Блог. Андрей Гребенкин: «Чьи имена носят улицы Серова»

Автор 19/11/2016 | Просмотров: 606

 

 

Прогуливаясь или проезжая по улицам г. Серова, мы зачастую и не задумываемся, в каком году данная улица получила название и почему именно такое. И это, в общем-то, правильно, так как названия улиц и площадей – это в первую очередь всего-навсего слова-ориентиры. Но в то же время они одновременно являются еще и памятниками истории, языка, культуры, духовных традиций и образа жизни.

К сожалению, исторических названий (как и зданий) в нашем городе сохранилось не так уж и много. Один из ярких примеров – это ул. Загородка, которая располагается вблизи Надеждинского металлургического завода, а дома на этой улочке еще «помнят» первых инженеров-строителей нашего градообразующего предприятия.

Улицы Литейщиков, Сталеваров, Машинистов, Металлургов, Строителей, Ферросплавщиков, Пекарей, Электриков и т.д. – словно рассказывают, что город наш трудовой и, как любили писать раньше на транспарантах: «Нет на свете выше звания, чем рабочий человек!»

А сколько «изюминки» в местных названиях улочек, таких как Береговая, Надеждинская, Березовая, Зеленая, Круглая, Короткая, Овражная, Белореченская, Лебяжья, Ключевая… Так и хочется сходить и посмотреть: на самом ли деле ул. Круглая так кругла, а ул. Короткая так коротка? Интересны всегда такие названия.

Удостоились чести в названиях улиц и многочисленные великие русские писатели и поэты, а также герои Великой Отечественной войны и революционеры. Кстати, о последних. Если в дела городской топонимики влезает политика – тут же исчезает все историческое наследие и появляется искаженное прошлое.

Исторический факт. После 1917 г. в России началась массовая идеологизация географических названий путем переименований, осуществляемых на всех уровнях. В период с 1919 по 1985 год в Советском Союзе из 700 000 географических названий более половины оказались переименованными.

«Топонимической чертополох»

Наш город, как и тысячи населенных пунктов в России, после революционных событий 1917 года пережил длительный период массовых переименований как самого города, так и его улиц. Причем и город, и некоторые улицы и площади переименовывались неоднократно в угоду политическому курсу правящей партии и в зависимости от того, кто в очередной раз становился «врагом народа».
Исчезли исконные названия улочек Церковная, Мостовая, Клубная, Надеждинский проспект, Церковная площадь. Практически не осталось на карте города таких исторических обозначений улиц как Линии (наша местная «изюминка»). А вместо них появился «обязательный мемориальный набор для населенных пунктов СССР». И, конечно же, центральная улица города идеологически правильно была названа в честь вождя революции Ленина, с памятником около Горкома КПСС.

В следующем году исполнится сто лет со дня свершения Великой Октябрьской социалистической революции. Всего лишь век прошел, а как все изменилось в стране, как все переосмыслилось. Революцию принято называть переворотом, а некоторых ее идеологов, героев и вождей – террористами. И в этом, несомненно, есть здравый смысл. Во имя абстрактного «светлого будущего», коммунизма (который так и не наступил), были убиты миллионы людей. Разве могут быть герои в братоубийственной войне?

Из 364 улиц и переулков города семь десятков улиц так или иначе связаны с революционными событиями и именами. В названиях улиц до сих пор остался советский топонимический «новояз»: Красногвардейская, Красноармейская, Пролетарская, Народной мести, Советская, Февральской Революции, Октябрьской Революции, 10 лет Октября, 40 лет Октября… Что эти названия обозначают сегодня? Какую историю и память? Одним жителям они напоминают о годах собственной юности, трудной и горячей, но полной радужных надежд на светлое будущее. Для других служат зловещим напоминанием о кровавых расправах.

