Колыбель революции в Надеждинске. А еще редакция и гостиница

Колыбель революции в Надеждинске. А еще редакция и гостиница
Сегодня здание пребывает в запустении. Часть окон заколочена. Утрачено и крыльцо, которое изначально было у постройки. Фото: Константин Бобылев, “Глобус”

В здании №9 по улице Агломератчиков у рабочих Надеждинского поселка зарождались революционные настроения. Здесь работали журналисты и воспитывались медицинские кадры. Здесь жил известный поэт Муса Джалиль и в годовщину его казни сюда серовчане несут цветы.

Решением Исполнительного комитета Свердловского областного совета народных депутатов от 4 декабря 1986 года дом №9 по улице Агломератчиков был признан памятником истории культуры. Это здание является объектом культурного наследия регионального значения.

Модерн, эклектика и псевдорусский стиль

В 1895 году в Надеждинске рядом с конным двором, каланчей и начальным земским училищем было построено двухэтажное деревянное здание клуба служащих. Позже здание получило адрес Ленинский проспект, 13 (ныне – улица Агломератчиков, 9).  В убранстве фасада использованы элементы народной резьбы. Здание спроектировал архитектор Владимир Пясецкий. Владимир Николаевич работал в псевдорусском стиле, был не чужд модерну и эклектике.
Рассказывая о Владимире Николаевиче Пясецком, отмечают, что наряду с предпринимателями он стоит у истоков Надеждинска - как инженер-архитектор. Не зря на групповом снимке 1904-1905 годов, который хранится в фондах Серовского исторического музея, Пясецкий запечатлен вместе с главноуправляющим Богословского горного округа Ауэрбахом и купцом Шадриным.
Гражданский архитектор Владимир Пясецкий - в среднем ряду второй слева. Четвертый в этом же ряду - Ауэрбах. В третьем ряду первым слева стоит купец Шадрин. Снимок сделан в 1904-1905 годах. Фото из фондов Серовского исторического музея
В поселке при Надеждинском заводе Владимир Пясецкий построил несколько зданий. В частности, его авторству принадлежит проект пятикупольной православной церкви во имя Всех Святых на 500 человек, построенной в 1895 году. Подробный проект и описание церкви приводятся в выпусках архитектурного и художественно-технического журнала «Зодчій» за 1896 год. Журнал издавало Санкт-Петербургское императорское архитектурное общество.
В №2 «Зодчего» от 1986 года, в частности, говорится: «КромѢ иконостаса, заказаннаго въ Рязани, и образовъ изъ Москвы, всѣ работы по возведенію церкви исполнены мѢстными рабочими».
Церковь сгорела в начале прошлого века.
Пясецкий также создал проект Гостиного двора при поселке Надеждинского сталерельсового завода. Этот проект также представлен в №4 журнала «Зодчій» за 1986 год. В №5 журнала за тот же год размещен проект машинного здания при поселке сталерельсового завода. Были ли построены два эти здания, мы не знаем.
Из под руки Пясецкого вышли проекты еще пяти зданий для Надеждинска: доменного цеха, деревянного здания начального земского училища (с 1972 по 2020 годы в нем располагалась художественная школа), заводская больница (здание снесено, на его месте строится поликлиника УГМК), водонапорная башня и пожарное депо. 
К сожалению, до наших дней дожили только водонапорная башня (находится на территории метзавода), земское училище (передано Серовскому историческому музею) и клуб служащих (ул. Агломератчиков, 9), который находится в частной собственности.
  

