«Отец русской демократии» Антон Баков дал эксклюзивное интервью «Глобусу»

Автор 09/07/2016 | Просмотров: 1089

Антон Баков: «Если бы меня не избрали депутатом Госдумы, то посадили бы. Спасибо избирателям, что поверили»

– Антон Алексеевич, мы проект запустили под рубрикой «Бывшие» – пишем о сегодняшнем дне бывших депутатов Государственной Думы от Серовского избирательного округа, публикуем их воспоминания…

– Знаю. Интервью с Андреем Селивановым читал. Наши политические карьеры начались почти одновременно. В 1993 году я занимался первыми выборами в Государственную Думу, работал по федеральному округу – была такая партия Российского единства и согласия Шахрая. А Селиванов избрался в Госдуму от севера области. Через четыре месяца избрался я – по такому же округу, как и Селиванов. Он в декабре, а я – 10 апреля 1994 года. Округ был четырехмандатным и от него избирались четыре депутата областной Думы. Нарезка была той же самой – от Кушвы до Ивделя. Прошли Трушников, Зеленюк, ну и я протащил на себе Сашу Буркова. Сам прошел.
Четыре года я представлял в Облдуме Серовский избирательный округ. Отчасти, наверное, поэтому я пришел директором на Серовский металлургический завод. После чего, в 2000 году, избрался от более компактного Серовского избирательного округа в Палату Представителей Законодательного Собрания области.
Был депутатом регионального уровня. Мысли идти в Госдуму у меня тогда не возникало. Я прекрасно понимал, что буду там никем и от меня ничего не будет зависеть.

На стене заведения, в котором проходила встреча, размещена фотография Антона Бакова. На вопрос почему так, Антон Алексеевич пояснил: «Я здесь частый и желанный гость»... Полная версия интервью – на сайте www.serovglobus.ru Фото: Андрей Клейменов, «Глобус»

На стене заведения, в котором проходила встреча, размещена фотография Антона Бакова. На вопрос почему так, Антон Алексеевич пояснил: «Я здесь частый и желанный гость»… 
Фото: Андрей Клейменов, «Глобус»

– Вы не хотели быть депутатом Государственной Думы?
– Я никогда не хотел быть депутатом Госдумы. Потому что имею привычку читать документы. И я понимал, что от Государственной Думы тогда ничего не зависело. Как и сейчас, собственно.

– А зачем вы тогда пошли на выборы?
– Всему виной мой конфликт с тогдашним губернатором Эдуардом Росслем, который начался с Серова, когда меня выгоняли из директоров завода и избивали моего отца. Вот тогда я понял, чтобы не идти в тюрьму все-таки придется сходить в Государственную Думу… И спасибо жителям Серова, Краснотурьинска, Карпинска, Североуральска и других северных муниципалитетов: они меня отправили в парламент на четыре года. Там я не только пересидел конфликт, но и повоевал за Союз правых сил. И поссорился с администрацией президента. Как выяснилось – навсегда, – тут Антон Алексеевич улыбнулся. И выпил вина. – Мой конфликтный нрав позволил мне нажить врагов не только в Екатеринбурге, но и в Москве. Хотя доброжелателей и на северах хватало.
В день выборов, когда уже стало известно, что я победил в госдумовской кампании, я пришел в кабинет тогдашнего мэра Серова Анисимова. Там собрались руководители всех наших заводов. Лекомцев был – от ферросплавного, Никитин – от механического…

– Никитин до сих пор есть…
– Естественно. Слава тебе, Господи, что там менять… Анисимов был. И сидела Галина Ковалева. Она грустно смотрела в монитор компьютера, где были показаны голоса, поданные по Серову. У меня было 49,97 процента. Они смотрела в этот монитор, смотрела, а потом сказала: «Ну, все-таки 50 процентов Баков не набрал»… Я говорю: «У каждого сегодня своя радость». Еще одна забавная деталь. На тех выборах я набрал на 1 голос меньше, чем Селиванов и второй депутат Госдумы Воротников вместе взятые.

– А из госдумовских кабинетов какие истории вспоминаются?
– Я редко бывал в госдумовских кабинетах. Как только там появился, выскочил ныне покойный представитель президента Косопкин. Выскочил и говорит: «Ты че, ты че, ты думал, что будешь губернатором? Да у тебя ни одного шанса не было». Я отвечаю, что думал, вообще-то, совсем не об этом.

– Вы не хотели быть губернатором?
– Нет. Я бы вообще никогда не пошел в губернаторы, если бы не моя обида на Росселя, связанная с Серовским заводом. Ну, и если бы не было обиды у Чернецкого, который, Слава Богу, профинансировал всю эту историю с моим участием в губернаторских выборах. Свои деньги я бы в это дело не вложил, а вот сказать правду за чужие деньги – легко и приятно.