А что делали в нашем (и во всех российских городах) товарищи с «неудобопроизносимыми» именами Карл Либкнехт, Фридрих Энгельс, Карл Маркс, Клара Цеткин, Роза Люксембург? Прежний политический строй и советская идеология ушли в небытие, а «вожди революции», «классики марксистского учения», «соратники», «стражи» и многочисленные «предчувствующие», «сочувствующие», «соучаствующие» – остались в названиях улиц.
Жаль, что до сих пор нет у нас улиц в честь основателей завода и поселка Половцовых, горного инженера Ауэрбаха, первого инженера Надеждинского завода Мещерского. Хотя в последние годы и звучали призывы то установить памятник Надежде Михайловне Половцовой на Преображенской площади, то хоть как-то вписать в местную историю имя Александра Андреевича Ауэрбаха. Но пока это только разговоры.
Зато со спокойной душой ходим по улицам Жданова, Фрунзе, Кирова, Павлика Морозова, Крупской, Кирсановой, Малышева…

«Его имя наводило ужас»

Возьмем, к примеру, ул. Урицкого. Не многие сегодня сходу могут сказать, в честь кого названа эта улица. Хотя если и ответят: революционера, то, как обычно, не ошибутся.

Действительно, Моисей Соломонович Урицкий – революционер, председатель Петроградской ЧК, являлся одним из первых организаторов «красного террора». «Светлый гений революции» был не так уж и светел, хотя и считается, что он был «противником расстрелов вообще».
По распоряжению Урицкого были расстреляны демонстрации рабочих, возмущенных действиями новой власти; подвергнуты пыткам, а затем убиты офицеры Балтийского флота и члены их семей. Несколько барж с арестованными офицерами были потоплены в Финском заливе. Петроградская ЧК обрела репутацию поистине дьявольского застенка, а имя ее главы наводило ужас.

Моисей Урицкий. Фото: oskolki.moy.su

Моисей Урицкий. Фото: oskolki.moy.su

По распоряжению Моисея Соломоновича в апреле 1918 г. был создан первый в России концентрационный лагерь (концлагерь). Но вскоре, 30 августа 1918 года, председатель Петроградской ЧК был убит. Уже на следующий день в Петрограде и Кронштадте «в память» о революционере было расстреляно почти полторы тысячи заложников.

В советское время имя этого человека было известно многим. Особенно курильщикам, обожавшим папиросы «Беломорканал» фабрики им. Урицкого. Они считались лучшими в стране, в которой 665 площадей, улиц и переулков названы в честь Моисея Урицкого.

«Фурия красного террора»

Земляки… Хорошее, доброе русское слово, обозначающее не только географическую общность людей, но и родство душ, единство корней, влюбленность в свою землю…
Только не впадайте в лирические размышления, когда проходите по серовской улице Землячки. Здесь мысли о прекрасном и о каком-то родстве душ – вопрос, как говорится, спорный и вряд ли уместный. Улица названа в честь Розалии Самойловны Самойловой (урожденной Залкинд), революционерки, вошедшей в историю как одна из организаторов «красного террора» в Крыму в 1920–1921 гг.

Свою первую партийную кличку Демон (впоследствии Землячка) она полностью оправдала жестокими, до фанатизма, расправами и массовыми расстрелами жителей полуострова и пленных офицеров Русской армии. Ей же, как секретарю обкома партии, принадлежал негласный рекорд времен «красного террора»: под руководством этой женщины только в одну зиму были казнены без суда и следствия 96 тысяч человек. Точную цифру убитых в те годы до сих пор никто назвать не может.

Розалия Землячка. Фото: klin-demianovo.ru

Розалия Землячка. Фото: klin-demianovo.ru

Остались лишь воспоминания, что «пулеметы в Крыму работали не переставая», и слова Землячки: «Жаль на них патроны тратить. Топить. И все». Приговоренных к казни собирали на баржу, привязывали к ногам камни и сбрасывали в море. Потом рыбаки, выходившие на лов, видели, как в воде стоит армия мертвецов. «Черное море покраснело от крови». Розалия не только давала приказы на уничтожение людей, но и активно, с садизмом и особой жестокостью, принимала участие в казнях.
Очевидцы вспоминали: «Окраины города Симферополя были полны зловония от разлагающихся трупов расстрелянных, которых даже не закапывали в землю. Ямы за Воронцовским садом и оранжереи в имении Крымтаева были полны трупами расстрелянных, слегка присыпанных землей, а курсанты кавалерийской школы (будущие красные командиры) ездили за полторы версты от своих казарм выбивать камнями золотые зубы изо рта казненных, причем эта охота давала всегда большую добычу».