Революционный кружок

В 1900 году (по другим данным, в декабре 1899 года) в Надеждинск приехал Яков Григорьевич Безруков. К моменту приезда в Надеждинск у Безрукова уже был опыт революционной работы в Перми, арест и тюрьма. 
Яков Безруков. Фото: Константин Бобылев, "Глобус"
Яков Григорьевич устроился слесарем в механический цех Надеждинского завода и создал первый в городе революционный кружок, который работал под видом любительского театрального коллектива. По этому поводу А. Маленький в книге «История Надеждинского завода» приводил воспоминания Осолихина, «соседа и приятеля» Безрукова:
«Рабочая масса в Надеждинске в то время была не сорганизована, мало сознательная, предавалась больше всего пьянству, дебоширству и другим порокам. Чтобы сорганизовать, т.е. сплотить воедино рабочую массу нужны были очень тихие подходы и для этой цели Безруков и я стали подбирать молодых людей для того, чтобы основать народный кружок, первоначальная цель которого была в постановке спектаклей».
В 1900 году администрация завода согласилась пустить любительский драматический кружок в помещение клуба.
Маленький приводит в своей книге и описание репетиций театрального коллектива. Речь о постановке спектаклей в них тоже идет:
«Собирались изредка на репетиции, т.к. служащие неохотно пускали рабочих в свой клуб. На репетициях проводили время больше в беседах о жизни, о заводских делах, казались беседы черезчур простыми, знакомыми. Фигурировали в них мастера цеховые, городские порядки, бараки. Библиотекарь Вайполин давал книжки такие, что после них в уме оставались десятки неразрешенных вопросов. Книжки тоже простые, рассказывающие не о чудесном сидне Илье Муромце, а о рабочих людях ничем не замечательных.
Пьесы ставили изредка тоже из жизни «простого народа»: «Суд людской – не божий», «Чужая душа – дремучий лес», «Бедность – не порок». Незаметно рождалась потребность собираться вместе, говорить с товарищами».
В «Автобиографии» и воспоминаниях «О драматическом кружке на Надеждинском заводе 1900-1901 г.г.», которые семья Безрукова передала в Серовский исторический музей, Яков Григорьевич писал:
«В 1900-1901 г.г. работал слесарем на Надеждинском заводе на Урале.
Там вел пропаганду, распространял нелегальную литературу, устанавливал связи с пермскими революционерами. Кроме того, легально принял ближайшее участие в организации драматического кружка из рабочих».
«Многие воспоминания рабочих, что поступали как материал для сборника «История Надеждинского завода», который подготавливался к печати в Москве в 30-х годах, отмечают мою роль в деле развития здесь революционного движения.
Иные определенно считают, что прочное начало революционному движению на Надеждинском заводе и во всем Богословском округе положено мной».
Записи Якова Безрукова хранятся в Серовском историческом музее. Фото: Константин Бобылев, "Глобус"
1 мая 1901 года рабочий кружок дал о себе знать – в Надеждинске появились первые прокламации, полученные из Перми и отпечатанные на самодельном гектографе. В изготовлении прокламаций был заподозрен Безруков. Управляющий Богословским горным округом Эйхе предложил ему покинуть Надеждинск. Яков Григорьевич уехал из города в конце мая, а революционный кружок возглавил Николай Сенокосов.
Николай Сенокосов, второй руководитель революционного кружка Надеждинска, который образовался в стенах здания. Останки Николая Николаевича погребены в Карпинске. Фото: Константин Бобылев, “Глобус”
Николай Николаевич был уроженцем Надеждинска. Но успел побывать в Петербурге, откуда в 1898 году был выслан за распространение социал-демократических листовок. В начале XX века работал на Надеждинском заводе машинистом паровоза-«кукушки».
Из воспоминаний сына Николая Сенокосова, которые хранятся в историческом музее: «Прибыл отряд жандармов, начались обыски. Но подпольщики были уже неплохими конспираторами. Лишь несколько человек, в том числе Добрынин и Сенокосов, были арестованы и посажены в Николаевский централ. Но через несколько месяцев за недостатком улик выпущены были на свободу. Уже этот факт говорит, что Надеждинские революционеры научились кое-чему в конспирации».
В музее есть данные, что останки Николая Николаевича Сенокосова были погребены в братской могиле в Карпинске.
В 1903 году в Надеждинске построили Народный дом и революционный кружок переехал из дома №13 на Ленинском проспекте. 
В память об этих событиях на фасаде здания осталась мемориальная доска со звездой, серпом, молотом. Текст гласит: “В этом здании в 1900 году зародилась первая в нашем городе революционная организация, которой руководили товарищи Я.Г. Безруков и Н.Н. Сенокосов”.
Мемориальная доска на фасаде дома №9 по улице Агломератчиков. Фото: Константин Бобылев, "Глобус"

