Краснотурьинская больница заплатит 800 тысяч рублей за смерть ребенка

Такую компенсацию родителям полуторамесячной Кристины Сысоевой присудил областной суд.

Со дня на день Олег Костиков, адвокат семьи Сысоевых, потерявших 19 июля 2018 года полуторамесячную дочь Кристину, должен получить «в бумаге» решение Областного суда, принятое 30 декабря 2019 года. Возможно, точку в этой истории ставить еще рано – Олег Александрович считает, что решение в части размера компенсации родственникам умершей в реанимации краснотурьинской детской больницы девочки можно и нужно обжаловать.
«Оценить в деньгах жизнь человека, жизнь ребенка невозможно в принципе, – говорит адвокат. – Но финансовое наказание для больницы, я считаю, должно быть превентивной мерой – такой, чтобы, как говорится, вздрогнули и впредь были крайне внимательны в своих действиях, сделали все, чтобы не допустить повторения такой трагедии. В данном случае, конечно, не вздрогнут...»

Компенсация семье Сысоевых, по решению суда, где в качестве ответчиков выступали Краснотурьинская городская больница, минздрав Свердловской области (как учредитель) и региональное министерство управления госимуществом (как распорядитель имуществом горбольницы), составила 800 тысяч рублей. По 300 тысяч матери и отцу Кристины, по 50 тысяч – ее двум бабушкам, брату и сестре. Семья девочки, выходя с гражданским иском в суд, требовала 3,6 млн рублей. 
– Мне деньги не нужны, – говорит Светлана Сысоева, потерявшая такую долгожданную дочку (Светлана родила Кристину в 41 год, ее старшей дочери от первого брака на тот момент было уже 19). – Мне важно, чтобы больницу наказали за невнимательность и, я считаю, преступную халатность их специалистов. И наказали чувствительно. 
Напомним, маленькая Кристина скончалась в возрасте полутора месяцев в реанимации детской больницы. Спустя сутки после срочной госпитализации и в одиночестве – мать к ребенку не пустили. 
– Мы с мамой моей поехали (в больницу – прим. ред.) где-то в 10 часов утра, – рассказывала Светлана о событиях ставшего для нее черным дня. – Приехали, вышел врач – состояние ребенка ухудшилось. Они при нас начали бегать, реанимировать ее. А потом… Видимо, дождалась нас… В десять минут двенадцатого доченьки не стало… Они меня даже тогда не пустили к ней, выгоняли… Я просила… ну хотя бы подержать ее на руках, еще теплую…
После смерти ребенка Сысоевы обратились в Следственный комитет, было возбуждено уголовное дело, в рамках которого состоялась судмедэкспертиза. «Причиной смерти девочки стал коклюш, который не был своевременно распознан участковым фельдшером Чухланцевой, – рассказывает адвокат Олег Костиков. – Несмотря на такое заключение, прямой причинно-следственной связи между действиями медиков и гибелью Кристины эксперты не усмотрели. Проще говоря, если бы врачи вовремя диагностировали коклюш и вовремя направили девочку в больницу, стопроцентной гарантии выздоровления это бы не давало – коклюш в таком возрасте, к сожалению, очень опасен для малышей. Эксперты говорят, что за два дня до того, как Кристина Сысоева попала в реанимацию, признаки коклюша были и их можно было распознать. И если бы врач была бы внимательнее, возможно, ребенок был бы жив. Насколько важно было этим шансом воспользоваться? Кто-то сейчас в состоянии оценить и сказать, что пытаться не стоило?»
У Кристины не было прививки от коклюша. Она просто не успела до нее дожить – такая прививка ставится младенцам в возрасте трех месяцев. Светлане, когда она была беременна, такую прививку тоже не предлагали, хотя такая практика есть. 
На память о маленькой Кристине супругам Сысоевым остались лишь несколько фотографий, домашнее видео и неизбывная боль. Фото: семейный архив
Мать Кристины на последнем заседании суда, которое состоялось в Екатеринбурге 30 декабря, не присутствовала лично – для нее это слишком тяжело. Сейчас Светлана ждет ребенка и любые волнения для нее противопоказаны, хотя на судебную тяжбу семья решилась, прекрасно понимая, что будет трудно. «Нашему ребенку не дали ни одного шанса на выживание, начиная с неправильной постановки диагноза и неправильного лечения и заканчивая тем, что ребенку не оказали срочную медицинскую помощь при поступлении ночью на «Скорой» в стационар, а оставили, по сути, умирать до утра в инфекционном отделении. В реанимацию ребенок поступил уже в предкомном состоянии», – с такими словами обратилась Светлана к суду, передав письменное заявление.

– На последнем заседании, где были моя мама и мой муж, представитель детской больницы говорил, мол, если не нравится врач или считаете, что диагноз устанавливает он неверно, всегда же можно выбрать другого врача, – вспоминает Светлана. – Но как это? Мы априори доверяем врачам самое ценное, что у нас есть – жизнь и здоровье наших детей. Для большинства родителей показателем того, что врач – квалифицированный специалист, является уже то, что он работает в поликлинике или больнице. Как мы, не врачи, должны догадаться, что ребенка нельзя доверить конкретному участковому? Только ценой таких трагедий?

После смерти дочери Светлана на месяц попала в психиатрическую больницу – не могла принять и пережить случившееся. Моральные страдания и настоящий шок пережили и до сих пор переживают все родственники Кристины. И поэтому адвокат семьи готов обжаловать решение областного суда в части суммы выплат. «Считаю, что 800 тысяч для этой семьи – несправедливое решение, – говорит Олег Костиков. – Но что еще хуже, для больницы это вряд ли станет уроком – сумма не настолько значительная, повторюсь. И мне, конечно, непонятно, почему суд счел возможным присудить и отцу, и матери девочки равнозначные компенсации. Безусловно, страдания отца трудно себе даже представить, но Светлана, мать девочки, месяц провела на лечении, самостоятельно не могла выкарабкаться из этого горя». 
Представители больницы, говорит адвокат и подтверждают родители Кристины, отрицали свою вину, хотя при этом с доводами судмедэкспертизы соглашались. Новых доказательств своей невиновности медики так и не представили. Привлеченные в качестве третьих лиц фельдшер Чухланцева и терапевт Любимова в суд так и не явились. Искренних извинений от врачей, говорит Светлана, Сысоевы так и не дождались.

«В больницу – ни ногой»

Сейчас Сысоевы ждут девочку – Светлана родит в феврале. Она говорит, что до трех месяцев даже не покажется в детской поликлинике, чтобы малышка не подхватила никакую инфекцию. «Куплю домой специальные весы, пусть приходят, наблюдают за нами дома, – говорит Светлана. – Ни за что не буду рисковать. Я уже слишком дорого заплатила за свою доверчивость». 
Иллюстрация в анонсе: семейный архив
hotel logo
Копировать ссылку
Поделиться в соцсетях:
Читайте также
Комментарии
Комментарии для сайта Cackle
Популярные новости
Вход

Через соцсети (рекомендуем для новых покупателей):

Спасибо за обращение   

Если у вас возникнут какие-либо вопросы, пожалуйста, свяжитесь с редакцией по email

Спасибо за подписку   

Если у вас возникнут какие-либо вопросы, пожалуйста, свяжитесь с редакцией по email

subscription
Подпишитесь на дайджест «Выбор редакции»
Главные события — утром и вечером
Предложить новость
Нажимая на кнопку «Отправить», я соглашаюсь
с политикой обработки персональных данных