«Глобус» на районе: Марсяты

Автор 13/06/2014 | Просмотров: 254

Марсята – поселок, который территориально входит в состав Серовского городского округа, но практически все дорожное сообщение туда и обратно завязано на Краснотурьинск. В середине прошлого века это был самостоятельный поселок – рудник Марганец, где, как следует из названия, добывали марганцевую руду. Из-за истощения запасов руды рудник закрылся, а поселок Марганец стал частью Марсят.

"Сей крест установлен в память крещения Сосьвинских вогулов митрополитом Филофеем Лещинским в 1714 году", - гласит табличка на кресте , установленном на берегу Сосьвы. Фото: газета "Глобус".

«Сей крест установлен в память крещения Сосьвинских вогулов митрополитом Филофеем Лещинским в 1714 году», — гласит табличка на кресте , установленном на берегу Сосьвы. Фото: газета «Глобус».

Население самих Марсят сейчас до 500 человек не дотягивает. Когда-то здесь работал большой лесокомбинат с собственным автопарком, столовой, но в конце прошлого века он начал умирать, а потом и вовсе закрылся. Часть взрослого населения занята работой на железной дороге, в бюджетной сфере и предпринимательстве, скажем так. В основном, это перепродажа продуктов или что-то, связанное с лесопереработкой. Новых рабочих мест нет.

И ныне там

У нас, корреспондентов «Глобуса», в Марсятах есть любимое место. Это подвесной мост через Сосьву. Во-первых, он крайне живописен; во-вторых, власти его постоянно обещаются отремонтировать…

Мост который соединяет Петрово и Табор в аварийном состоянии уже давно. Ходить по нему опасно говорят местные жители

Тот самый постоянно ремонтируемый (?) мост. Фото: газета «Глобус».

IMG_9810

– Ремонт был как-то давно, но толку от него нет. Люди по мосту ходить боятся. А когда с реки сильный ветер, он так и норовит сдуть в воду. В деревне Петрово, куда ведет этот мост, живут старички, всего 5 или 6 дворов, – говорит кассир местного магазина продовольствия Наталья Костина.

Миновав хлипкое сооружение, попадаешь на узенькую тропинку. Шагаешь по ней около двух с половиной километров, минуешь выкошенное футбольное поле с деревянными воротами (новоколинцы бы, наверное, обзавидовались) и пару ручьев, попадаешь в маленькую деревеньку под названием Петрова.

Поле, футбольное поле...

Поле, футбольное поле…

Центральная, она же единственная, улица проходит вдоль речки. На улице ни одного человека. На мостке у реки тазик с бельем, у забора лежит велосипед, все ворота и калитки закрыты. В каждом втором доме либо нет стекол в окнах, либо окна заткнуты подушками. Собаки не лают, петухи не кукарекают, даже комаров нет – жизнь замерла. Тишина…
Первые живые существа – две коровы на дороге. Вскоре на дорогу выскочила собака, доверчиво повиляла хвостом и начала ластиться. Вот и люди.
Михаил занимается ремонтом гаража для своего трактора, называет его не иначе, как «наш кормилец»:

– Выручает. Пашем, сено возим – все на тракторе. Двух коров держим, благо сейчас покосов много. Колхоз развалился, все поля бросили, так что с сеном у нас проблем нету. Огороды свои. Рыбалкой занимаемся, ловим окуней, щук, чебаков. Крупной рыбы нет, но нам и мелкой хватает. Сейчас рыбы нет – вода спала, а она только по большой воде заходит, – рассказывает Михаил.

Над дверью в дом висит большая высушенная голова щуки. Раскрытая пасть «улыбается» острейшими зубами.

Трофей.

Трофей.

– Щука была небольшая – 8 кило. Щуку эту друг мой поймал. Она здесь уже два года висит, – кивает головой в сторону страшилища Михаил.

