Блог. Андрей Гребенкин: «Убитый директор… по ошибке»?

Автор 24/06/2016 | Просмотров: 994

В юбилейный, 120-й год со дня первой плавки стали на Надеждинском сталерельсовом заводе, вспомним одного из первых его директоров, застреленного прямо на территории предприятия у мартеновского цеха

События более чем вековой давности хорошо показывают, к чему приводит терроризм в период политического и, как следствие, экономического кризисов в стране. В годы Первой русской революции в России в результате различных революционных брожений повсеместно происходили демонстрации, манифестации, стачки, восстания и бесчинства.

Только за два года (с 1905 по 1907) было убито и ранено более 9 тысяч человек. Непосредственно в 1907 году в среднем в день в царской империи погибало до 18 человек. Среди жертв были генерал-губернаторы (8 чел.), околоточные надзиратели (125 чел.), стражники (257 чел.), городовые (346 чел.), фабриканты и старшие служащие на фабриках и заводах (54 чел.), духовные лица (12 чел.). Не обошла волна анархии тех лет и наш Надеждинский поселок.

Яркие приметы

В мае 1905 года в Надеждинске был создан Совет депутатов рабочих, которые выдвигали властям свои требования.
По инициативе Михаила Горшкова, одного из активных членов Совета, была организована рабочая боевая дружина. Горшков причислял себя к эсерам, всегда призывал к террору. Вечно возбужденный, нервный молодой человек, горячо требовал стрелять все равно как, когда, но стрелять. Занятия по стрельбе боевая дружина проводила за рекой Каква.

Лозунги и флаги «Долой монархию!», «Да здравствует свобода и народное правительство!», листовки «Долой деспотическую власть!», сходки в Народном доме, пение «Марсельезы» и «Дубинушки», подстрекательство не выходить на работу, крики «перевешать всех», избиения толпой зачинщиков, желание сжечь их всех в Народном доме, надругательство над православными святынями – яркие приметы того времени…
Вскоре в поселке появилась рота солдат, а в январе 1906 года Надеждинский завод объявлен на положении чрезвычайной охраны. Все эти события сказались, конечно же, и на экономике предприятий. В том числе, Богословское горнозаводское общество (БГО) оказалось на грани банкротства.
Чтобы спасти предприятие от полного закрытия, из Петербурга прибыли главный инженер БГО Цейдлер и главный инженер Фигнер, которые ввели непопулярные (как сейчас принято говорить) меры: снижение заработной платы у заводских рабочих, уменьшение выходных дней, многократное увеличение оплаты за жилье и дрова, установление платы за помывку в бане. Все это только добавило дров в «топку митингов, борьбы и погромов».

Интересный факт
«С 1907 года Верхотурский уезд слывет одним из самых пьяных уездов России, занимая в этом отношении самое почетное место в стране. В Верхотурском же уезде печальную славу наиболее пьяных местностей оспаривают между собой Нижнетуринская волость и Надеждинский завод». (Из Летописи Надеждинского Спасо-Преображенского собора).
Кстати, в отряде Лбова существовал «сухой» закон; все захваченное спиртное разбивалось вдребезги, до единой бутылки. Нарушителям этой дисциплины грозил расстрел на месте.

«Лесные братья»

22 августа 1907 года вышел приказ об увольнении 200 рабочих прокатного отделения и 56 сверхштатных рабочих мартеновского цеха, так как это производство стало убыточным из-за «неудовлетворительной работы рабочих, крайней их разнузданности и отсутствием дисциплины» – отмечалось в письме пермскому губернатору. Завод еле-еле держался на плаву…

В это же время в поселке появилась пермская группа «лесных братьев» во главе с Александром Лбовым, которая под красными знаменами и с пением революционных песен совершала различные террористические акты по всему Уралу. Позже это массовое политическое движение назовут «лбовщина». Именно в Верхотурском уезде Лбов провел самую крупную свою акцию, потрясшую всю Россию.

«В Надеждинском заводе, – рассказывал сам Александр Михайлович, – производился полный разгром, участвовало там более 500 человек, и наш план был такой, чтобы овладеть всем Богословским округом…» Лбовцы убили директора завода К.Н. Прахова, спалили заводскую лесопилку, пустили под откос поезд на ж.-д. линии, соединяющей Надеждинский и Богословский заводы, ограбили почтовое отделение и контору Туринского рудника.

