Серовчанка считает, что врачи халатно отнеслись к лечению ее мамы. Пациентке потребовалась транспортировка в Екатеринбург

Серовчанка считает, что врачи халатно отнеслись к лечению ее мамы. Пациентке потребовалась транспортировка в Екатеринбург
Пенсионерке из Серова потребовалась транспортировка в Екатеринбург. Фото предоставлено Яной Селивановой.
Плановая операция по удалению желчного пузыря обернулась для серовчанки Гульфии Криницыной осложнениями, второй операцией и срочной транспортировкой в Екатеринбург. Дочь пациентки считает, что в злоключениях Гульфии Абдрахмановны виноват персонал Серовской городской больницы.

История двух операций

Сюда Гульфия Криницына была планово госпитализирована 4 октября. На следующий день ее прооперировал хирург Алексей Кучумов.
– Сделали операцию по удалению желчного пузыря. Как сказал доктор, операция немного затянулась. Не знаю, по какой причине, – рассказывает дочь пациентки Яна Селиванова
. – В понедельник (через три дня после операции – прим. ред.) мама уже сидела и сама ходила до туалета. Во вторник она уже самостоятельно передвигалась по коридору. В этот же вторник ее вызвали в кабинет, там находилась медсестра и врачи Кучумов и Долбилов. Сказали, что нужно провести еще одну операцию. Кучумов мне сказал: “Я вашему папе все объяснил”. Врач был не очень доволен, что я к нему подошла, разговаривать не хотел. Но объяснил, что вторая операция нужна из-за того, что был пережат проток. Маме же они сказали, что нашли камни в желчном пузыре и в проток попал камень. Либо они его при первой операции не нашли, либо он образовался потом.
Вторая операция прошла 9 октября. Согласно выписке из истории болезни, была сделана лапаротомия, дренирование холедоха по Керу.
– После второй операции мама долго приходила в себя, находилась в реанимации, не могла дышать. Когда мы с сестрой пришли к ней в палатку, то у нее было три трубки – катетер и два дренажа. После второй операции у мамы постоянно держалась температура - 38,5 градусов. Спадала до 37 градусов только дважды - по утрам. Давление было 180. Снижаться оно стало только к выходным, – говорит Яна Анатольевна.
Сестра хотела поговорить с Кучумовым, но он почти сразу после операции уехал в командировку, а после ушел в отпуск. По всем вопросам родственники Гульфии Криницыной стали обращаться к заведующему хирургическим отделением Сергею Долбилову.
– С ним общалась, в основном, моя сестра. Врач практически не шел на контакт. Отвечал только обещаниями зайти в палату и посмотреть, но так, похоже, и не заходил, – рассказывает Яна Селиванова. – Маме сделали процедуру, во время которой вводят контрастное вещество в организм, а потом делают рентген. После того, как ввели это вещество, маме стало плохо, она начала задыхаться. В это время в палате с ней были папа и сестра. В коридоре никого не нашли, побежали за Долбиловым. Он распорядился дать кислород. В больнице есть молодой врач, Андрей Губко. Он сказал маме, что нужных результатов процедура не дала – на рентгене ничего не видно. И добавил, что для прохождения процедуры нужно ехать в Екатеринбург.
По словам Яны, врач Губко объяснил высокую температуру ее мамы тем, что в теле находится инородный предмет – речь шла о дренаже.
– А времени-то прошло уже много. У мамы температура, она вся красная. Уже третья неделя пошла, температура держится на отметке в 38,5. Маму тошнит, она садиться не может, у нее голова кружится сразу. Когда папа повез ее на коляске, чтобы вымыть голову, мама потеряла сознание, - вспоминает Яна Анатольевна.
19 октября дочь пациентки начала свой диалог с администрацией больницы. 10 дней, прошедших с момента второй операции, Гульфие Абдрахмановне ставили капельницы.
Дозвониться до главврача Ивана Болтасева серовчанке не удалось, секретарь сослалась на то, что Иван Николаевич в командировке.
– Пришла к ним сама, – рассказывает Яна Селиванова. – Меня проводили к заму, Ирине Геннадьевне Шубиной. Я все ей объяснила, она при мне позвонила Долбилову. Тот сказал, что у них все под контролем. Сказал, что перевозить больную в Екатеринбург пока не требуется. Шубина отметила, что идет воспалительный процесс - либо в ране, либо внутри полости, из-за этого и высокая температура.
Родственники Криницыной всерьез задумались над тем, чтобы перевезти больную в Екатеринбург. Готовы были самостоятельно оплатить и автомобиль, и даже вертолет. Но... 
– Администрация больницы с самого начала начала давить на то, что не имеет права предоставлять мне никакой информации. Говорили, что я не являюсь законным представителем пациентки, а разговаривать они будут только с ее мужем, то есть моим папой, – недоумевает Яна Селиванова. – Хотя при госпитализации моя мама никаких документов не подписывала.