Умерла Розалия Соломоновна в 70-летнем возрасте. Прах революционерки захоронен в Кремлевской стене. А во многих городах России улицы носят имя в честь Землячки («фурии красного террора», как назвал ее писатель Александр Солженицын). А другой писатель, очевидец крымских событий Иван Шмелев, написал одну из самых трагических книг за всю историю человечества – «Солнце мертвых», которая актуальна и сегодня, особенно для тех государств, где происходит братоубийственная война.

«Он просто бросил бомбу»

В постсоветское время в некоторых российских городах улицы в честь Ивана Платоновича Каляева были переименованы. В нашем же городе это до сих пор одна из центральных улиц, проходящая по соседству с ул. Ленина.

Кстати, первым в местной печати с предложением переименовать эту улицу выступил о. Сергий, настоятель Спасо-Преображенского храма: «Я не говорю о революционных названиях улиц, но имя Каляева, террориста и цареубийцы, до сих пор носит одна из центральных улиц города. Мы много слышим сейчас о терроризме и террористах, а сами готовы жить на такой улице… Было бы разумно переименовать эту улицу в ул. Восточная, так как она уходит в новый и красивый микрорайон» («Глобус» №13 от 30 марта 2016 г.).

Иван Каляев. Фото: liveinternet.ru

Иван Каляев. Фото: liveinternet.ru

Действительно, Иван Каляев был членом боевой организации эсеров, созданной для осуществления террористических актов. Принимал участие в организации покушения на министра внутренних дел В. Плеве. А в феврале 1905 года он бросил бомбу в карету, в которой ехал Великий князь Сергей Александрович, московский генерал-губернатор, дядя императора Николая II.

В связи с этим событием, а отнюдь не благодаря своим стихам, и вошел в анналы истории Каляев (партийная кличка Поэт). А еще он «прославился» резкими высказываниями. Он считал, что террор является задачей номер один, перед которой блекнут все другие задачи революционной борьбы. «Не мы должны бояться, – нас должны уважать. Террор – сила. Не нам заявлять о нашем неуважении к ней… Я верю в террор больше, чем во все парламенты мира».
27-летнего Ивана приговорили к смертной казни через повешение.

Облик города

Всего лишь три примера названий серовских улиц… А сколько их еще? Можно много рассказать и про вождя мирового пролетариата Владимира Ленина, в честь кого названа главная улица, и про Якова Свердлова, имя которого до сих пор носит область.
Тиражированные тысячами обезличенные имена, идеологические понятия и термины до настоящего времени «украшают» наши города и веси. Сегодня весь мир борется против терроризма, насилия и убийства. А чему учат подрастающее поколение некоторые «улошные» топонимы? Какие системы ценностей и какой патриотизм они формируют?
Есть о чем задуматься и порассуждать.

Андрей Гребенкин
[email protected]

Придуманный советский героический эпос

Надеждинский проспект, главная улица города (сегодня ул. Агломератчиков), носила имя в честь Надежды Михайловны Половцовой, в честь которой и наш город изначально назывался Надеждинск.

С декабря 1921 г. по май 1922 г. заседала комиссия исполкома по наименованию улиц Надеждинска. И к чему пришли? В связи с тем, что изменилась политическая ситуация, решили этот проспект переименовать в Ленинский, в честь вождя революции. Тем более что в декабре 1917 года Ленин подписал декрет о национализации Богословского горного округа.

