Блог. Алексей Пасынков: «Жар, щелочь, песок»

Автор 25/05/2016 | Просмотров: 704

В погожие прошедшие выходные с друзьями отправились на природу в район Медянкино. В очередной раз испытал острый приступ ностальгии при виде одиноко стоящего производственного здания на территории метзавода. Размышляя о текущих делах на автоматизме напомнил себе, что предоставлять читателям и зрителям информационный продукт мне приходилось не всегда. Свою трудовую деятельность я начал на «Надеждинском металлургическом» и то самое здание, что можно увидеть за училищем №54, было одним из этапов определения профессионального пути.

Погода порадует тебя редкой облачностью, отсутствием осадков и температурой воздуха в +28, если ты не в бригаде подготовителей сталеразливочных составов и тебе не выходить на смену «с трех».  Кстати, моя первая смена, в этом участке подготовки составов ЭСПЦ началась как раз в 15.00.

Особо не вдаваясь в технологию скажу: при помощи специальных средств производится разлив металла в изложницы, а дальше он формируется в слитки. За подготовку посуды под разлив и шамотной наборки, как раз и отвечают ребята из двора изложниц, так его именуют на местном сленге. После разливки в теплый день температура поверхности, где стоят спецы, может превышать сотню градусов, а посуда по показаниям тепловизора более двухсот. Конечно, показатели варьируется, все зависит от того, как быстро машинисты пригонят состав из консольного пролета в пристрой двора.

В огромном по площади помещении, которое смахивает на ангар, находятся 4 железнодорожных пути. Вся автоматизация здесь очень условна: краны, установка для подготовки глины, кое-где наличие сжатого воздуха для обдува и газовая установка для нагрева посуды. Остальная, как подразумевал неопытный я, технология здесь не может характеризоваться как передовая. Основные инструменты — ломы, лопаты и собственные руки, которые к концу смены закостеневали в суставах от усталости и нагрузки. С учетом выполняемых обязанностей условное разделение в бригаде было таковым:

— Газовщики (опытные подготовители, которые отвечали за эксплуатацию газового оборудования),

— Мусорщики (подготовители, которые отвечали за уборку поддонов и их ремонт для следующей разливки металла),

— Глина (подготовка глины для скрепления кирпичей),

— Катушки (футеровка центровых и постановка их на состав).

Как пришедшему на производство впервые, мне выпало второе: уборка поддонов от отработанного песка и лома шамота, разбивание старой наборки, по которой прошел металл и подготовка новой. Плюс пара более второстепенных задач. 8 часов смены и я выхожу в сторону бани по уши в песке, насквозь мокрым от пота.

Мне были выданы негорючие ботинки и новый жаропрочный костюм, аналогичный выдаваемым сталеварам и разливщикам стали. В плане рабочей одежды я был подготовлен, кисти рук отказывались воспринимать постоянную разбивку старой наборки. Первый «свинец» был встречен очень скоро.

Дело в том, что сталь с добавлением свинца оказывала на наши ж/д составы особое, в отличии от других маркок действие. Шамотный кирпич, остатки стали и все составляющие наборки становились монолитом, разбить который было нереально сложно.  Пальцы на руках «отнимались» после первой вытащенной из поддона стальной коряги. Мужики, как более опытные профессионалы, на марку внимания почти не обращали, разбивали вручную.

Однажды в ночь, на составе приехал огромный «козел». Металлурги поймут, что означает этот термин. В двух словах, во время разливки, определенная доза металла попала не в центровую (посуду), а прямо на состав. В итоге эту центровую приварило к поддону, а сама «конструкция» со стороны напоминала настоящий черный зиккурат. Обязанность устранения таких внештатных вещей лежит на тех же подготовителях. Поняв, что силами имеющегося у нас инструмента это не устранить из механослужбы был вызван резчик, который смог поставить точку в этом вопросе.

Мой наставник в профессии смотрел на процесс с ухмылкой.

— Представь, раньше, когда я начинал работать, у нас тут не было резчиков. Такое приходилось сбивать вручную, стальными клиньями и кувалдами.

Такие процессы, несмотря на полное обмундирование, были чреваты…  Помнится был жаркий июль и от воздействия раскаленных поддонов не спасали двое носков, одни из которых были шерстяные. Было двое штанов. И конечно жаропрочная куртка. Во всем обмундировании просто нереально было находиться в пекло на улице, а надо было в горячем цехе во время суперактивной физической работы. К концу очередной смены все делается на автоматизме именно от усталости. Капли пота выкатываются из-под каски и тут же испаряются.

По окончании обучения и получения корочки подготовителя сталеразливочных составов мне был присвоен третий разряд, заработная плата без больничных за полный месяц и вместе с авансом составляла 12-14 тысяч рублей. Когда работа на ученических условиях была закончена и ввод в профессию был пройден, это значение особо не изменилось. Всему причина — та самая разрядная система, но на деле объем выполняемой работы не был меньшим, чем у коллег. В перспективе всех «прелестей» деятельности я задержался там ровно на полгода.

Но отдаю дань уважения тем людям, общий трудовой стаж которых без малого составляет 20 лет, а то и более. Бригада, привет!

comments powered by HyperComments



Поделись новостью в социальных сетях




Заметили ошибку в тексте?

Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter
Реклама

Новости Серова в вашем почтовом ящике. Еженедельно.

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными материалами www.serovglobus.ru.

Никакого спама. Все только по делу. Обещаем.