– На грядущие выборы пойдете? (Пауза). Ну, хотя бы как избиратель…
– Наверное, нет. Голосовать не за кого.

– Есть мнение, что харизматиков в политике становится все меньше и скоро они окончательно вымрут…
– Если говорить о жизни, то думаю, что это неправда. Мой младший сын Михаил, гоняющий на снегоходе по плато – ярко выраженный харизматик. Другое дело, что харизматики не идут в политику. Но это потому что в России не существует политики, сложно пойти в несуществующее место. Несколько лет назад, участвуя в одном круглом столе, я сравнил попытку придти сегодня в политику, с попыткой выйти из дома через несуществующую дверь. Лоб разбить можно, но выйти никуда не удастся…

Сказано!
О бизнесе и кооперативах
– Мы были молодые и нас было много. При советской власти инициатива была под спудом, а потом ее разрешили и мы все пошли в бизнес… В истории есть аналог – это столыпинская реформа, когда Столыпин разрешил выделяться из общины. В первые два года из общины вышло очень много народа, а потом люди перестали выходить. Все, кто хотели выйти из общины – вышли, кто хотел заняться бизнесом – занялись. Сейчас мы все старые пердуны. Даже если я, который был одним из самых молодых, сегодня мне полтинник и я дедушка с пятью внуками. Молодежь сейчас смотрит на госслужбу. Им нужна стабильность. Им бы работать поменьше, побольше по ночным клубам скакать. Мы бы тоже, может быть, пошли по ночным клубам. Но их, к сожалению, а, может, и к счастью, не было. Приходилось вечером ехать домой, а утром – на работу.

– Средний день Антона Бакова тех времен, когда политика еще была жива…
– Проснулся. Побрился – бороды тогда еще не было. Сел в самолет и улетел в другой конец России. Я очень много работал на выборах. Не только в Свердловской области, а от Москвы и до самых окраин. Я выбирал новгородскую Думу, Тульскую, Брянскую, Курганскую, еврейскую автономную область… Провел больше 60 избирательных кампаний. Я был директором на выборах. Хоть меня выгнали с Серовского металлургического завода, но директором я остался…
Весной 2007 года, когда я занимался избирательной компанией Союза правых сил в регионах, где было 20 миллионов избирателей, у меня работало 50 тысяч человек.
Самой запоминающейся была кампания 2006 года, когда в Свердловской области проводил кампанию по срыву выборов. На тот момент у меня были совершенно бескорыстные движители. Я никого не выдвигал и сам не выдвигался. Мы ставили ультиматут и говорили о повышении пенсии. Правильно, в общем, говорили, потому что когда Путин с Зурабовым начинали пенсионную реформу, они обещали, что не менее 10-12 процентов будет уходить на пенсии. Обманули, конечно. До дефолта пенсионеры жили лучше, а потом доля пенсии от ВВП неуклонно снижалась. Тогда я сказал: «Пенсионеры, не ходите на выборы». Они сглупили и все равно пришли у урнам, но явка была самая низкая в истории. В Свердловской области наскребли 27 процентов, выборы в облпарламент чуть не сорвались. И тогда наша Дума, которая тогда еще была не совсем взбесившимся принтером, отменила порог явки. Мне позвонил Сурков и спросил: «Антон, ты что, хочешь нас взять за яйца? Хрен у тебя это получится». Да, не получилось, но я так хотел. На драйве повышения пенсий мы провели несколько кампаний. Но зато в 2008 году Путин во время кризиса кардинально повысил пенсии. Они вышли на 10 процентов от ВВП. Сейчас, наверное, они опять пошли вниз. Наше правительство пока под жопу не пнешь, оно будет говорить, что «денег нет, но вы там держитесь».
Удивительно, конечно, как правительство разговаривает. Наш народ – святая простота. Ян Гус сказал про святую простоту старушке, которая подкинула ему в костер вязанку дров. Наши пенсионеры сами себе дрова в костер подкидывают.
Были времена и меня это интересовало. С 2007 года у меня другая жизнь, никак не связанная с выборами.

Сказано!

Пожелания жителям Серова: «Хорошего лета. Грейтесь, пользуйтесь. Это ненадолго».

