«Не иконописец пишет образ, а ангел». Собор Преображения Господня в Серове украшен росписью. Иконописец Максим Кудрин рассказал о тонкостях мастерства

Автор 11/08/2018 | Просмотров: 249

Около недели центральный вход в собор Преображения Господня в Серове был перекрыт строительными лесами. Табличка на дверях храма сообщала, что «Вход рядом», а стрелка направляла к южному входу .

Максиму Кудрину не привыкать работать на высоте. Ветер раскачивает леса, поэтому приходится постоянно балансировать. Не каждый сможет в таких условиях заниматься живописью. Фото: Константин Бобылев, "Глобус".

Максиму Кудрину не привыкать работать на высоте. Ветер раскачивает леса, поэтому приходится постоянно балансировать. Не каждый сможет в таких условиях заниматься живописью. Фото: Константин Бобылев, «Глобус».

На лесах можно было увидеть молодого человека с кистью в руках. Это иконописец Максим Кудрин. Максим Петрович специально приехал в Серов из Челябинска, чтобы выполнить работу по росписи медальонов собора.

– Сейчас над входом, на паперти, в медальоне делаю живописью фреску на тему Преображения Господня, – рассказывает Максим Петрович. – Если Бог благословит, то в медальоне с северной стороны будет Николай Чудотворец, а на южной стороне – Пресвятая Богородица. У того храма, который был разрушен в Серове, один придел был посвящен Богородице, второй – Святителю Николаю. Жду, как посмотрит на это владыка, без его благословения ничего не делается. А на восточной стороне будет либо мозайка, либо фреска.

Работы по росписи медальонов собора будут проходить в несколько этапов. В первый визит в Серов Максим Петрович расписал только один медальон.

Максим Кудрин расписал пока только один медальон собора Преображения Господня в Серове. Над центральным входом теперь расположен евангелистский сюжет - Преображение Господне. Фото: Константин Бобылев, “Глобус”

Максим Кудрин расписал пока только один медальон собора Преображения Господня в Серове. Над центральным входом теперь расположен евангелистский сюжет — Преображение Господне. Фото: Константин Бобылев, “Глобус”

Красиво и долговечно

Несмотря на то, что фреска расположена с наружной стороны собора, изображение очень долговечно. Не навредят ему ни дождь, ни морозы. И на солнце изображение не выцветет.

– Раньше иконописцы использовали яичную темперу – краски на полудрагоценных пигментах: азурите, лазурите, диоптазе и других – с добавлением яйца. Сейчас есть хорошие немецкие краски «Аллигатор» и «Капарол», – рассказывает иконописец. – «Аллигатор» – это своего рода жидкое стекло, очень хорошая краска, есть на нее укрывные материалы, штукатурные смеси. Она очень светостойкая, крепкая. «Капарол» – это акрил, он покрывается лаком и его даже мыть можно. У нее очень хорошие характеристики – она атмосферостойкая, цветостойкая. Я этими красками лет 13-14 пользуюсь, держится очень хорошо, пока нареканий не было. Чаще используется «Аллигатор», но здесь работаю «Капаролом».

По словам Максима, работа над росписью одного медальона собора займет около 10 дней.

Изображение очень долговечное. Ему не грозят ни ветер, ни дождь, ни снег, ни мороз, ни солнце. Фото: Константин Бобылев, "Глобус".

Изображение очень долговечное. Ему не навредят ни ветер, ни дождь, ни снег, ни мороз, ни солнце. Фото: Константин Бобылев, «Глобус».

Максим надеется, что храм в Серове в будущем будет расписан и изнутри. Но для этого нужно провести реставрацию здания.

– Когда я сюда приехал и увидел храм, то удивился – московско-новгородский стиль архитектуры, его на Урале редко встретишь. Очень красивый храм. Но его бы, конечно, немножко отреставрировать, – отмечает Максим. – Хотелось бы, чтобы и снаружи его отреставрировали и изнутри, с вентиляцией проблемы решили. А то возникает конденсат. Пока эту проблему не решат, нет смысла расписывать храм изнутри. Если на то воля Божья будет, хотелось бы, чтобы изнутри храм украсили. Раньше как было заложено: если человек не умеет читать, он заходит в храм и, глядя на фрески, может понять, какой момент евангельский или житийный происходил. Люди разные бывают, глухие, например.

Все началось в детстве

Увлечение рисованием и живописью появилось у Максима еще в детстве.

– Мама говорила, что я был единственный ребенок, которому давали фломастеры и я с ними мог с утра до вечера сидеть. И меня не было ни видно, ни слышно. В семье нас пятеро детей. Я – четвертый мальчишка, а пятая – девочка. Из семьи только я рисованием занимался. Хорошую базу рисования заложил отец, – вспоминает Максим Петрович.