Основная версия тех лет: директора Надеждинского завода убили по ошибке, жертвой должны были стать инженеры Цейдлер и Фигнер, отдавшие приказ о массовом сокращении рабочих. Но после «всплыли» показания одного из «лесных братьев» Федора Тихомирова, которые опровергают убийство Прахова, совершенное «по ошибке». Наоборот, оно было запланировано и осуществлено надеждинской разновидностью революционеров.
Последнюю версию подтверждает и рапорт помощника полицмейстера Н.Н. Церешкевича, который писал, что все преступления совершены местными рабочими: «Произведя целый ряд разведок, я окончательно убедился, что никакой пришлой шайки в пределах БГО нет, что оперируют здесь местные обыватели с рабочими заводов».

Убийство директора Прахова, а вместе с ним и заведующего коммерческой частью Богословского округа, дворянина Г.О. Сципио – так и осталось нераскрытым. В эти же дни была ограблена винная лавка в Филькино, подожжена винная лавка в Надеждинске…
За порядком следили отряды казаков, ингушей и две роты Псковского полка. В результате через день после убийства директора, 24 августа, завод был закрыт, началось массовое выселение рабочих. В течение недели предприятие покинуло более 2 тысяч человек. Возобновил свою работу Надеждинский завод только спустя три месяца – 25 ноября 1907 года.

На памятнике высечены слова: «Горный инженеръ Константинъ Николаевичъ Прахов. Скончался 22 августа 1907 г. 38 лет». Фото: Андрей Гребенкин, «Глобус»

На памятнике высечены слова: «Горный инженеръ Константинъ Николаевичъ Прахов. Скончался 22 августа 1907 г. 38 лет». Фото: Андрей Гребенкин, «Глобус»

могила Прахова

У церковных стен

К сожалению, об убитом директоре Надеждинского завода Прахове известно ничтожно мало, нет даже его фотографии.
Константин Николаевич был горным инженером. Примерно с 1902 года работал в Богословском горнозаводском обществе. Жил в Богословске (ныне г. Карпинск). В самое трудное время не побоялся возглавить наше предприятие, но проработал в должности директора всего лишь не более года.
У церкви в честь Казанской иконы Божией Матери в Карпинске каким-то чудом осталась не тронутой до наших дней небольшая территория старого приходского кладбища с захоронениями и памятниками середины 19 – начала 20 веков. Уникальное место для всего северного округа.
Сохранилась здесь и могила застреленного директора Надеждинского завода – невинной жертвы Первой русской революции. Она располагается рядом со входом в церковь, а благодарные потомки изготовили ажурную железную оградку в виде часовни с православным крестом сверху.
Большую лепту в сохранение и реставрацию местных старинных захоронений внес известный на всю округу народный целитель-травник, кандидат биологических наук Михаил Эрикович Бураев.

Казанская церковь, г. Карпинск. Построена в 1841 году. Фото: Андрей Гребенкин, «Глобус»

Казанская церковь, г. Карпинск. Построена в 1841 году. Фото: Андрей Гребенкин, «Глобус»

«Не знаем, не видели…»
Из рапорта помощника Пермского губернского полицмейстера Н.Н. Церешкевича Пермскому губернатору от 30 августа 1907 года.
«22 (августа) в 4 часа дня директор Прахов был в заводе, в конторе мартеновского цеха, куда к нему пришел Спицио, только что приехавший из Богословска. Прахов, выйдя из конторы, направился через площадку к мартеновскому цеху, с ним шел и Спицио. На площадке собралось много рабочих, в том числе и уволенные рабочие мартеновского цеха (56 человек), которые подойдя к Прахову начали просить выдать им на дорогу денег по 20 рублей каждому. Прахов заявил рабочим, что со своей просьбой они должны обратиться к администрации завода. В это время раздался залп и Спицио упал на рельсы, а Прахов побежал в сторону цеха, но сраженный вторым залпом, тоже упал. Спицио был убит на месте, Прахов, раненный тремя пулями, умер в 12 часов ночи. После залпов среди рабочих произошла страшная паника. С криком: «Спасайся, ребята!» все разбежались в разные стороны. Когда я прибыл в завод, то на площадке рабочих уже не было, они большими группами стояли у своих цехов. Приступив немедленно к опросу рабочих, выяснить убийц не представлялось возможным ввиду того, что все рабочие отвечали одно и тоже: «Не знаем, не видели, мы там не были».

Андрей Гребенкин

Игорь Фомичев

[email protected]

comments powered by HyperComments



Поделись новостью в социальных сетях




Заметили ошибку в тексте?

Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter
Реклама

Новости Серова в вашем почтовом ящике. Еженедельно.

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными материалами www.serovglobus.ru.

Никакого спама. Все только по делу. Обещаем.