Ленинский проспект существовал до 60-х гг., но пришел в убогое состояние. А центр города постепенно переместился к улице Демьяна Бедного (которая шла от Сортировки до угла ул. Толстого). И эту улицу переименовали в ул. Ленина. Через несколько лет она продолжилась в сторону Нового поселка, и ул. Артема Сергеева была присоединена к ул. Ленина. Да и здание исполкома было построено там, где сейчас находится городская администрация.

Конечно же, многие названия улиц связаны с историей Советского Союза.

Яков Свердлов, руководитель уральских большевиков, был одним из ближайших соратников Ленина. Играл заметную роль среди профессиональных революционеров. Но мы с вами знаем и другое: Свердлов и Ленин причастны к убийству царской семьи.

Разве может человек, который санкционировал массовые казни и «красный террор», иметь право на долгую память о себе?

К тому же сын Свердлова работал в НКВД, проявил себя очень жестоко. Во время следствия его любимым занятием (или методом дознания) было зажимание между косяком и дверью рук подследственного и ломание пальцев. Это о чем говорит? О варварстве.

Сегодня есть несколько предложений переименования ул. Ленина: или в Надеждинский проспект, или в проспект Ауэрбаха, основателя нашего города, которому посвящена лишь скромная табличка над центральным входом на территорию метзавода. И все. Основателей населенных пунктов чтут везде, но, к сожалению, только не у нас.

Сегодня вопросы городской топонимики зависят от местной Думы. И даже спрашивать совета у горожан не надо. Названия улиц – это прерогатива местных властей. Но, к сожалению, наше общество и городская власть еще не готовы к этим преобразованиям.

Конечно, было бы неплохо установить памятник Ауэрбаху, но это будет дорогой подарок городу. Поэтому переименовать ул. Ленина в проспект Ауэрбаха будет менее затратно, чем установить памятник.

На сегодняшний день уже нет советского государства, но есть, например, ул. Советской Конституции. Вроде бы хорошо, но Советской Конституции давно уже нет и в помине.

У нас достаточно земляков, в честь кого можно переименовать «советские и революционные улицы». Это и Герои Социалистического труда (на сегодняшний день только одна улица носит имя Героя соцтруда Нахабина, директора ферросплавного завода). Я уж не говорю о людях, которые воевали и награждены орденом Ленина и Золотой Звездой Героя Советского Союза. Сегодня это только проспект Серова, ул. Маркова и Фуфачева.

Поэтому, несомненно, надо изменить некоторые названия улиц в честь людей, которые прославили наш город. Которые совершили подвиг, которыми гордится наша страна.

А почему остались незамеченными полные кавалеры Ордена Славы, которых вообще три человека в нашем городе? Нет даже ни одной памятной доски, посвященной этим людям.

Советская символика сегодня не соответствует действительности… Весь период существования советского государства сопровождался мифами, которые связаны с героическими подвигами людей, беззаветным служением Родине. Поэтому эта мифология и отразилась в названиях улиц.

А ул. Жданова? Этот человек причастен к массовым политическим репрессиям. От его имени давно избавились санкт-петербуржцы, а у нас до сих пор есть такая улица… А ул. Менжинского, руководителя ОГПУ? А ул. Куйбышева?

У нас есть улицы, названные в честь героев Гражданской войны.

Ул. Щорса. Помните, как мы в детстве все пели:

Шел отряд по берегу, шел издалека,

Шел под красным знаменем командир полка.

Голова обвязана, кровь на рукаве,

След кровавый стелется по сырой траве.

Ул. Чапаева. Василий Чапаев воевал героически, но он не был такой иконой, которую из него сделали впоследствии представители советской власти.

А улицы Котовского, Фурманова? Советская власть всегда нуждалась в подпитке за счет легенд и мифов. Поэтому героический эпос, изначально придуманный, активно использовался в топонимике города.

Игорь Фомичев,

заведующий историческим отделом ВГИАМЗ.

comments powered by HyperComments



Поделитесь новостью в социальных сетях




Заметили ошибку в тексте?

Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter
Реклама