“Подумать не могли, что квартира начнет убивать нашего ребенка”...

“Подумать не могли, что квартира начнет убивать нашего ребенка”...
Квартиру в доме на Первой Овощной семья Виктории Камаевой и Игоря Ступакова купила в 2017 году. Их подкупил ремонт. Вскоре выяснилось, что из-за проблем с вентиляцией на стенах систематически появляется плесень. Иллюстрация: Мария Чекарова, "Глобус"

В 2014 году в семье Виктории Камаевой и Игоря Ступакова на свет появился сын Мирослав. Счастью отца и матери не было предела.

“Долгожданный мальчик”

- Долгожданный мальчик, папин сын. Беременность проходила без патологий. 16 сентября начались схватки, приехала в роддом. Дежурил Максим Леонидович Кузьмин, который сообщил, что мне рожать еще рано. Поставил какой-то укол, схватки прекратились, - Виктория вспоминает, что на следующий день у нее онемел живот и она перестала чувствовать ребенка. 
- На 26 сентября вновь начались схватки. Медики приняли решение делать кесарево. Все, вроде, прошло хорошо, родился мальчик 4 кг 500 гр. На третьи сутки нас выписали домой, отметив, что плод чрезмерно крупный, - говорит Виктория.
Уже дома молодая мама заметила, что кожа сына - неестественно желтого цвета.
- Сказала об этом, когда пришел педиатр. Врач ответила: «Мама, не придумывай». Ну,  она же педиатр, ей лучше знать...Через месяц на плановой комиссии в детской поликлинике несколько специалистов отметили неестественный цвет кожи. Результаты анализа крови показали отклонения. Выписали препараты. Мы пролечились и все восстановилось, - но на фоне переживаний у Виктории пропало молоко. 
Игорь Ступаков тогда работал сутки через трое. 
“Ребенка нужно кормить, смеси дорогие. Приняли решение, что я должна выйти на работу”, - отмечает Камаева.
В 3 месяца Мирославу планово поставили комбинированную вакцину “Пентаксим”. Игорь Ступаков вспоминает, что сын начал плакать ночами. Врачи сказали, что это нормально. Второй раз прививку поставили в полгода. 
“Я пришла с работы, а у меня ребенок вялый, ни на что не реагирует. Спрашиваю у мужа, что с сыном? Папа сказал, что Мирослав поспал после прививки и стал вялым”,  - Виктория вспоминает, что они долго бегали по врачам, пытаясь выяснить причину постоянно вялости сына. Даже обратились к женщине, у которой слава ясновидящей.
Виктория и Игорь собирали пакет документов, чтобы встать в очередь на жилье два раза, но все равно получили отказ от администрации Серова. Фото: Мария Чекарова, "Глобус"
- А что нам еще оставалось делать? Женщина сказала: “Ищите причину в шее”. Записались на УЗИ. После исследования медики сказали, что все плохо и направили нас в Екатеринбург. Там нам диагностировали родовую травму - вырванные первый и второй позвонок шейного отдела. Нельзя было ставить никакие прививки, нужно было проходить курсы реабилитации. Каждый месяц мы ездили на лечение в Екатеринбург, - когда Виктория рассказывает это, то на ее глазах выступают слезы. Через год после рождения Мирославу диагностировали детский церебральный паралич. 
Тогда глава семейства работал на железной дороге. Его ставка попала под сокращение. Поэтому с Мирославом сидит папа. 
- Бабушка у нас одна, ей тяжело. Папа у меня тоже больной, - признается Виктория.


Жилье с плесенью

В 2015 году у Виктории и Игоря родилась дочь Валерия. Тогда семья жила у мамы Виктории. Встал вопрос о покупке отдельной квартиры. С помощью материнского капитала семья приобрела однокомнатную полублагоустроенную квартиру в районе Первой Овощной.
-В той квартире нас подкупило, что она была с ремонтом и частично с мебелью. В городе за 500 000 рублей ничего не купишь. В 2017 году мы переехали. Когда приобрели эту квартиру, то подумать не могли, что она начнет убивать нашего ребенка, - рассказывает Виктория.
Сначала новоселы стали замечать, что в квартире запотевают окна. Потом на стенах стала образовываться чернота, Обои оторвали, а под ними - плесень. Все грешат на отсутствие вентиляции.

