«Приговорили к расстрелу с конфискацией»: в Екатеринбург пришел проект «Последний адрес»

Автор 11/08/2016 | Просмотров: 658

В среду, 10 августа, Екатеринбург стал участником всероссийского проекта «Последний адрес». На домах по адресам Гоголя, 9, Шейнкмана, 19 и Челюскинцев, 1 активисты региональной инициативной группы всероссийского мемориального проекта «Последний адрес» – председатель Свердловского отделения общества «Мемориал» Анна Пастухова и мэр Евгений Ройзман – торжественно установили мемориальные таблички в память о местных жителях, ставших жертвами политических репрессий 1937–1938 годов.

– Сейчас у нас ещё несколько дел в работе. Мы проверяем информацию, договариваемся с собственниками зданий, затем мы будем разговаривать с жильцами домов, и, возможно, другие таблички также будут установлены, – говорит один из организаторов Елена Шукаева.

Пока таких мемориальных табличек будет шесть. E1.RU рассказывает, кому они посвящены.

Ул. Шейнкмана, 19
Семён Шубин

Слева: Семён Петрович и Любовь Абрамовна Шубины и С.В. Вонсовский (слева), друг и ученик Шубина. Справа – Семён Петрович Шубин.

Семён Шубин был выдающимся физиком, в Свердловске он заведовал отделом теоретической физики Уральского физико-технического института Уральского филиала Академии наук.

Интерес к точным наукам у Семёна Шубина проявился ещё в юности, уже к 15 годам он закончил школу и поступил на физико-математический факультет Харьковского университета, а затем перевёлся на физический факультет МГУ, когда семья переехала в Москву: Николай Бухарин предложил отцу Шубина Петру Абрамовичу место в газете «Правда».

Университет окончил с отличием за четыре года – в 1927 году, в возрасте 19 лет. Он учился у академиков Л. И. Мандельштама и И. Е. Тамма, занимался научной деятельностью. По рекомендации своего учителя Шубин был зачислен в аспирантуру МГУ, но не закончил её. Через год, в 1928 году, его впервые арестовали и, исключив из комсомола, сослали на поселение в Ишим за участие 7 ноября 1927 года в студенческой демонстрации под троцкистскими лозунгами.

В ссылке Семён продолжал заниматься научной деятельностью, а также переводами научной литературы, благо он свободно владел несколькими иностранными языками. В 1929 году его направили на строительство Магнитогорского металлургического комбината, где он сначала работал бетонщиком, затем – сотрудником заводской многотиражки. В Магнитогорске он заразился сыпным тифом, от которого едва не умер.

После ссылки в 1932 году Семён Шубин был назначен начальником теоретического отдела института, а затем – заведующим отделом теоретической физики Уральского физико-технического института Уральского филиала Академии наук, где получил степень доктора физико-математических наук.

Дом на Шейнкмана, 19.

Будущий нобелевский лауреат по физике, учитель Шубина И. Е. Тамм так рекомендовал его: «Семён Петрович Шубин является, несомненно, одним из самых выдающихся советских физиков-теоретиков. Обладая высокой одаренностью, ясностью мысли и творческой самостоятельностью, он отличается своим стремлением и умением при рассмотрении любой физической проблемы находить и выявлять лежащие часто глубоко за её поверхностью простые и фундаментальные соотношения».

Но меньшевистское прошлое отца и увлечение троцкизмом сыграли роковую роль в его судьбе: 24 апреля 1937 года Семёна Петровича арестовали и уволили из академии.

Приговор – 8 лет исправительно-трудовых лагерей за контрреволюционную троцкистскую деятельность – ему вынесли 9 апреля 1938 года. Срок Шубин отбывал в Севвостлаге, там его, ещё не окрепшего после болезни, поставили на лесозаготовки. 20 ноября он скончался «от обморожения и упадка сердечной деятельности». В архивной справке причина смерти описана так: «Возвращаясь с работы, от слабости сердца по дороге упал и за время доставки лошади с командировки последний оцепенел. По дороге доставки с командировки 223 км в стационар п. Атка умер». Ему не исполнилось и 31 года. У него остались жена и трое детей.

 

Ул. Гоголя, 9
Андрей Збыковский, Наталья Збыковская и Фёдор Мухин

Андрей Павлович Збыковский, Наталья Фёдоровна Збыковская и Фёдор Фёдорович Мухин (отец Натальи).

В конце 30-х гг. XX в. трое жителей дома на Гоголя, 9 – экономист мебельной фабрики «Союзмебель» Андрей Павлович Збыковский, главный бухгалтер государственного объединения «Востоксталь» Наталья Фёдоровна Збыковская и пенсионер Фёдор Фёдорович Мухин – были арестованы по подозрению «в шпионской деятельности в пользу иностранного государства» и «участии в контрреволюционной повстанческой белогвардейской организации» и позднее расстреляны. Реабилитированы в 1956, 1957 и 1989 гг. соответственно.

Внучка Андрея Павловича и Натальи Фёдоровны – Наталья Збыковская – в 2016 году обратилась к активистам движения «Последний адрес» с просьбой установить мемориальные таблички.

– Мой папа помнит своих дедушку и бабушку, история семьи важна для нас, поэтому я послала заявку на установку мемориальной таблички, рассмотрение не заняло много времени, – рассказала Наталья Збыковская.

Дом на Гоголя, 9.

