Память купца и промышленника Максима Походяшина хотят увековечить

Автор 19/04/2015 | Просмотров: 288

23 апреля 2015 г. в городе Карпинске по инициативе депутата Думы городского округа Михаила Эриковича Бураева состоится открытое заседание Думы по увековечиванию памяти известного уральского промышленника Максима Михайловича Походяшина.

На собрание приглашаются краеведы, архивисты, историки и все те, кому ни чужда судьба нашего великого земляка, внесшего колоссальный вклад в развитие Северного Урала.

Значительную часть севера Свердловской области занимают Волчанский, Карпинский, Краснотурьинский, Североуральский и Новолялинский городские округа. История этих округов неразрывно связана с именем верхотурского купца М.М. Походяшина. До 1757 г. это был глухой и необжитый край. Река Ляля была естественной северной границей русских поселений в Верхотурском уезде, возникших еще за 100 лет до этого. Казалось, ничего не могло разбудить вековую тайгу. И лишь приход сюда в 1757 г. Максима Походяшина, как сейчас бы сказали, инвестировавшего свои капиталы в развитие этих северных территорий, послужил толчком к развитию края. Буквально за два десятилетия Северный Урал преобразился. Были построены заводы, разработаны рудники, возникали новые населенные пункты, давшие жизнь Северному Уралу.

Походяшин Максим Михайлович родился в 1708 г. в семье довольно зажиточного посадского города Верхотурья. Дед его был дьячком Верхотурского Николаевского монастыря, по стопам которого пошел и старший брат отца, став священником Покровской церкви, а младший дядя принадлежал к служилому сословию. У Максима были старшие брат Петр и сестра Матрёна. Дети рано потеряли отца, по переписи 1721 г. он уже не числится. Уже пятнадцатилетним отроком Максим участвует в торговых делах старшего брата. К 27-ми годам Максим Михайлович уже бурмистр – служитель Верхотурской таможни, его имя фиксируется в документах, связанных с Ирбитской ярмаркой.

Сибирский историк М.М. Громыко в своей статье отмечал: «Деятельность знаменитой Верхотурской таможни, провоз через которую, как известно, был обязателен для всех товаров, превращала городок в ворота из Европы в Азию… Тут-то и было раздолье ловким верхотурцам, вроде братьев Походяшиных: и подряды на извоз (с наймом ямщиков, что победнее), и продажа сена и овса коням, да продуктов людям, и перепродажа более тонкого товара.
Г.Ф. Миллер, составляя руководство для русского купечества – «Описание торгов сибирских», отметил, что Верхотурье своим купечеством не славится. Очень не многие там в конце 30-х – начале 40-х гг. имели капитал, приближающийся к 1000 рублей. Не случайно дальновидный М. Походяшин, как только нажил заметный капиталец, вложил его в дело вне Верхотурья».

В 30-е гг. XVIII века Походяшин начинает вкладывать деньги в винокурение. Поставка вина со своих «заводов» и откупа винного торга заложили прочную основу состояния Походяшина. В документах 1753 г. власти официально именуют его «верхотурский купец и винной подрядчик» или «верхотурский купец и питейных и прочих сборов откупщик». Таким пришел Походяшин в металлургию; пришел, как мы видим, отнюдь не скачком из бедняков в заводчики, через счастливый случай.
Наблюдая за бурным развитием уральской металлургии и, очевидно, скопив к тому времени достаточный капитал, Максим Походяшин будучи человеком прозорливым, решает эти средства вложить в металлургическое производство. Первую попытку в этом направлении он делает вместе со своим компаньоном, верхотурским купцом Алексеем Власьевским. В 1753 г. они просят Канцелярию правления горных заводов передать на их содержание находящиеся в Красноярском уезде казенные заводы: медеплавильный Луказский и железоделательный Ирбинский, которые к тому времени были остановлены «за пресечением руд».

Получив разрешение и осмотрев заводы, они пришли к выводу, что от долгого бездействия они погнили и обветшали и требовали больших денег на восстановление, в силу чего компаньоны от них отказались. В том же году они получают разрешение на прииск руд в Сибирской и Оренбургской губерниях. Руду нашли и через два года получили разрешение на строительство собственного завода на речке Язагаш, притоке Енисея, в том же Красноярском уезде. По всей видимости, одновременно Максим Михайлович проводил поиски руд и в родном Верхотурском уезде, которые в 1757 г. увенчались успехом. После этих открытий он больше не участвует в строительстве Язагашского завода.