“Эшче”

На противоположной от входа в здание стороне размещена еще одна мемориальная доска. Между мужским портретом в профиль и звездой Героя Советского Союза текст: “В этом здании в сентябре 1932 г. работал выдающийся советский поэт, Герой Советского Союза Муса Джалиль”.
Мемориальная доска на фасаде дома №9 по улице Агломератчиков. Фото: Константин Бобылев, "Глобус"
По данным музея, в Надеждинске в то время выходила татаро-башкирская газета «Эшче» («Рабочий»). Подробности о газете удалось найти в блоге Рустама Бикбова "Век просвещения" (Материалы по истории татар и башкир на Урале) на livejournal.com. Со ссылкой на фонды Центра документации общественных организаций Свердловской области Рустам пишет, что газета «Эшче» ("Proletar",“Eşce”,«Рабочий») существовала с 1931 по 1937 годы.
Над надеждинской «Эшче» шефствовала московская газета «Коммунист», в которой работал Муса Джалиль. По данным музея, Джалиль приехал в Надеждинск в 1932 году и пробыл здесь четыре дня. Жил в доме №13 по Ленинскому проспекту. Джалиль прибыл для участия в совещании рабкоров, на которое собрались более 300 человек со всей Уральской области. Тогда в ее состав входили территории нынешних Тюменской, Свердловской, Челябинской, Курганской областей и Пермского края. 
Муса Джалиль пробыл в Надеждинске четыре дня. Фото: Константин Бобылев, "Глобус"
По инициативе гостя во Дворце культуры металлургов был организован этнографический вечер. Рабкоры позже вспоминали, что вечер прошел в непринужденной дружеской обстановке. На встречу пришли русские, удмурты, татары, башкиры, чуваши, марийцы, украинцы и немцы. Были теплые беседы и песни. 
В Надеждинске Джалиль посетил предприятия города, где читал рабочим стихи.
Ветеран педагогического труда Надежда Моисеевна Валеева, которая в 30-х годах преподавала в татаро-башкирской школе, что располагалась в Старом поселке, вспоминала, что Муса Джалиль интересовался делами школы. Ей не хватало учебников, наглядных пособий. После отъезда поэта из Надеждинска школа получила учебный материал. Произошло это благодаря ходатайству Джалиля перед областным отделом народного образования. 
В наше время в память о визите поэта в Серове ежегодно проходит конкурс чтецов «Джалиловские чтения». Их организует Центр татарской и башкирской культуры «Чулпан». Конкурс проходит в Северном педагогическом колледже. Конкурсанты читают стихи Мусы Джалиля на русском и на татарском языка, стихи других татарских писателей-фронтовиков. А также стихи собственного сочинения, посвященные жизни и творчеству Джалиля
Что же касается газеты «Эшче», то она была закрыта в 1937 году. Рустам Бикбов по этому поводу цитирует бюро обкома, которое 31 августа 1937 года рассмотрело вопрос «О политических ошибках редактора газеты «Эшче» т. Гибаддулина Г.»:
«Обком считает, что редактор газеты «Эшче» Гибаддулин Г. допустил грубую политическую ошибку, опубликовав в газете под видом критики врагов народа их контрреволюционные высказывания.
Объявить Гибаддулину Г. за эту ошибку выговор.
В связи с тем, что в Надеждинском районе проживает всего 1400 человек татарского населения считать нецелесообразным существование газеты «Эшче» - закрыть ее. Поручить Надеждинскому ГК провести среди подписчиков этой газеты и татарского населения работу по распространению областной газеты «Социализм юлы».
Кстати, газета “Эшче” находилась в одном помещении с газетой “Пролетарий”. Это значит, что история “Эшче” также связана с историей дома №13 по Ленинскому проспекту.