Родился Максим Кудрин в Челябинской области. Учился в челябинском художественном училище. В 2001-2003 года служил в армии, во внутренних войсках под Качканаром.

– В армии занимался рисованием. В 2006 году поступил в иконописную школу, в 2001 году ее закончил и поступил в Тобольск, в педагогический институт имени Дмитрия Ивановича. Получается, что 11 лет занимался иконописью и 3 года – живописью, – рассказывает Максим. – В армии побывал в в одном храме и увидел там Звенигородский чин. Увиденное так меня вдохновило, что появилось желание заниматься именно иконописью.

Максим вдохновляется работами византийского периода и авторства Андрея Рублева.

– Первый раз с профессионалами дела встретился в Москве, когда мы под Бором работали в Храме Усекновения Главы Иоанна Предтечи, – вспоминает Максим Петрович. – Это были очень опытные мастера, после встречи с которыми желание заниматься иконописью разгорелось еще сильнее.

В послужном списке Максима Кудрина есть работа по росписи Храма на Крови в Екатеринбурге.

– Руководителем у нас был Алексей Вронский, мы с ним познакомились при работе в Храме Иоанна Предтечи. Алексей позвонил и сказал, что есть возможность поработать в храме, расстрелянной комнате страстотерпцев. Работали очень серьезные маститые иконописцы – Александр Черный, Алексей Козлов, Иван Кайсин, Вера Смоленова, Дима Король, – вспоминает Максим Петрович.

Кропотливая работа

Помимо иконописи, Максим Петрович занимается мозаикой – выкладыванием образов из маленьких кусочков стекла.

Создание мозичного полотна. Фото: из личного архива Максима Кудрина.

Создание мозичного полотна. Фото: из личного архива Максима Кудрина.

Мастер отмечает, что если бы медальон на серовском соборе выкладывался мозаикой, на эту работу потребовалось бы 10-12 месяцев.

– Мозаика – это смальта, вываренное стекло разных оттенков. Древняя технология. В работе ориентируемся на Византию, – говорит иконописец. – Первую мозаику я положил в Тюмени – храм Святителя Николая Чудотворца в Боровом, пригород Тюмени. Первая работа была – сам Николай Чудотворец, а потом апсиды со стороны алтаря – ростовой Спаситель. Мне очень понравилось делать эту работу. Трудимся и по фреске – это стенопись. Работаем с хорошими мастерами. Алексей Козлов из Санкт-Петербурга – очень хороший мастер. И, например, Александр Николаевич Солдатов, ведущий иконописец, работающий уже много лет в Троице-Сергиевой лавре.

Создание мозайки - дело весьма кропотливое. Даже на небольшую работу могут потребоваться месяцы треда. Фото: из личного архива Максима Кудрина.

Создание мозайки — дело весьма кропотливое. Даже на небольшую работу могут потребоваться месяцы треда. Фото: из личного архива Максима Кудрина.

В наши дни – расцвет иконописи

– После Андрея Рублева был Дионисий, а потом пошел упадок в иконописи. Началось конвейерное письмо. Я не осуждаю это, но мне больше нравится Андрей Рублев и Византия до Андрея Рублева – период с IV по XIV века. Византия оставила нам огромный багаж информации, которую можно долго изучать, – говорит Максим Кудрин. – В наши дни, я считаю., все замечательно в иконописи, сейчас расцвет. Смотришь на работы московских мастеров и вдохновение приходит. В нашей школе очень хорошие мастера работают, учителя. Им спасибо огромное – нашим заведующим иконописной школы игумену Алипию Князеву, иерею Виталию Ведерникову.

Большую часть времени, при работе по росписи храмов, приходится проводить на строительных лесах. Если работать приходится снаружи, то леса постоянно раскачивает ветер и приходится постоянно балансировать.

– Молюсь, – отвечает Максим на вопрос, чем заняты мысли во время работы. – Как обычно говорят – не иконописец пишет образ, а ангел. Иконописец ведет церковный образ жизни. И во время письма рекомендуют молиться тому святому, чей образ пишешь. Сейчас я пишу Преображение и можно читать тропарь Преображению Господню, можно читать молитву Господу. И не забывать правила «Стоглавого собора» – честь, воздаваемая образу, восходит к первообразу, а поклоняющийся иконе — поклоняется ипостаси изображенного на ней. Это догмат и если его иконописец не знает, нет смысла заниматься иконописью.

Ниже можно посмотреть работы Максима Кудрина:




Поделись новостью в социальных сетях




Заметили ошибку в тексте?

Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter
Реклама

Новости Серова в вашем почтовом ящике. Еженедельно.

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными материалами www.serovglobus.ru.

Никакого спама. Все только по делу. Обещаем.

Нажимая на кнопку "Подписаться", вы подтверждаете, что даете согласие на обработку персональных данных.