В 1758 г. Максим Михайлович приступил к строительству Петропавловского завода (ныне г. Североуральск) на речке Колонге, рассчитанного на обнаруженные по-соседству медные и железные месторождения. Строительство велось вольнонаемными работниками из Верхотурского и соседних уездов. Начав с плавки чугуна, после открытия в 1760 г. на реке Турье медных рудников, с богатейшим содержанием руды, Походяшин перевел предприятие на выплавку меди. Начав разработку рудников, положил тем самым основание поселению Туринских Рудников (ныне г.Краснотурьинск).
В 1760 г. совместно с тульским купцом Василием Артемьевичем Ливенцовым-Меньшим приступил к строительству чугуноплавильного и железоделательного Николае-Павдинского завода на речке Павде (ныне поселок Павда Новолялинского городского округа). В том же 1760 г. к Петропавловскому и будущему Богословскому заводам были приписаны 4200 государственных крестьян из Чердынского уезда для строительства заводов и вспомогательных работ.

В 1766 г. началось строительство Богословского медаплавильного завода, крупнейшего для своего времени. Со времени своего основания занимавший первое место по количеству выплавляемой меди на Урале, производивший более 30% общероссийской меди. В том числе медь отправлялась и на Екатеринбургский Монетный двор.

Неожиданно в 1769 г. М.М. Походяшин приобретает в Усть-Сысольском уезде Вологодской губернии у великоустюжских купцов А.А. Плотникова и А.В. Панова чугуноплавильный и железоделательный Нювчимский завод. Здесь Максим Михайлович со свойственной ему энергией принялся за дело: поставил шесть новых кричных молотов, увеличил производительность завода, доведя выковку железа до 30000 пудов в год.

Огромное хозяйство требовало и огромного количества рабочих рук, а их не хватало. С 1762 г. положение еще более осложнилось: по императорскому указу приобретать крепостных теперь могли лишь дворяне, а Максим Михайлович имел лишь купеческое звание. К тому же в 1774 г. кончался срок работы приписанных крестьян на заводах Походяшина. Необжитый, суровый край, тяжелые условия труда на заводах и рудниках не могли привлечь вольнонаемных работников. Перед М.М. Походяшиным стояла задача: любой ценой приобрести необходимую рабочую силу. И такая возможность появилась.

В Краснотурьинском краеведческом музее можно узнать о купце Максиме Михайловиче Походяшине, который за «кумачный сарафан своей жены» (по легенде) купил Турьинское месторождение богатой меди и занялся строительством шахт. Так и возник поселок Турьинские Рудники в 1758 году. Ежегодно в музее проходят Походяшинские чтения.  Фото: МБУК «Краснотурьинский краеведческий музей»

В Краснотурьинском краеведческом музее можно узнать о купце Максиме Михайловиче Походяшине, который за «кумачный сарафан своей жены» (по легенде) купил Турьинское месторождение богатой меди и занялся строительством шахт. Так и возник поселок Турьинские Рудники в 1758 году. Ежегодно в музее проходят Походяшинские чтения.
Фото: МБУК «Краснотурьинский краеведческий музей»

Владелец Пожевского завода В.А. Всевоволожский решил продать Походяшину три четверти предприятия с приписанными крепостными. 15 января 1774 г. Берг-коллегия удовлетворила такую просьбу заводчика. Согласно этой сделке Максим Походяшин приобретал три четверти рудников и приисков из приписанных к Пожевскому заводу, которые за истощением рудных запасов были заброшены, три четверти заводских строений, которые еще предполагалось соорудить, но самое главное – 3900 душ из вновь приписанных к заводу крепостных. Походяшин приобрел именно то, что ему требовалось – «работных людей».

Прошло два года. 10 февраля 1776 г. Берг-коллегия официально разрешила М.М. Походяшину перевести крепостных, приписанных к Пожевскому заводу, на Петропавловский и Богословский заводы.

В 1775 г. Максим Михайлович вложил капитал в совершенно новое для себя дело, купив у верхотурского купца Осипа Коновалова Туринскую бумажную фабрику.

После попытки совместно с А. Власьевским построить завод в Красноярском уезде, Походяшин не забыл эти места и продолжал здесь поиски руд. К 70-м гг. XVIII века в Красноярском и Томском уездах у него было около трех десятков медных и железных рудников и приисков. Первая группа находилась в районе реки Чулым и его составляющих: Черного и Белого Июсов (это северная часть нынешней Хакасии). Вторая группа находилась севернее, в районе нынешних городов Красноярского края: Боготол, Ачинск, Назарово, где все тот же Чулым делает петлю.