Он приехал в Петрова из Кабардино-Балкарии в 1989 году. Тогда в деревне еще было подсобное хозяйство, скотину держали – два скотных двора стояли.

– Я с юга сюда приехал, там работы не было. Тогда еще Горбачев семейные подряды создавал. Мать сюда поехала по объявлению в газете. Здесь ферму сделали под семейный подряд, – вспоминает былое Михаил, который уже не работает: «на группе по инвалидности». – Здесь везде вокруг сажали, техники много было, народу много было. Я когда-то работал в леспромхозе, лес грузил на лесовозах. Сейчас деревни уже нету. Уезжают люди.

Основными неудобствами в быту петровцы называют то, что до магазина идти далековато. Ну и мост, конечно…

Жить, не спеша…

Многие дома в поселке находятся в аварийном состоянии, колодцы, где сельчане берут воду тоже. Капремонта ни того ни другого в ближайшее время не предвидится.

– Ремонты делать необходимо, так как дома в прямом смысле рушатся, и это несмотря на то, что практически все вносят плату за жилье своевременно. В моем доме был проведен ремонт и толку от него никакого. Дом промерзает зимой, утеплителя в срубе практически не осталось. Весной протекает крыша. В подполье нельзя ничего хранить, потому что с первыми заморозками все приходит в негодность. Не справляется даже печка, – жалуется сельчанка Галина Бусыгина.

С транспортом в поселке тоже целая история. Маршрутка до «Большой земли» – Краснотурьинска – ходит. Не ходит только в четверг и во вторник. И то водитель жалуется и грешит на марсятские дороги: не поеду, говорит, я в Марсяты больше. А то день катаешься, день – ремонтируешься. Стоит одна поездка 77 рублей, скататься туда и обратно выходит 150.

– Основная проблема – попасть на прием к врачу. В Краснотурьинске нас не принимают, так как мы относимся к Серову. Поэтому добравшись до ближайшего города, мы меняем маршрутку и едем уже в Серов. В итоге, чтобы все это провернуть приходится потратить около 300 рублей. И так каждый раз, – объясняет Наталья Костина.

– Проблема еще в том, что мы не можем так просто вызвать скорую или пожарную команду. Скорая из Краснотурьинска не едет, так как мы относимся к Серову. Пожарной части у нас нету, а пожары случаются часто, – говорит Галина Бусыгина. – Посмотрите сами на наш клуб. Ладно мы вовремя заметили возгорание, потушили своими силами. А по большому счету это очень большая проблема.

Так клуб выглядит сейчас

Так поселковый клуб выглядит сейчас…

Внутри клуба строительные материалы и другие необходимые для ремонта принадлежности.

Внутри клуба строительные материалы и другие необходимые для ремонта принадлежности.

Из-за чего произошел пожар, не знает никто. Основная версия – замыкание в электропроводке. Есть версия, что клуб загорелся от искры, но откуда она там взялась неизвестно, кочегарка в тот день не топила. Сейчас клуб ремонтируют. Работой занимаются южные люди, которые малопонятно изъясняются по-русски.

В Андриановичах, которые от Марсят, в принципе, не так и далеко, сейчас возводят пожарное депо. Но марсятовцы на него не больно-то и рассчитывают.

– Они же к нам не поедут. Просто потому, что дороги нет, – говорит Светлана, жительница поселка. – Есть дорога через отстойник. Но дорога эта крайне убита. И проехать по ней – геройство. Никто там не ездит. Почему ее не отремонтируют? Нам сказали, что неизвестно у кого на балансе она числится. А с Андриановичей пожарным ездить через Краснотурьинск, так это слишком большой круг получается…

– Если пожар, то машина едет из Серова, своего депо нет. Вот клуб загорелся, мы на них и не рассчитывали. Подключили помпы, мужики давай обшивку со стен горящую срывать, только чтобы дальше не пошло пламя. Нас спасло то, что ветра не было, – рассказала Татьяна Старцева.