Игорь с женой еженедельно обрабатывают стены от плесени, но результат - кратковременный: чернота мгновенно возвращается. 
- Мы этим дышим, этим дышат наши дети. Такая проблема не только в нашем доме, но и в соседних. Люди не переезжают, живут. Другого выхода нет, - разводит руками Виктория. 
Игорь Ступаков установил в квартире душевую кабину, чтобы можно было мыться. Мирославу необходима специально оборудованная ванна для детей, которым диагностирован ДЦП. В квартире не хватит для нее места. 
Замученные “квартирным вопросом”, родители Мирослава попытались получить помощь у чиновников. 
- По вопросу жилья мы решили написать Жириновскому (Владимир Жириновский, - лидер ЛДПР,). Получили ответ, что письмо направлено в прокуратуру Свердловской области, - объясняет Виктория Юрьевна. - К нам пришли из городской прокуратуры. Тщательно осмотрели квартиру. Позже поступил ответ, что условия проживания не соответствуют требованиям, предъявляемым к жилью, в котором растет ребенок - инвалид. Но... помочь не могут, поскольку мы не состоим в очереди на муниципальное жилье.
Родители Мирослава написали президенту Владимиру Путину, губернатору Свердловской области Евгению Куйвашеву, попросив их оказать содействие в решении квартирной проблемы. Письма были перенаправлены в мэрию Серова. От главы Василия Сизикова пришел ответ, что от Виктории и Игоря не поступало заявлений о постановке на учет в качестве нуждающихся в улучшении жилищных условий. 

Администрация считает, что квартиру мы купить в состоянии

Камаева и Ступаков стали собирать документы, чтобы встать в очередь.
- Собрали все справки, все обошлось примерно в 8 700 рублей. В октябре отдали пакет в МФЦ. И уехали с Мирославом на курс реабилитации в Москву. Перезвонили  и сообщили, что в очередь нас не поставят - справок не хватило. Дособирали, сдали снова, - объясняет Виктория Юрьева.
15 ноября семья получила долгожданный ответ от администрации. В ответе, подписанном Василием Сизиковым, сказано, что на основании представленных документов принято заключение, что семья Ступаковых не может быть признана малоимущей - в целях постановки на учет в качестве нуждающихся в предоставлении муниципального жилья.
- Справки о доходах нужно было предоставить за 3 года. В 2016, 2017 годах Игорь, как сокращенны, получил выплаты. В 2016 году была выплата за преданность компании, я получила хорошую премию. Посчитали пенсию Мирослава за все годы. Получилось 16 500 рубле на душу при заявленном прожиточном минимуме в 11 500 рублей. Администрация считает, что квартиру мы купить в состоянии. А почему нас не спрашивают о расходах? Мирослав кушает специальную смесь. Цена коробки, которой хватает на 4 дня, около 700 рублей. Лекарства покупаем сами, расходы не возмещаются, - рассказывает мама Мирослава.
Игорь и Виктория написали письмо Уполномоченному по правам ребенка в Свердловской области Игорю Морокову, попросили помощи. Ждут ответа.
Также семья обратилась с заявлением в городскую прокуратуру, попросили проверить законность действий чиновников.
Виктория Камаева рассказывает, что коляска стоит чуть больше 100 000 рублей. Приобрести ее ей помогли неравнодушные люди. Сбор на коляску организовал активист Сергей Мельник. Фото: Мария Чекарова, "Глобус"

- В комнате стояла опора для сидения и для стояния. Сами видите, сколько у нас места. Мы решили, что необходимо купить специальную коляску. Спасибо людям, которые нам оказали помощь в ее приобретении. Выражаем огромную благодарность за помощь общественнику и блогеру Сергею Мельнику, - говорит Виктория.


Поделиться в соцсетях:
Читайте также
Комментарии
Комментарии для сайта Cackle
Популярные новости
Вход

Через соцсети (рекомендуем для новых покупателей):

Спасибо за обращение   

Если у вас возникнут какие-либо вопросы, пожалуйста, свяжитесь с редакцией по email

Спасибо за подписку   

Если у вас возникнут какие-либо вопросы, пожалуйста, свяжитесь с редакцией по email

subscription
Подпишитесь на дайджест «Выбор редакции»
Главные события — утром и вечером
Предложить новость
Нажимая на кнопку «Отправить», я соглашаюсь
с политикой обработки персональных данных