Сохранился план, составленный в октябре 1777 г. «по указу Канцелярии правления горных заводов, по просьбе заводчика Максима Походяшина, назначенному для медеплавильного завода месту». Место это находилось на реке Печище, притоке Черного Июса в Томском уезде. Завод предназначался для проплавки руд с рудников первой группы. Для рудников второй группы назначались места под заводы на речках Караковой и Барабановой, притоках Чулыма. Приступили ли к строительству заводов пока не известно. Но рудники разрабатывались и руда поставлялась на казенные Колывано-Воскресенские заводы.

Этот эпизод из биографии говорит об удивительной энергии, жизнедеятельности Максима Михайловича. В возрасте далеко за 60 лет у него были еще далеко идущие планы. Как будто человек собирался прожить два века. И только смерть смогла остановить его. Умер он в 1781 г., оставив после себя огромное хозяйство, «хозяйство Походяшина».

Хотелось бы сказать несколько слов о Максиме Михайловиче как о храмостроителе. Будучи внуком и родственником священнослужителей и являясь прихожанином храма Покровского девичьего монастыря, на его средства 19 сентября 1744 г. в городе Верхотурье была заложена монастырская Покровская церковь – каменная, одноэтажная, однопрестольная, без колокольни. В Верхотурье же в 1754 г. была заложена двухэтажная и двухпрестольная каменная церковь во имя Иоанна Предтечи и Варвары великомученицы.

В 1758 г. одновременно со строительством Петропавловского завода он строит там деревянную церковь во имя верховных апостолов Петра и Павла, которую снабдил всей необходимой утварью, богослужебными книгами, колоколами, пригласив священника. Пройдет несколько лет и в 1767 г. в Петропавловском заводе на средства Походяшина будет заложена одноименная каменная двухэтажная церковь. А в Богословском заводе был построен соборный Введенский каменный двухэтажный и двухпрестольный храм.

Старший сын Максима Михайловича, Василий, активно участвует в хозяйственной деятельности своего отца. Но он умер еще при жизни отца, 19 августа 1771 г., не успев по-настоящему развернуться. Вторым по возрасту был Михаил. Под некоторыми документами, относящимися к первоначальному периоду строительства Петропавловского завода, стоят подписи: «заводчика и верхотурского купца Максима Походяшина от сына его Михаила Походяшина». К сожалению, об этом сыне М.М. Походящина известно меньше всего. Есть еще один вариант о происхождении Михаила. У дяди Максима Походяшина, священника Покровской церкви города Верхотурья, был сын пономарь, который рано умер, оставив малолетнего сына Михаила. Возможно, Максим Михайлович взял на воспитание сына своего умершего двоюродного брата. Но это пока только предположение.

Будучи по природе не глупым человеком, Максим Михайлович прекрасно понимал значение образования для будущего своих сыновей. Все они были грамотными, а младшие, Николай и Григорий, через военную службу получили дворянство. О Николае известно, что в 80-х гг. XVIII века он, будучи обер-провиантмейстером, жил в Москве в таком престижном месте, как Нескучный сад, по соседству с князьями Трубецкими, Голицыными, бывшим прежде заводчиком П.А. Демидовым.

Младший, Григорий, будучи молодым офицером, был принят в масоны в Петербурге, а в 1785 г., приехав в Москву, познакомился с известным просветителем XVIII века Н.И. Новиковым, которому довольно часто передавал крупные суммы денег на просветительно-благотворительные предприятия.
О большом значении семьи Походяшиных в истории Верхотурья говорит тот факт, что эту фамилию, очевидно при крещении, взяли ясачные вогулы Лялинской волости Верхотурского уезда.

В заключение хотелось бы вновь процитировать историка М.М. Громыко: «Незаурядная семья Походяшиных заслуживает внимания историка в силу сложной и многозначной деятельности ее представителей в разных областях общественной жизни России». Действительно, в период с 70-х гг. XVII и до 30-х гг. XIX века верхотурская семья Походяшиных представлена практически всеми социальными слоями тогдашней России. Здесь духовенство и посадские, казаки и купцы, мещане и дворяне. Были среди них заводчики и монахи, военные и священники, горные и гражданские чиновники, просветители».

Михаил Сергеевич Бессонов, историк (Екатеринбург).
Игорь Алексеевич Фомичёв, старший научный сотрудник ВГИАМЗ.

comments powered by HyperComments



Поделитесь новостью в социальных сетях




Марта
2015-04-19 13:18:35
Молодцы, что скажешь...?
Александр
2015-05-19 02:58:24
увековечить имя и память М.М.Походяшина следует обязательно - образец русского человека-созидателя, купца-промышленника, благотворителя. Статья прекрасна, материал о Походяшиных трудно доступен. Очень полезна статья для школьников.

Заметили ошибку в тексте?

Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter
Реклама