И поведала еще об одной марсятовской проблеме:

– В деревне нет освещения. Ладно что сейчас лето, это вопрос не так важен, а в зимний период после захода солнца на улице, хоть глаз выколи. Это просто ужас. До города не добраться, а про поезда тут уже все забыли. Они проходят мимо, на нашей станции не останавливаются, только пригородные. На них утром можно выехать, а вечером обратно никак – поезда нет. Это считается поездом дальнего следования. Билет на него стоит около 400 рублей. И эти деньги отдаешь всего за час езды.

Многих сельчан беспокоит отсутствие рабочих мест и предприятий.

– Большая часть жителей трудится на местной железнодорожной станции. Немного рабочих мест остается в школе и детском саду. Больше работы нет. Собственные фермы открывать дорого. Например, мой муж хочет сделать пруд. Но как это осуществить? Нужны большие деньги, а власти в этих вопросах нам вряд ли помогут, – говорит кассир Наталья Костина.

«На горке», это марсятский микрорайон, еще минувшей зимой открыл шпалорезку Иван Васильев. Шпалорезка расположилась в том самом доме, где до этого «пожарка» была. Мал-мала работа, мал-мала занятость…

А власть в поселке олицетворяет с недавних пор руководитель территориального отдела поселка Ларьковка Людмила Вокуева, которой «приписали» Марсяты.

– Ездит она с Андриановичей в пятницу и субботу. В остальное время ее замещает инспектор. На обращения жителей реагирует своевременно, многим помогает, так что на власть мы не жалуемся, – поделилась Татьяна Старцева.

Гордость Марсят – клуб, школа и музей

Что по настоящему хвалили жители Марсят, так это местный клуб и школьный музей.

– Клуб действует у нас очень хорошо. Его персонал работает на совесть, – похвалила очаг культуры Наталья Костина. – Заведующая клубом Ирина Анатольевна Рак – умничка. Все организовывает так, что на мероприятия приходят и стар, и млад. Все ходят с удовольствием.
Школа в поселке небольшая, но ее директору есть о чем рассказать.

Стены местной школы расписаны. Памятные надписи выпускников разных лет.  Традиция расписывать дерево школьных стен - стара, говорят местные.  Фото: газета "Глобус".

Стены местной школы расписаны. Памятные надписи выпускников разных лет. Традиция расписывать дерево школьных стен — стара, говорят местные. Фото: газета «Глобус».

– Наша школа выпустила многих учеников, и скоро мы будем ждать их в гости, на встречу выпускников. Некоторые уже посетили родную школу накануне большого юбилея поселка (в этом году Марсята празднуют 300-летие – ред.), – рассказывает Розалия Синцова, директор МКОУ СОШ поселка Марсяты.

В этом году школа выпустила из 9-го класса двух учениц.

Не хватает лишь школьного автобуса, – считают педагоги. Он необходим, чтобы привозить учащихся из различные районов. И, конечно, возить детишек в детский сад.

– Сейчас этот вопрос решается. Из Красноглинного нам планируют передать “ГАЗель». Своими силами пытаемся отремонтировать гараж при школе, а трудность заключается в том, чтобы найти водителя, – говорит Розалия Синцова.

В школе 13 педагогов. В будущем году учебному заведению исполнится 45 лет, эту дату планируют отметить широко. На 2014-2105 учебный год примут 6 первоклассников и всего учащихся станет 25 человек.

Достопримечательность марсятской школы – музей. Вернее, музеи. Сначала их было три, но потом осталось два.

Основной из школьных музеев называется «Русская старина», организован в 1995 году по инициативе педагогов и выпускников. Раньше в помещении, которое сейчас занимает музей, был кабинет военного дела. В середине 90-х эту дисциплину упразднили и учителя решили собрать в кабинете артефакты старины, что еще оставались в домах марсятцев.