Альма-матер медицинских кадров

За 125 лет существования здания оно неоднократно меняло назначение. Построено было как клуб служащих. Потом в нем располагались библиотека, спортобщество «Металлург Востока». До середины 30-х годов прошлого века в здании работала редакция газеты “Пролетарий”. 
Этот снимок сделан в первой половине XX века. Над входом видна вывеска с надписью “Пролетарий”. Так называлась местная газета, чья редакция до середины 30-х годов располагалась в здании. Фото из фондов Серовского исторического музея
Здесь же располагалась городская гостиница для служащих Надеждинского завода.
Больше 50 лет в этом здании воспитывались медицинские работники. На основании протокола заседания президиума Надеждинского районного исполнительного комитета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов было принято решение об открытии вечернего медицинского техникума. Произошло это в октябре 1931 года. В техникуме было три отделения: сестер по уходу; сестер по охране материнства и младенчества; акушерок.
В середине 30-х годов техникуму выделили двухэтажное здание бывшей городской гостиницы - дом №13 по Ленинскому проспекту. В учебном корпусе оборудовали восемь классных комнат, актовый зал, библиотеку, учительскую и канцелярию. Для иногородних студентов открыли общежитие на 180 человек, которое расположилось в трех домах от училища.
В 1936 году медицинский техникум преобразовали в фельдшерско-акушерскую школу, при которой создали две группы студентов – медицинских и ясельных сестер. 
В 1954 году фельдшерско-акушерская школа стала фельдшерским училищем, а в 1955 году – Серовским медицинским училищем.
В последующие десятилетия училище наращивало материальную базу. В 1972 году ему выделили дополнительное учебное здание по улице Рабочей  молодежи (до наших дней не сохранилось). В 1983 году училище получило двухэтажный учебный корпус в поселке Энергетиков (ул. Жданова, 5). А пятью годами позже – и новое общежитие для студентов.
По воспоминаниям серовчан, в 90-х годах в доме №9 по улице Агломератчиков располагалась поликлиника. А после – отдел культуры администрации Серовского района.
В наше время здание находится в частной собственности.

Наследство с подвохом

Об этом широкой общественности стало известно осенью 2018 года. Тогда серовчанка Марина Веселова пришла на личный прием к Сергею Бидонько, который занимал пост депутата Госдумы. Сейчас Сергей Юрьевич - вице-губернатор Свердловской области. После смерти супруга, который занимался сделками с недвижимостью, женщина получила дом по Агломератчиков в наследство. 
- Спустя какое-то время мне позвонили из архитектуры и заявили: "Уберите со здания все баннеры". На каком основании? Оказывается, дом - объект культурного наследия. Я ответила, что у меня нет никаких бумаг по этому поводу. Где все это время была администрация Сосьвы, Серова? Все было куплено-сдано, все пять помещений. Потом я открыла реестры, посмотрела. Да, дом реально стоит в этих списках. Теперь от меня, как от собственника, требуют его содержать. А у меня нет на это средств, - рассказывала тогда владелица здания.
Марина Веселова получила здание в наследство. Фото: Алексей Пасынков, архив "Глобуса"
Подарить или продать здание у нее не получилось. Снести дом тоже не представляется возможным - это чревато уголовным преследованием. Согласно федеральному закону, лица, причинившие вред культурному наследию, обязаны возместить стоимость восстановительных работ.
Женщина отмечала, что предлагала руководству Надеждинского металлургического завода выкупить участок вместе со зданием. Но предприятие интересует только земельный участок.
С 2017 года здание не обслуживается. Система отопления разморожена. Кровля протекает.
К теме вернемся.

Читайте также
Комментарии
Комментарии для сайта Cackle
Популярные новости
Вход

Через соцсети (рекомендуем для новых покупателей):

Спасибо за обращение   

Если у вас возникнут какие-либо вопросы, пожалуйста, свяжитесь с редакцией по email

Спасибо за подписку   

Если у вас возникнут какие-либо вопросы, пожалуйста, свяжитесь с редакцией по email

subscription
Подпишитесь на дайджест «Выбор редакции»
Главные события — утром и вечером
Предложить новость
Нажимая на кнопку «Отправить», я соглашаюсь
с политикой обработки персональных данных