количество вопросов к доказательствам, полученным при прослушивании телефонных разговоров. Но это отдельная история – на две газеты хватит.

На суде показания Т., в которых он говорит, что Махнев ни в чем не виноват, судом не были взяты на веру. Суд посчитал, что Т. пытается меня выгородить. Причем его показания, данные на следствии, суд воспринял на ура.
Показания подозреваемого имеют двойственную природу. Они являются возможностью подтверждения доказательств, но и служат интересам защиты подозреваемого. Подозреваемый, например, в отличии от свидетеля, не несет ответственности за заведомо ложные показания на иное лицо…
Судья, например, отлично знал, что у меня с Т. с апреля 2011 года идут тяжбы за деньги, которые я ему занимал, а он не возвращал. Эти иски рассматривала судья Серовского райсуда. Т. было, вообще, выгодно меня оклеветать и посадить, чтобы просто деньги не отдавать.

Продолжение следует. Читайте в номере газеты «Глобус», который выйдет 11 мая.

comments powered by HyperComments



Поделись новостью в социальных сетях




Заметили ошибку в тексте?

Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter
Реклама