– Начали экспозицию с семейных портретов, что висели в крестьянских избах 19-20 веков. Еще есть вышивка. Среди работ могу отметить работу Вячеслава Евлампиевича Есаулкова – по суриковским мотивам. Мужчины вышивали и не считали это зазорным! Хорошо сделанная работа — это хорошо сделанная работа! – говорит смотритель музея Валентина Григорьевна. – Мы когда продумывали идею музея, решили, что каждую ветвь в эспозиции учащиеся должны использовать. Вот, например, нумизматика. Она представлена у нас только 20 веком. По ней даем задания: рассказать, например, о старинных мерах веса, длины. Много собрали в свое время зеркал. Ссе они самодельные: оклад и накат делались вручную. На прошлой неделе ходили мы в экспедицию в деревню Петрова за «трофеями» и увидели там два зеркала: изящные, ближе к купеческому быту. Нашли еще диван. Видели, может быть, диваны кожаные с высокой спинкой. Их часто на сценах в театрах выставляют, когда, например, Островского ставят. Тоже отдают. Я рада…

Валентина Григорьевна, смотритель марсятского музея, уверена, что увлечение  историей помогает школьникам  помить о своих корнях. Фото: газета "Глобус".

Валентина Григорьевна, смотритель марсятского музея, уверена, что увлечение историей помогает школьникам помить о своих корнях. Фото: газета «Глобус».

Еще в музее есть прялки разных видов, ибо вязание теплых носков было святой обязанностью каждой уважающей себя хозяйки. Качалка из лозы – тростник растет по сосьвинским берегам. Но сегодня никто в Марсятах лозоплетением не занимается.
Второй музей посвящен Великой Отечественной войне и трудовой славе жителей Марсят. Весомое место отведено Борису Дидковскому — одному из четырех членов Уралсовета, подписавшему бумагу о расстреле царской семьи, инженеру из Кытлыма, где добывалась платина, а потом – главе Уралплана.

ЕСТЬ ЧТО РАССКАЗАТЬ ЖУРНАЛИСТАМ ПРО МАРСЯТЫ? ЗВОНИ:

38-2-41, 38-2-44

ПИШИ:

[email protected]




Поделись новостью в социальных сетях




  • fishbone

    На 2-ом и 3-ем фото мост в деревню Петрово.Я летом в 1977 г.
    был направлен в составе бригады на тушение пожаров туда от
    мет.завода.Страшно подумать:прошло то ведь уже 37лет!!!Спали
    в клубе.Находились там 8-10дней.По этому мосту я проходил 2
    раза.До этого никогда по такому мосту не ходил.Было непривыч-
    но.

  • Ирина Геннадьевна

    Если возможно,помогите узнать историю моих предков.Бабушка Есаулкова Анфиса Степановна 1907 г.р. Дед Перов Алексей Григорьевич 1900г.р. их сын-Перов Геннадий Алексеевич (1935 г.р)был рождён в пос.Марсаты,Ивдельский р-он.Так написано в свид-ве о браке,это мой отец,ещё у них было трое детей:Юрий,Нина,Валентина.Так вот я хотела узнать о Есаулковых,родственниках со стороны бабушки,кто они были ,чем занимались…О дедушке-Перове А.Г. он,кажется,был партийным работником,направлен на Урал во время коллективизации…Может Кто-то что-то знает,может сохранились какие-то документы,ПОЖАЛУЙСТА,помогите разобраться.Буду рада любой информации.Дома не принято было говорить о прошлом…Что-то мешало отцу рассказать о родителях.Я хочу разобраться.

Заметили ошибку в тексте?

Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter
Реклама

Новости Серова в вашем почтовом ящике. Еженедельно.

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными материалами www.serovglobus.ru.

Никакого спама. Все только по делу. Обещаем.

Нажимая на кнопку "Подписаться", вы подтверждаете, что даете согласие на обработку персональных данных.