Ул. Челюскинцев, 1
Борис Алексин

Борис Алексин попал в Свердловск в 1934 году: здесь он работал заместителем начальника службы пути Пермской железной дороги имени Л. Кагановича. Здесь же, спустя два года его арестовали.

Борис Алексин родился в 1885 году в Воронеже в дворянской семье, окончил политехнический институт в Бельгии, затем учился в Варшавском политехническом институте, работал на Московско-Курской железной дороге, участвовал в восстановлении системы железнодорожного транспорта, в том числе моста через Волгу в Симбирске, железнодорожных путей в городе Барановичи. Затем перебрался в Москву, потом его перебросили на участок в Свердловск.

Арестовали Алексина 26 ноября 1936 года на станции Чусовской в служебном вагоне во время объезда линии. Предъявленное обвинение – принадлежность к троцкистской организации. В ночь на 27 ноября в его квартире в присутствии жены был произведён обыск, при котором «ничего не обнаружено». При этом были изъяты все его личные документы, в том числе «письма пять штук, из них четыре на французском языке».

Как позже вспоминала жена Бориса Константиновича, Евгения Петровна Алексина (урожденная бельгийка Бибьян Серкейн), первое время после ареста ей разрешали с ним свидания и передачи, но потом запретили.

Через четыре месяца после ареста – 23 марта 1937 года – выездная сессия Военной коллегии ВС СССР приговорила Бориса Константиновича к расстрелу с конфискацией всего личного имущества. Приговор был приведён в исполнение на следующий день после оглашения. Алексину был 51 год, у него осталась жена, сын Ростислав и две дочери, Ольга и Кира. После ареста мужа Евгения Петровна забрала детей и уехала из Свердловска, что, возможно, спасло их от репрессий.

Борис Константинович Алексин был реабилитирован в 1960 году за отсутствием состава преступления.

 

Ян Дроздзевич

Все, что осталось, – «полуслепые» справки военного трибунала.

Ян родился в 1899 году в Камышлове, вторым из тринадцати детей в польской семье железнодорожника. В 1919 году его мобилизовали в Красную Армию, после Гражданской войны молодой красный командир был назначен на должность уполномоченного по продразверстке, а в конце 1920-х годов служил в рядах НКВД.

В 1930-е годы Ян Томашевич с семьёй переехал в Свердловск, где работал инженером на строительстве вокзала на станции Свердловск-Пассажирский. Ян был исключен из партии в 1933 году во время чистки. Поводом послужила статья, вышедшая в местной газете железнодорожников «Путёвка», в которой он обвинялся в том, что «потворствует» прогульщикам: «На станции Свердловск-Пассажирский в ночь с 17 на 18 марта дежурный по вокзалу Пушкарёв вышел на работу пьяным. 20 марта он прогулял. Вместо того, чтобы прогульщика и пьяницу уволить, начальник вокзала Дроздзевич перевёл его на другую работу. Прокурор должен заставить Дроздзевича выполнять дисциплинарный устав».

Ян Томашевич был арестован 10 июня 1938 года по обвинению в «принадлежности к контрреволюционной организации «Польская организация войскова» (ПОВ), шпионаже и диверсии». Через четыре месяца после ареста Дроздзевича приговорили к расстрелу. Приговор был приведён в исполнение 29 октября 1938 года. Ему было 39 лет.

Младший брат Яна Томашевича, Пётр был арестован уже после гибели Яна – 18 декабря 1937 года – и по обвинению во вредительстве был приговорен к восьми годам исправительно-трудовых лагерей. Сестра Елена также была репрессирована – её арестовали 21 марта 1938 года по подозрению в шпионаже в пользу Польши, но, как говорится в следственном деле, «никаких доказательств в ходе следствия получено не было».

У Дроздзевича осталась жена и две дочери. О судьбе мужа и отца они узнали лишь в середине 1950-х годов, а о возможном месте захоронения – в начале 1990-х. Ян Томашевич Дроздзевич был полностью реабилитирован в 1958 году.

На этом доме установят мемориальную табличку памяти Бориса Алексина и Яна Дроздевича. Кстати, об этом доме и его необычной башенке мы писали в проекте «Екатеринбург под надзором».

Установка мемориальных табличек организована региональной инициативной группой всероссийского мемориального проекта «Последний адрес» при поддержке Свердловского отделения «Мемориала» и Президентского центра Бориса Ельцина.

 

Проекту «Последний адрес» 2 года. За это время таблички появились в Москве и Московской области (Пушкино), Санкт-Петербурге, Перми, Твери, Барнауле, Таганроге, Малоярославце и населенных пунктах Костромской, Иркутской, Белгородской, Тверской, Нижегородской, Псковской областей и Коми-Пермяцкого автономного округа. В ближайшее время знаки появятся в Томске, Орле, Архангельске, Новосибирске и Иркутске.

Текст: Анна ХВАГИНА; Фото: организаторы, Наталья ЗБЫКОВСКАЯ; Яндекс.Панорамы
comments powered by HyperComments



Поделись новостью в социальных сетях




Заметили ошибку в тексте?

Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter
Реклама

Новости Серова в вашем почтовом ящике. Еженедельно.

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными материалами www.serovglobus.ru.

Никакого спама. Все только по делу. Обещаем.

Нажимая на кнопку "Подписаться", вы подтверждаете, что даете согласие на обработку персональных данных.