Ситуация не критическая?

В понедельник, 22 октября, Яна Анатольевна все-таки встретилась с Иваном Болтасевым.
– Он без меня посовещался с начальником медицинской части больницы, потом пригласил меня, – говорит дочь пациентки. – Объяснять начал – у вас непростой случай, осложнения после первой операции – механическая желтуха, то, что температура держится – нормально. На мой вопрос, почему не делают никаких процедур, даже УЗИ, ответил, что УЗИ делается в данный момент, то есть только после того, как я пришла к главврачу. Позже мы узнали, что у мамы в органах жидкость. Сказал, что мы видим только внешнюю сторону состояния, а анализы показывают улучшение состояния.
Девушка попросила перевезти ее маму в Екатеринбург. Но ей отказали, сославшись на то, что случай пенсионерки Криницыной - не критический. 
В тот же день, 22 октября, Яна Анатольевна написала заявление в прокуратуру, попросив сотрудников ведомства проверить, нет ли в действиях врачей халатности?
– После этого вновь пришла в больницу, уже вместе с дядей, маминым братом. Болтасев сказал, что разговаривать будет только с отцом. И добавил, что мы зря обратились в прокуратуру, – отмечает Селиванова.

Или все-таки критическая?

После очередного посещения Болтасева, дочь пациентки обратилась в газету «Глобус». Все это происходило 22 октября. А в ночь на 23 число Гульфия Криницына была госпитализирована в Екатеринбург. Сделали это не родственники больной, а сама больница – то есть необходимость в госпитализации все-таки была?
– У нас родственники много чего хотят говорить, – прокомментировал ситуацию с обвинениями в халатности Иван Болтасев. – Я дочери напрямую сказал, что она не является законным представителем пациентки, законным представителем является муж. Его номер телефона был на истории болезни. С ним я пообщался, он ко мне претензий не имеет, с дочерью он пообещал поговорить. Больная была госпитализирована в областную клиническую больницу.
На остальные вопросы Иван Николаевич не стал отвечать, сославшись на то, что состояние больной будет обсуждать только с ее законным представителем.
Помощник Серовского городского прокурора Оксана Инютина сообщила, что заявление Яны Анатольевны находится на рассмотрении.
– Это мы – дети нашей мамы – ходим, беспокоимся о чем-то, а если человек одинокий? Тогда он умирает. Его сдают в морг и все?.. Мы хотим, чтобы эта ситуация была предана огласке, чтобы такое отношение врачей к своей работе не сошло им с рук. Чтобы люди понимали, что в таких вопросах нужно бороться до конца, – резюмирует дочь пациентки.

Поделиться в соцсетях:
Читайте также
Комментарии
Комментарии для сайта Cackle
Популярные новости
Вход

Через соцсети (рекомендуем для новых покупателей):

Спасибо за обращение   

Если у вас возникнут какие-либо вопросы, пожалуйста, свяжитесь с редакцией по email

Спасибо за подписку   

Если у вас возникнут какие-либо вопросы, пожалуйста, свяжитесь с редакцией по email

subscription
Подпишитесь на дайджест «Выбор редакции»
Главные события — утром и вечером
Предложить новость
Нажимая на кнопку «Отправить», я соглашаюсь
с политикой обработки персональных данных