Карпинскому охотнику, пострадавшему в схватке с медведем, сделали операцию в Краснодаре

Автор 22/03/2016 | Просмотров: 875

Алексей Коптяков, 29-летний карпинский охотник, получивший тяжелые травмы после нападения на него медведя в уральской тайге, продолжает восстановительное лечение.

Напомним, на Алексея 15 октября прошлого года в лесу напал медведь. Зверь внезапно выскочил из берлоги, обустроенной в пещере скалы. Косолапый искусал голову и руки охотника. Алексей сумел выйти к дороге, где его подобрал и привез в больницу Карпинска путешественник из Санкт-Петербурга.

Первую серьезную операцию по восстановлению функций мышц, сосудов, нервов и костей лица нашему земляку провели в отделении челюстно-лицевой хирургии 23 больницы Екатеринбурга.

В феврале, через 4 месяца после первого хирургического вмешательства, была намечена вторая операция – по реконструкции челюсти.

Предполагалось, что продолжение работы хирургов над лицом фельдшера Скорой из Карпинска пройдет здесь же.

Но сообщение о лечении карпинского охотника пришло издалека – Алексея прооперировали в Краснодаре, в краевой больнице № 1.

Алексей Копятков в редакции "Вечернего Карпинска". Фото: Галина Новикова, "Вечерний Карпинск"

В Екатеринбурге врачи собрали Алексею «временную» челюсть из кусочков, а сейчас ему сделали постоянную, из одной кости. Фото: Галина Новикова, «Вечерний Карпинск»

О том, как Леша чувствует себя, почему его оперировали в Краснодаре, каким будет дальнейшее восстановление мы расспросили самого Алексея.

– Алексей, как чувствуешь себя?
– Относительно неплохо. 29 февраля приехали с мамой в Краснодар, в краевую больницу, а 2 марта меня уже прооперировали. Врачи говорят, что пока довольны тем, как идет восстановление. Сегодня, в понедельник, будут проверять, как питается кровью кость челюсти. Для этого в вену введут контрастное вещество и таким образом проверят движение крови. На 25 марта мы взяли обратные билеты. Буду долечиваться в Екатеринбурге. По дому соскучились, конечно.

– Как и почему ты оказался так далеко от Урала– аж в Краснодаре?
– Как я понял, операция, которая мне предстояла – высокотехнологичная, такие проводят по выделенным квотам. Квоту министерство здравоохранения страны выделило Краснодару. К тому же, сказали, у 23-й больницы пока нет лицензии на проведение подобных операций. Заведующий отделением в здешней краевой больнице, где меня оперировали – очень опытный челюстно-лицевой хирург, светило медицины. Операция шла почти 12 часов, работали 11 хирургов. Ольга Геннадьевна, врач из Екатеринбурга, прилетела и тоже участвовала в лечении.

– В чем суть вмешательства? Какова была его цель?
– Мне, фактически, собрали новую челюсть. Из ноги взяли малую берцовую кость (она не несет опорной функции, поэтому «обойдусь» без нее), с бедра – часть мышц и кожу и из этого сделали нижнюю часть лица. Кости придали форму, какую имеет челюсть, к ней прикрепили мышцы и сосуды. Подбородок зарыли лоскутом моей же кожи. То есть сейчас челюсть не искусственная, а из моих же «стройматериалов». Нога, откуда их взяли, болит, но это все терпимо.

– Это последняя операция из необходимых?
– Нет. Примерно через полгода встроенную кость нужно будет нарастить, так как ее ширины не хватит для вживления зубных имплантов. Поэтому часть кости зашили мне в бедро, присоединив к ней сосуды для питания, а когда придет пора, ее используют для наращения. Пока же она во мне как в «холодильнике» хранится.

– Как встретили тебя в Краснодаре?
– Хорошо. Врачи здесь молодые, знающие, оборудование современное. Обстановка в больнице доброжелательная. Погода, когда приехали, была 22 градуса тепла, сейчас немножко прохладнее.

– Сейчас тебе разрешили самостоятельно есть?
– Цель у врачей – полностью восстановить челюстно-лицевые функции. Но нужно время. Только на днях мне убрали зонд из желудка и разрешили пить жидкую еду через трубочку. Есть ложкой пока нельзя – врачи боятся, что можно повредить собранную челюсть, так как пока она приживается.

Вместе с Алексеем в Краснодар приехала его мама Елена Николаевна. Она живет в гостинице и весь день проводит у Леши в больнице.

Желаем Алексею полноценного восстановления, сил, мужества, терпения и настроя только на победу!

СМИ Краснодарского края приводят рассказ врачей, которые проводили восстановительную операцию.

– Алексей не мог нормально принимать пищу и жевать, — сообщил «КП-Кубань» завотделением челюстно-лицевой хирургии первой краевой клинической больницы Алексей Дикарев . – Случай, конечно, нестандартный. И, в первую очередь, потому, что к моменту проведения реконструкции лица молодого человека в ране было нагноение. Ее очистку пришлось выполнять во время самой операции. Тогда же были обнаружены и скрытые дефекты структуры лица Алексея, неопределяемые на дооперационном этапе. До хирургического же вмешательства мы предварительно распланировали сегмент кости, которую необходимо было заменить при помощи моделирования.

Целью медиков, как говорит доктор, было, прежде всего, вернуть функцию, а не внешность. «Аналогов таких операций в других областях медицины не разработано и просто не существует», — отмечает Алексей Дикарев.

Помимо транспланта для восстановления челюсти парня медикам пришлось реанимировать и мягкие ткани. Вторым трансплантом стала клетчатка и кожа. Ими врачи закрыли повреждения наружной части лица. А для восстановления сосудов шеи пришлась брать вену из ноги Леши.

Сам герой после полного выздоровления собирается вновь вернуться на охоту – ведь это, по словам Алексея не хобби, а состояние души.

Алексей Коптяков после орерации в Краснодаре. Фото: пресс-служба Краснодарской краевой больницы.

Челюсть уральцу сложили из его тазобедренной и берцовой костей. Алексей Коптяков после операции в Краснодаре. Фото: пресс-служба Краснодарской краевой больницы.

 

comments powered by HyperComments



Поделитесь новостью в социальных сетях




Заметили ошибку в тексте?

Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter
Реклама