– Сейчас северные города – Карпинск, Североуральск, Краснотурьинск, Серов – в вашей жизни мелькают?
– Периодически. Я встречаюсь с людьми, которые там живут. Сам я давно не был на северах. Хотя каждый год собираюсь в Серов, на белые ночи. Но жизнь не пускает. Зато там часто бывает мой младший сын – он фанат плато Кваркуш и каждый год гонят там на снегоходе. Север Урала я часто вспоминаю. Это, наверное, была самые запоминающиеся страницы в моей жизненной биографии. Признаюсь, что сейчас я знаю о Серове гораздо больше, чем в то время, когда жил в этом городе. Например, недавно я с искренним удивлением узнал, что Надежда Михайловна Половцова, в честь которой город был назван Надеждинском, является внучкой императора Павла Первого. Надежда Михайловна Июнева была, оказывается, дочерью Михаила, младшего сына Павла Первого. Благодаря этому, думаю, благоприятно сложилась ситуация с развитием Надеждинского завода и Богословского горного округа. Хотя пока не появилась Википедия, это и узнать-то было практически невозможно.
Второе, что я недавно узнал, так это то, что место, где у меня сейчас дача – Верхняя Сысерть, основана незаконнорожденным сыном уже самого Павла Первого. Всей судьбой своей я был обречен стать лидером Монархической партии России.

– Об этом проекте рядовой читатель знает только из репортажей по ТВ, где показывают, что Баков поехал на атолл создавать Российскую Империю… Что это за проект?
– Да, я очень много езжу по атоллам. А проект… Во-первых, я общаюсь со всамделишными Романовыми, реальными потомками и немецким принцем, который является наследником российского престола. Встречаюсь с главами небольших государств. Большие пока до тела не допускают. Пытаюсь как-то вести дипломатию, надеясь вернуть династию Романовых в политический оборот. При советской власти все это было жестко табуированное, а сейчас за это не расстреливают и даже в тюрьму не сажают, за что спасибо лично Владимиру Владимировичу Путину. Должен же я в этом интервью поблагодарить президента.
Я думаю, что монархия – естественное и единственное будущее России. Мы сейчас живет при каком-то персоналистском режиме, когда все завязано на одного человека…

– Некоторые считают, что это и есть монархия…
– Монархия – в отличие от режима Сталина и прочих, это не тот режим, который лопается как мыльный пузырь и ничего кроме дурного запаха от себя не оставляет. Монархия – это «Король умер, да здравствует король». Это история на поколения.
Если серьезно, то о ком из лидеров того же Союза сейчас хорошо говорят. Да ни о ком.

– Вот я вчера был в Ельцин-центре… Хороший музей, открытие которого многие встретили в штыки. У нас о любом правителе говорят плохо – обычно после того, как он уходит.
– Как человек, проживший свою жизнь, а не какую-то чужую, я больше благодарен Горбачеву. При нем 1 мая 1987 года я стал председателем кооператива и зажил более менее сносно, а не на ленинскую стипендию, которую получил на металлургическом факультете УПИ. Она была 130 рублей и по тем временем это было весьма прилично.
В политику я пришел, когда Ельцин был уже непопулярен – после расстрела Белого дома. Весь мой политический путь уложился между Ельциным и Путиным. Но это было прекрасное время, когда мы все жили своем умом: у кого сколько ума было, тот так и жил. Сейчас время другое, всех выстроили…

Свою книгу «Демократия по-русски. Записки бывшегогражданина СССР» Антон Баков подписал так: «Андрею Клейменову от Бакова. Привет северянам и «Глобусу»

Свою книгу «Демократия по-русски. Записки бывшего гражданина СССР» Антон Баков подписал так: «Андрею Клейменову от Бакова. Привет северянам и «Глобусу»

– Вертикально все?..
– Я в этом не участвую. Если вы, гражданские, такие умные, чего же вы строем-то не ходите? Я не хожу строем.

– Антон Алексеевич, а что такое демократия? Можете дать определение?..
– Демократия, во многом, это большая сказка, которая стоит на двух, на мой взгляд, совершенно верных постулатах. Третий постулат абсолютно неверный. Безусловно, братство, безусловно, свобода – вещи, которые могут существовать. Равенство, наверное, нет. Я разделяю демократию на прямую и представительную. Прямая – необходима, это двигатель прогресса. Представительная демократия – это чушь, Злой анекдот: почему богатые красивые мужчины представляют некрасивых старых женщин? В свое время я давал определение и нашего избирателя: наш избиратель в массе своей стар, необразован и еще в очень большой степени дура. Старые бабушки ходят и выбирают молодых красивых… сейчас – единороссов.
В свое время Андрей Кузнецов мне сказал, что кандидат в депутаты должен быть в синем костюме, белой сорочке и бордовом галстуке. Андрей, спросил у Кузнецова я, ты хоть раз видел на улице человека, который был так одет…

– Депутаты же не ходят по улицами…
– Ну да, они по ним ездят. В картинку эту я вписывался, только когда участвовал в губернаторских выборах: похудел, купил себе костюм за 2 тысячи долларов. Ту кампанию я провел в костюме 50 размера. Как же время летит…

 

 

 

 

comments powered by HyperComments



Поделись новостью в социальных сетях




Заметили ошибку в тексте?

Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter
Реклама